Внеклассовое чтение | [Партийное строительство, депутатские группы и фракции. Часть 8]

Oper.ru
Dzen
RuTube
ВКонтакте
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая
Часть пятая
Часть шестая
Часть седьмая
Часть восьмая
Часть девятая
Часть десятая

Тема: Разбор книги Е. Малкина и Е. Сучкова «Политические технологии»

Дементий. Я вас категорически приветствую! Это «Внеклассовое чтение», с нами опять Семен Уралов, и мы продолжаем изучать очень интересную книгу. 

Семен Уралов. Да, политтехнологии. Дементий, мы добрались в специализированную часть. С выборами разобрались, теперь специальные отрасли знаний.

Сегодня – партийное строительство. Это важнейшее направление. Выборы происходят время от времени, а субъектами выборов так или иначе являются партии. Наверное, нам нужно [рассказать], что есть партия как таковая. Даже по-английски, part – это «часть». Подразумевается, что партия – это часть общества. Идея партии появилась давно: как появилась политическая борьба, так появились и партии, в XIX веке, когда началась борьба за всеобщие права.

Идея партии связана с идеей массового политического права, что мы все обладаем голосом. Раньше политическим правом обладала только аристократия, [потом] случились буржуазные революции, буржуазия получила чуть больше прав и начала влиять. В конце XIX – начале XX века революции – это борьба за то, чтобы народные массы могли влиять на политику. В ХХ веке партии превратились в инструмент массового представительства. Человек не может сам быть во власти, он должен через что-то в это прийти, и партии – это такие организации.

Д. Организованные люди. 

СУ. Да, организованные люди, живущие безотносительно выборов. В момент выборов они консолидируются, но в остальное-то время они тоже живут. Партийное строительство – это процесс между выборами. Партия живет своей жизнью, в момент выборов консолидируется, переходит к работе в штабном режиме, становится шире (там появляются политтехнологи, еще кто-то). Выборы заканчиваются – и партия переходит жить в более спокойный режим. Это и есть партстроительство. Оно не связано с выборами, с работой политтехнологов, но очень сопутствует этому. Поэтому очень важно.

Партстроительство в современной России

[Есть] разные типы партий. Авторы предлагают квалифицировать политические партии, выделить идеологические, научные и просветительские.

  • Одна из задач, решаемых партией, – это внедрение идеологии; 
  • Политическая безотносительная задача – это приход к власти;
  • Управленческая задача. После того, как представители партии пришли к власти, они становятся властью, но партия всё равно на них влияет;
  • Кадровая – постоянная подготовка смены;
  • Электоральная – [действующая] во время выборов. 

Как [авторы] видят эффективную партию?

С нашей точки зрения, наиболее правильным и перспективным подходом к партстроительству является создание партии как эффективной избирательной машины. Все действия по созданию, укреплению и развитию партийных организаций и партийной структуры осмысленны лишь тогда, когда они изначально нацелены на выборы. Любой другой подход обречен на неудачу.

(Здесь и далее: «Политические технологии», Е. Малкин, Е. Сучков)

Это западный подход, мы должны это сразу обозначить. Это западный подход, когда партии являются только инструментом прихода к власти, а потом власть живет по другому принципу. Советский подход: партия есть власть. А здесь партия – это организация, которая приводит тебя во власть, а дальше ты остаешься ей должен, но начинаешь [развивать] и свои отношения.

Объективно реализовалась следующая модель политической партии: у партии есть политические лидеры («держатели» положительного образа). Это ряд лиц. 

Д. Самые узнаваемые. 

СУ. Узнаваемые и влиятельные. Очень часто [лицо] бывает неузнаваемое, но влиятельное, и тоже входит в эту группу. 

Дальше, группа влияния в регионах. Партия может быть не очень влиятельная на федеральном уровне, но конкретно в регионе – огого. Сейчас, в принципе, партия власти. Но мы видели: был губернатор ЛДПРовский, например, которого сносили на Дальнем Востоке.

… пора переходить от массовых политических партий к кадровым, состоящим из группы федеральных лидеров и небольших, но влиятельных групп лоббирования в регионах. 

Что они писали 20 лет назад, то и произошло. В России, в принципе, произошёл переход от массовых партий к партиям профессиональным, где есть функционеры, занимающиеся своим делом. Массы им не нужны. Мы не видим никаких митингов, массовых работ. В этом смысле партии пошли по описанному пути. Как они видят цель эффективного партийного строительства? 

Конечным и главным продуктом партстроительства является партийный активист […]. Осуществить партстроительство на отдельном избирательном участке означает найти партийного активиста (активистов), постоянно «обслуживающего» данный участок […]. Накрыть сетью партийных активистов весь регион […] в стране означает накрыть сетью партийных активистов всю страну.

image 3

Если вы профессионалы, занимаетесь партстроительством, то вы должны помнить, что ваша цель – это конечный агитатор. Вам нужны те, кто будет общаться с людьми.

Д. Уместно вспомнить двадцатипятитысячников. Партийные, по всей стране.

СУ. Да, это принцип ячеек, сетевой организации. Считается: «я начальник, мне нужны другие начальники поменьше». Так начальники уйдут в начальники, партия получится пустая. Нет, нужны активисты, привязанные к конкретной деятельности, а начальники образуются из них. 

Партийное строительство и выборы

Чем больше будет тех самых партийных активистов, подготовленных в межвыборный период, тем проще это перестроить в сетку непосредственно предвыборных агитаторов. Исповедующему этот подход [будет легко] превратиться в штаб. Раз, и сеть развернута.

Когда мы говорим про партийное строительство, нужно [иметь в виду] не только известные, большие бренды. Это любая сетевая организация. Очень часто бывает, что в регионе есть благотворительная организация, много людей на местах. Но они очень быстро превращаются в прототип партии. Какая разница, что она была благотворительная? Ты её насыщаешь деятельностью, и люди, кроме всего прочего, превращаются в агитаторов. А сеть была все эти годы, люди этим занимались.

При грамотном подходе, при правильном партийном строительстве выборы будут выщелкиваться. Ты будешь сразу заходить на выборы с гарантированным бонусом 20–30% рейтинга, и тебя никто особо не перебьет.

Составляющая партийного строительства:

  • Определение партийной идеологии;
  • Правильная постановка работы с функционерами, активистами и сторонниками;
  • Партструктура и обеспечение устойчивости. 

[Авторы] предупреждают, что вопросу партийной идеологии посвящены сотни книг и монографий, но:

Сразу хотим предупредить читателя: если вы серьезно собираетесь заниматься партстроительством в России, 99% этого научного богатства вам не понадобится.

Партии деидеологизированы. По большому счету, есть две идеологии: «текущее настоящее» и «советское прошлое» (для тех, кто не согласен с текущим настоящим). Как и на Украине на самом деле было две идеологии: кому отдаться, Западу или Востоку. В России тоже не много особой идеологии. Надо говорить не об идеологии, а об образе партии.

Как и положительный образ, партийная идеология носит объективный характер. На уровне стереотипов массового сознания она существует еще до всякой партии. Партия лишь подымает флаг. И если лозунги на флаге лягут на реально существующие стереотипы – процесс партстроительства можно считать запущенным.

В обществе есть люди, симпатизирующие социалистическим идеям: безотносительно того, есть партия или нет. Тот, кто первый поднимет флаг и докажет, что он настоящий, сразу получит все симпатии. В этом феномен всех т.н. «левых блогеров», которые потом оказались иноагентами, того же Рудого [выполняет функции иноагента]. Есть запрос на социальную справедливость, а он молодой, активный, какая-то часть симпатий есть. 

Д. Он говорит то, что хотят услышать. 

СУ. Идеология существует в обществе безотносительно партии. Она растворена в массе ожиданий, стремлений, рекламе. Что есть идеология? Как политтехнологии ее определяют? В идеологии есть три составляющие.

Первое – систематизирующая идея (в какое светлое будущее ведет данная партия). Центральная систематизирующая идея, [например], «землю – крестьянам, фабрики – рабочим». Сформулировано идеально.

Второе – момент силы. Важнейшая вещь, представленная в идеологии во многом невербально, т.е. насколько то, что мы говорим (систематизирующая идея) возможно, реалистично. Можно быть как Явлинский в начале 90-х: вроде умные вещи говорит, но это никакого отношения к реальности не имеет. Момент силы – это то, что даёт один из наиболее мощных побудителей присоединения граждан к партии. Объединившись, мы представляем большую силу. Это момент единения, момент желания объединения в массу. У идеологии должен быть момент силы. 

Третье – это, конечно же, образ врага. Это тоже обязательная вещь, но самая простая. На негативе работать всегда проще, но с этим чаще всего перебарщивают. 

Когда работаем с идеологией, есть одна идея, момент силы (почему мы мощные) и враг. Этого достаточно. Это, конечно же, суррогат идеологии. Очень часто бывает, что негативная идеология сначала движущая. Например, Февральская революция была чисто негативная (снести царя), и все были в этом объединены. Но негативная идеология тоже очень часто становится движущим фактором.

Д. Желающих-то много. 

СУ. В политической позиции допустима определенная гибкость, партия может её менять, иногда на противоположную.

Недопустима лишь одна вещь: позиция, разрушающая системообразующую идею.

Что бы вы ни делали, никакая гибкость позиции не должна противоречить основной систематизирующей идее, иначе вам конец. И второе:

Весьма опасна и рыхлая, неоднозначная позиция: она ставит под удар момент силы.

Это проблема всех интеллигентствующих политиков: и да, и нет, и нет, и да… Нет момента силы. Позиция должна быть чёткой. 

Важная вещь: реальная идеология партии определяется не программой. Напротив, программа определяется идеологией. Многие люди начинают писать программу, исходя из «давайте мы всё расскажем». Нет, вы идею должны разложить, исходя из реальности, а не придумать «за всё хорошее, против всего плохого».

Идеологические типы российских партий

Есть традиционные: левые-правые. Это очень условная шкала. Политологи выделяют и такие, и другие партии, [например], партии крупного капитала. Можно этих партий выделять сколько угодно. Авторы предлагают политтехнологическую квалификацию партий (как с ними работать с точки зрения политтехнолога). Они определяют, что есть три типа партий:

  1. Партии идеологизированные, где есть главная идея. Компартия – одна из ярких представителей;
  2. Партии лидерского типа, где есть одна-две ведущие фигуры;
  3. Бюрократические партии.

Это чистые виды, но они где-то пересекаются. Это предложение деления на плохое и не хорошее. С прикладной точки зрения оно очень понятное. Понятно, как с каждой из этих партий работать.

[Например], идеологизированная компартия. [Авторы] напоминают, что был в своё время «СПС», после сдувшийся, но сейчас вылезли новые люди, новая правая партия. Получается, что на идеологическом широком фронте есть левый и правый фланг, и всем надо между ними самоопределяться. Но он очень условный. Мы еще посмотрим, что будет из себя [представлять] ЛДПР без Жириновского.

Д. Он лидер был, лицо партии. 

image 4

СУ. Да, это была партия лидерского типа, а сейчас у неё новый лидер, Слуцкий. Очень влиятельный с точки зрения власти. Я так понимаю, богатый, влиятельный человек, но больше наследник не-лидерского типа. Получается, будет трансформация из партии лидерского типа в партию более номенклатурного типа. Интересно, как эта трансформация пройдёт и как на ней это скажется. Жириновский своё предприятие создавал ещё с 1988-го.

Д. Все знают, что Жириновский – это лицо партии. 

СУ. Он и есть партия.

Вечная борьба раскола левого фланга. Было одно ядро левое, компартия. Сначала была попытка создать партию «Родина», которая подвинет, расколет левых, потом «Справедливая Россия», типа социалистическая партия.

Д. И названия такие доходчивые: «справедливая». А кто не за справедливость?

СУ. «СР» – это аллюзия к дореволюционности. Тут «Справедливая Россия», а там социал-революционеры. 

Раз идеологизированные партии появляются только на левом фланге, это говорит о том, что никакой другой идеологии, кроме левой, в обществе нет. Другой вопрос, что она не массовая. Но идеологизированные остались только на левом фланге. На остальных флангах их ничтожное количество. Условные монархисты могут быть активны в медиа, но это не значит, что их поддерживают.

Партии лидерского типа – приводят пример ЛДПР. Если говорить про историю, «Яблоко» когда-то звенело. Это была попытка сделать либеральную партию лидерского типа. Явлинского как боксёра позиционировали. Ты знаешь, что он львовянин? 

Д. Со Львова?

СУ. Да. Пример советской и еврейской интеллигенции, как Михаил Фридман, например, из «Альфа-групп». Гоша Куценко тоже львовянин. Это советская интеллигенция из очень приличных семей. Они закончили там школу, а потом перебрались в Москву делать карьеру. Пока Чубайс молодой был, он тоже транзитом в Ленинград через Львов приехал. Но дело в том, что эти города – Рига, Львов – были самыми крупными городами на Западе, где было очень много развитой радиотехнической промышленности. Научно-техническая интеллигенция со всего Советского Союза, образованные люди, все эти фридманы, явлинские – это всё их потомки. Львов, там что? Автобусный завод, троллейбусный завод, авиаремонтный, погрузчики, два завода телевизоров («Электрон», «ЛОРТА»), и еще масса других менее известных. Рига: радиотехника, РАФ, высоконаучные [производства].

Д. Не калоши. 

СУ. Кадры советские, со всего Союза. Естественно, очень много евреев. В 2000-х я время от времени встречал Явлинского на площади Рынок во Львове, он проводил там новогодние каникулы, любил гулять. Там красивый центр города, нечто среднее между Петербургом и Выборгом.

Д. Типа «наша Европа». 

СУ. Как Выборг: ты приезжаешь и видишь, что центр не русские строили. Во Львове та же история. Там строила…

Д. Польша.

СУ. Австрия скорее. Там какая интересная история со Львовом: там есть часть, построенная местными богатыми людьми (всё равно это были поляки) – это польская архитектура. Жилые дома. Но так как Львов был региональным центром Австро-Венгерской империи, там было очень много имперских зданий. Как Адмиралтейство в Питере. Не сравнить по масштабам, но во Львове очень много было [огромных] австрийских имперских зданий.

Одно из таких зданий, Дворец Потоцких, был в фильме «Три мушкетёра». Самое начало, когда Д’Артаньян к де Тревилю приходит, «Шпаги наголо, дворяне», и смотрит из-за решетки. Этот дворец снимали во Львове, это дворец очень влиятельных магнатов Потоцких.

image 5

Д. Да-да-да, типа Франция, Европа. 

СУ. Там много имперских зданий. Потом, допустим, резиденция кардинала Ришелье, куда он приходит в шахматы поиграть – Дом ученых. В стиле барокко, очень интересная архитектура, не похожая ни на какую другую.

К чему я это говорил? Я говорил про Явлинского, про партию лидерского типа. Это пример интеллигента до мозга костей, выросшего в Советском Союзе и реализовавшегося в советской политике. Это была попытка на фланге либералов сделать партию лидерского типа: вот «Яблоко», вот он боксером был (он был действительно боксером в студенческие годы, насколько я помню). Но не склеивалось. Ни дикции… не был он лидерского типа, не получалось у него.

Д. Не Владимир Вольфович, на броневик не запрыгнет. 

СУ. Не получалось, да. И не получается на правом фланге партия лидерского типа, не выходит. Когда-то думали, что может быть генерал Лебедь станет такой фигурой: правый, православие, самодержавие. Не знаю. Земля ему пухом, уже нет фигуры. 

Основы работы с партийными функционерами, активистами и сторонниками. Самое главное, в их голове нужно отделять. У людей всё перемешано.

…хорошие функционеры получаются из людей, ориентированных на политическую карьеру.

Это очень важная вещь. Часто на функцию политических функционеров берут просто менеджеров, людей, заточенных на выполнение. Нет, хороший функционер заряжен на карьеру, он хочет этого. Недостаточно [быть] просто хорошим организатором. 

Д. Плох тот солдат, который не хочет быть генералом.

СУ. Так оно и есть. Несколько подходов к созданию сети функционеров:

Функционеры назначаются из сотрудников базовых организаций, которые контролирует руководство партии. Это могут быть административные структуры.

Это легко и быстро. Есть бизнес, чух – назначили всех: «Так, ты руководишь продажами, будешь начальником. Ты откуда родом, из этого района? Будешь там начальником партии». Тупиковый подход, быстрый, но тупиковый. 

Второй подход – создание сети функционеров через привлечение к партии уже имеющихся в регионах публичных политиков

Это франшиз-привлечение. Сейчас партии структурированы, но принцип работает. Заходишь с партией и присматриваешься, кто тут буйный, кто активный. Начинаешь с ними вести переговоры, а потом мы видим в новостях: такой-то вступил в такую-то партию и ячейку. Это фактически переманивание буйных на месте.

Третий подход реализуется, когда партия создается путем объединения нескольких уже существующих политических и общественно-политических организаций.

Самая геморройная часть. Соберутся пять атаманов…

Д. Лебедь, рак и щука.

СУ. Это капец. Напоминают важную вещь:

… чтобы количество неудачных кадровых решений не превысило опасную черту, за которой партия перерождается в бюрократическую организацию или становится бессильной перед внутренними конфликтами.

Это правда. Оно может разрушиться изнутри, партийная материя очень тонкая. Люди мотивированы не только деньгами. Партия не может быть «только деньгами», тогда это бизнес-структура, тогда не будет партии. Власть – это очень тонкая материя, ее нужно поддерживать. Она между нами живёт. Мы пьём, например, чай перед записью (ты, я, Дмитрий Юрьевич), обсуждаем всё мирно, но тонкие отношения власти всё равно есть. На выборах то же самое, всё равно есть тонкая чуйка власти. Люди, идущие в партию за карьерой, на это ориентированы, у них есть чутье. Как говорили, «типаж комсомольца» в советские времена – человек с чуйкой власти, желанием… 

Д. Он понимает, что может дальше [пойти]. 

СУ. Да, у него внутри это есть, я это очень хорошо помню в школе. 

Д. То что мы видели в сериале «Пацаны»

СУ. Вам нужно поймать активистов, это самое важное. Вам нужны неугомонные люди. В нашем обществе есть неугомонные люди. Это не хорошо и не плохо, они есть в любом обществе. Это и есть потенциальные активисты, ваши главные люди, ради них вы всё делаете (если делаете ответственно). Если вы просто хотите быстро избраться, обращайтесь к политтехнологам, вам всё [быстро сделают]. А если длинный путь, тогда нужны активисты.

С активистами важны четыре этапа:

  • Обозначение активиста. Всегда нужно делать ситуацию, чтобы проклёвывались новые люди. Нужно, чтобы они обозначились;
  • Фиксация активиста. Как только он объявился, позвонил, ещё что-то сделал, задача сразу его зафиксировать. «Не-не-не, ты куда, стой, приходи каждую пятницу». Чаще всего позвонят: «Да-да, спасибо, спасибо». Нет! Лучше сразу перезвонить ему, а потом ещё и в телеге [написать].
  • Вербовка активиста. Хорошо зафиксированный активист не нуждается в вербовке, но имеется в виду вовлечение в деятельность. Человеку должно стать интересно. Самая главная вещь, которой страдают все наши партии и общественные организации – они страшно скучные. Как нас учил покойный мэр Харькова Геннадий Адольфович Кернес? «Миша, не делай такое скучное лицо, тебе никто денег не даст». Наши партии чаще всего очень скучные, даже неугомонные люди от них отваливаются. Если всерьёз работать с активистами, нужно серьёзное направление культмассовой работы, чтобы людям было осмысленно и интересно. Не просто с ними ужинать, а строить коллектив. 
  • Намагничивание активистов. Это профессиональный термин, можно заменить его словом «идеологизация». Это то, чему нас учили в школе политинформации раз в неделю. С активистами должна быть постоянная идеологизация. Активисты – это не агитаторы, делающие [работу] за деньги, не рекламные агенты. Это вы. Это продолжение вас. Чтобы они были продолжением вас, вы должны быть на одной идеологической волне. Процесс намагничивания должен быть постоянный.

Если обозначился активист – поймали, один раз фиксацию проводим, вербовку (включение в деятельность). Я бы называл это интеграцией. А намагничивание постоянное, надо придумывать постоянные формы: совместные просмотры фильмов, времяпрепровождение, поздравления вовремя с днём рождения и тому подобное. И никаких денег для этого не надо.

Второе – это сторонники партии. Активисты – это активисты, сторонники – это сторонники. Есть активные сторонники, вступившие в партию.

Активисты могут быть разные. На округе может быть экологический активист, даже не связанный напрямую с партией, но так как это твой человек, тебе с ним сотрудничать, то лучше его забрать в партию. Лучше он будет активным депутатом районного совета, чем его кто-то подберет.

В чём проблема с обобщенными навальными [выполняет функции иноагента] – они собрали за 15–20 лет активной работы кучу активистов. В России были активные люди, занимающиеся чем-то на месте, они к ним подкатили: «Давай к нам». Обозначили, зафиксировали, завербовали и намагнитили. Всё. Эти активисты не были против государства, они просто были, а ими никто не занимался.

Есть активные сторонники и сочувствующие. Сочувствующие должны постоянно получать сигнал. Они должны видеть, что вы с ними. Постоянно должна идти рассылка. Рассчитывать на их активную позицию бессмысленно, они могут только сочувствовать, но в них нужно всегда поддерживать чувство сочувствия. Чтобы не забывали, включать в группу, СМСочки слать: «Мы с вами». Потом придут, проголосуют. 

image 6

Основные формы [работы] со сторонниками: выявление регистрации и касание. Касание – это профессиональный сленг, [когда ты постоянно] напоминаешь о себе.

Партструктура

Подходов много. Структура, как и любая другая, должна иметь основу. Если нет основы – это иллюзия, нарисованная в голове, этого не существует. 

Д. Фундамент.

СУ. Фундамент – это активист, отвечающий на работу за избирательном участке, парторганизатор. Всё разбито на избирательные участки, и опорный человек там – это и есть низовая единица структуры. Если нет этой ниши, то настраивать что-то выше бессмысленно. Часто бывают городские штабы без активистов. Почему часто бывает, что выборы – это бесконтрольное разворовывание денег? Создаются пустые структуры. «Нам нужны штабы городские? Давайте, рисуем клеточку. Нарисовали – сколько нам нужно в эту клеточку? Миллион. Пишем – миллион». Всё, дело сделано. Но там ничего нет, это просто клеточка, в которой написано, что нужно сделать. А когда ты начинаешь двигаться от того, что есть избирательные участки, это и есть реальность. Тогда можешь надстраивать вышестоящие структуры. Нужно по-другому смотреть. Когда ты сверху, инвестор, ты смотришь сверху пирамиды. Не надо так делать. 

[Авторы] перечисляют основные направления деятельности: оргмассовая и агитационная. Напоминают, что если у региональной партийной организации слабое оргмассовое направление, то на выборах она нафиг не нужна. Это тоже чистая правда. Сейчас в России с партией власти такого нет. Но много раз бывало: на место приезжаешь, а ничего там нет. Есть помещение, пара депутатов с корочками, документы, и всё. А кто есть – городские сумасшедшие, прилипалы. Лучше бы их не было. 

Нафиг посылается эта официальная структура. Она делает официальный штаб, никому не нужный, им даже дают деньги, чтобы они имитировали деятельность и не лезли в работу реального штаба. Часто бывает, что партия – это фикция, фактически фирма. 

[Авторы] говорят, что первым делом нужно [помнить] о принципах контроля качества региональной партийной структуры. Если нет постоянного контроля качества, вы ничего не поймете, как партия сразу разрушится. Параметры контроля: дееспособность организации и стабильность. Если она не выполняет простейшую задачу, типа «расклеить листовки», то партии нет. Что бы ни было нарисовано. Часто приезжаешь: «Сколько у вас членов партии?» – «Да в каждом районе 500–800». По документам – пара тысяч человек в области. Ты: «О! Пара тысяч человек, расклеят 50 тысяч листовок, какие проблемы?» Ты вгружаешь задачу, а никого нет.

Д. Мертвые души.

СУ. Даже не приехали забирать листовки. Политтехнолог приехал, посмотрел на эту мёртвую партию, сразу сказал, что она мёртвая. Но заказчик, три года плативший за мертвые структуры, в это не верит. И политтехнологу приходится делать тираж в 50 тысяч газет и запускать, чтобы заказчик увидел, что структура мёртвая.

Д. Что весь тираж остался на сборке. 

СУ. Пройдет куча времени, потратится еще куча сил и денег. Политтехнолог сразу увидел, что структура мёртвая. Ты сразу донес заказчику, что она мёртвая, объяснил на пальцах, на схеме, но ему-то обидно эту мысль признавать, он платил за нее 5 лет, ему отчеты носили. 

Д. Король-то голый. 

СУ. Понимаешь, как это обидно? И очень многие упираются до последнего: «Нет, в моей партии все активисты верные как один…», а потом оказывается, что проголосовало меньше, чем членов партии по спискам. 

Партия – это очень двоякая история. С одной стороны, она необходима: все выборы устроены через партии, это привод власти, а с другой стороны, они могут выступить очень серьёзной обузой и помешают прийти к власти. Партия партии рознь. Проще обратиться к профессионалам, которые проведут краткую инспекцию.

Д. Типа аудита. 

СУ. Да, загрузят какой-то небольшой задачей. Хороший пример сейчас приведу.

Есть три важнейших базовых направления (финансовый за скобками): агитационное, медийное и информационно-аналитическое сопровождение. В каждой партии есть информационно-аналитический отдел, там минимум 1–3 человека, пишущих отчеты. Ставишь им очень простую задачу: «У нас выборы, пожалуйте информационную аналитику по всем округам: кто живёт, кто самые авторитетные люди, кому принадлежат рынки». Даёшь вводные задания: «Вы же информационно-аналитический отдел, вот вам три дня, подготовьте аналитичку, а я пошёл». Ушел, через три дня возвращаешься – понятно, есть аналитический отдел или нет. По полученному документу понимаешь. Если нет, то говоришь заказчику: «Нет, это не информационно-аналитический отдел, мне нужен нормальный отдел». Таким образом приходится подменять неработающие элементы работающими. Любой заказчик – кандидат. Он [живет] логикой: «Вы уедете, а нам здесь жить». Это вечная логика. Вы приехали как бременские музыканты, «мы к вам приехали на час», и уехали, а мы тут живём. Они любят приклеить свои кадры к местным политтехнологам, чтоб те учились, присматривались. Это нормальная тема. Это действительно хорошо. Но когда слишком много местных, которые слишком сильно тупят… на выборах нельзя тупить.

Д. Время терять нельзя. 

СУ. Нельзя терять время. Они просто посылаются нафиг. Очень часто бывает: «Они привыкли [работать таким образом], ну и что…» Слушай, политтехнолог работает столько, сколько надо. Надо 48 часов – значит, 48. Надо 64 – значит, 64. А когда человек привык работать с 9:00 до 18:00 много лет, у него дети, тренировка, собака, то какие претензии? Посреди штаба берет и уезжает. 

Д. Он активный, но до 18:00.

СУ. Как я шучу, революция с перерывом на обед. Оно так не канает. Вы можете мне что угодно рассказывать. Даёшь техническое задание на билборд – пожалуйста, вот слоган, цвета кампании, через 3 дня приносите билборды. Тебе приносят, и ты видишь: либо это профессионально, либо это сеятель, разбрасывающий облигации. Весна покажет. 

Процесс зачистки местных, либо, наоборот, интеграции, неизбежен. В штабе, например, 200 человек по области, но не все они приедут. Приедет максимум 10–15 специалистов.

Управление и планирование работы партийной структуры

Планирование может быть только плановым. Этим партия отличается от штаба. Если не будет плана, всё развалится, и останется пустышка. 

Вкратце, как устроена партия, оргструктура: есть съезд (высший орган власти), есть совет (аналог ЦК КПСС), есть политсовет (аналог Политбюро ЦК КПСС). Это и есть управляющая структура. Есть исполком: те, кто непосредственно рулит управлением партии. Ещё всегда есть контрольно-ревизионная комиссия. Это тоже очень важная вещь. [Вспомни] баталии большевиков после прихода к власти: кто контролирует контрольно-ревизионную комиссию, тот очень много чего контролирует. Это внутренняя партийная прокуратура. Она на то и контрольно-ревизионная, что в партию может везде залезть, [увидеть], что происходит и как. 

У любой партии есть несколько уровней власти. Съезд – высший орган власти, но он очень редко собирается. Политсовет (вернее, совет партии) – это аналог ЦК КПСС. Туда тоже входит много людей, и он тоже редко собирается. Политсовет (как политбюро) – это рулящие люди. У любой партии политсовет может по-разному называться: где-то политбюро, где-то политсовет. Обычно до 10 человек. На них и надо ориентироваться.

image 7

Они формируют исполком, а исполком – это руки и ноги любой партии. В советской партии называлось «секретариат», сейчас чаще всего называется «исполком». Это менеджеры партии. Когда вы выстраиваете свою работу, вы понимаете, что это политические бонзы. Всё оно воспроизводится на каждом уровне ниже: как есть на федеральном уровне, точно так же есть на областном уровне. Есть и региональный политсовет.

Смотрите фамилии – если партия власти, там чаще всего [есть] губернатор. Но есть же не только партия власти, есть и другие соседние партии. Посмотрели политсоветы партии и поняли, каков контур элиты региона. Все данные открыты. Потом смотришь – что это за фамилия интересная, армянская? А, так это директор рынка в политсовете партии, всё нормально… У меня просто был конкретно такой случай: я не понял, как в одной древнерусской области в политсовете партии [такая фамилия] затесалась. На Краснодаре их много, ещё где-то много, а тут практически нет. Как так? А вот, директор рынка. Он не мог не войти в партию, он депутат горсовета. Сначала стал депутатом горсовета, потом его заманили в партию, он пришел в партию… уважаемый человек, конечно же, пойдешь в политсовет. Хотя ему сто лет это не надо. Так это устроено. Всегда анализируйте, как устроены партии, их кадровый состав вплоть до района. Возможно, вы даже в районе поймёте, кто кому Рабинович.

Подробный разбор того, как это работает, не буду [оговаривать]. Тут схемы, как выстроить работу руководительного исполкома, предлагают идеальную структуру его блоков: блок по строительству, информационно-аналитический, административный, финансовый…

Если руководитель исполкома – техническая фигура, исполнитель, то председатель исполкома – это чаще всего фигура политическая. Он один из политсовета, из этих бонз. Как премьер-министр. Ему делегировали административную власть в партии, у него своё направление. 

Последовательность действий при создании партии

Подробно: какие этапы нужны, типовые внутренние конфликты, кризисы роста.

Очень часто руководство, желая минимизировать потери, бесконечно затягивает с решениями. В результате главным содержанием деятельности партийных функционеров становится внутренняя борьба и интриги, а работа с активом и сторонниками партии начинает восприниматься как нечто несущественное, отвлекающее внимание от главного.

Это то, от чего умерла КПСС. Внутренняя борьба стала самоцелью, а работа с активом [остановилась]. 

Главный критерий разрешения любого конфликта: выживать должны не самые удобные и преданные, а самые сильные и работоспособные.

Они идеалисты, но это правда. Когда возникают такие типичные партийные конфликты?

…когда руководство, исходя из соображений, далеких от публичной политики, начинает в своих действиях отступать от партийной идеологии.

Это обычная вещь: «здесь мы так, здесь мы эдак». 

Если партия состоялась и имеет устойчивый контингент активистов и сторонников, она обязательно будет ограничивать свободу маневра своих политических лидеров.

Это очень важная мысль. Когда ты набираешь исполнителей, они тебя полностью слушают, либо тебе поклоняются (как в секте). А в партию ты привлекаешь активистов, людей с активной позицией, очень неспокойных, заряженных. У них если будет мнение, они его не [замолчат]. Фильм «Премия» вспоминаем: они не успокоятся. 

Д. Там бригадир на партсобрании, скажем простым языком, дерзил руководству. 

СУ. [Авторы] выводят очень важную мысль:

То, что руководители партии вынуждены считаться с ограничениями, накладываемыми на них партийным активом и сторонниками, является безошибочным признаком того, что партия состоялась.

А если ваш партхозначальник никаких ограничений не испытывает, то это не партия, а коммерческая организация. Не надо путать. Партия тем и отличается, что там активный человек может по своей линии достучаться и выразить мнение. Если этого нет, то это просто ООО под брендом «партия». Да, называется «партия», ну и что? Много чего называется, у меня на заборе написано… а там дрова. Как в анекдоте.

Партстроительство депутатской фракции

Происходит момент получения власти – образуется фракция. Не все получили мандаты, только часть людей. Получается, что партия представлена во власти, но вполне конкретной организацией. Это конкретные люди. Их немного, но они составляют какую-то часть.

…во взаимоотношения между партией и ее фракцией органически вмонтирован конфликт, корни которого растут из противоречия между «элитной» и публичной политикой.

Это то, что мы всегда говорим про тайную работу «трансформатора». Фракция – это люди, запущенные за кулисы власти. Они попадают в Горсовет, начинают общаться внутри бюджетной комиссии. Это вовлеченные люди. Конечно же, партия отчасти теряет над ними контроль. Опять же, партийцы – это люди активные, заряженные. Естественно, есть элемент соперничества, зависти. «Те получили мандаты, а мы почему не получили?» За ними пристально начинают следить: «А что вы там мутите?»

Д. Ждать, когда вы споткнетесь.

СУ. Образуется фракция: вроде партия, но не партия. Это элемент входа во власть. Очень важная вещь: чтобы позитивно работать в любом парламенте, в любом совещательном органе, [нужен] чаще всего некий поиск компромиссов. А что такое суть любого компромисса? Это отступление от неких идеологических канонов. Я от чего-то отказываюсь, чтобы чего-то достигнуть. У работы любой политической фракции есть эта проблема – после какого компромисса начинается предательство идеологии? Где те самые «на полшишечки», если так говорить? [Авторы] напоминают: например, компартия была в оппозиции к Ельцину, но в 1998-м году, когда было правительство Примакова, участвовала в создании правительства.

Д. Сделали сальто. 

СУ. При этом президент Ельцин, и премьера он признаёт. Такие бывают истории.

[Авторы] напоминают, что есть два подхода к формированию партийных списков. Самая главная борьба – это борьба за партийные списки, за тех, кого отправят во власть. Понятно, что сейчас политикой занимаются в основном обеспеченные люди. Если нет капитала, то нет времени этим заниматься, ты вынужден крутиться как белка в колесе. Но даже среди тех самых обеспеченных людей всё равно есть конкуренция.

Момент формирования списков (кто пойдет в самую власть и станет фракцией) – это самый острый момент во внутрипартийной борьбе. Самое подковерное: кто займёт первое место, кто второе. От этого потом всё будет зависеть, это самый яркий момент. Фракция потом будет сформирована. Фактически очень часто бывает, что люди избираются от партии, а потом эту партию кидают, переходят в другую, или никак не участвуют в этом. Мы это видим повсюду. Вопрос управления людьми, отправленных во власть – это самая сложная ситуация. Как только они туда попали (а если ещё какой-то жирный комитет получили!) – всё, человек начинает себя чувствовать выше крыши. 

Где брать ресурсы для партии? Спонсорская помощь – но это опасная вещь. Спонсоры будут хотеть своих представителей [внедрить] в те самые списки. Готовьтесь, что вы будете зависеть от этого. 

Д. Если они бизнесмены, то вкладываются.

СУ. Они просят место. [Еще есть] сбор членских взносов (слабое место) и финансирование под кандидата (это чаще всего получается). В начале партия живет своей жизнью. Потом на какой-то уровень выборов прорисовываются кандидаты, и становятся инвестиционным проектом. Под них собираются разные ресурсы. Не только деньги: медиа, реклама, много ресурсов нужно. Партия едет на этом. Талантливая партия едет на активных кандидатах, выращивает какое-то количество людей в городе, в регионе. Они сами по себе активные, буйные, их поддерживают, под них собирается финансирование. Активный кандидат понимает, что он без партии не может, они друг от друга зависят. А талантливый партийный продюсер, политтехнолог, склеивает эти два интереса, и всем получается хорошо. На этом, я думаю, эта часть завершена.

Д. Я совершенно этого не знал. Я знал, что есть партии, статистики, но что внутри… У всего есть своя кухня. Семен, спасибо. 

СУ. Будем продолжать. 

Д. Я, наверное, добавлю: кому интересно подробнее, тот добудет эту книгу и прочитает более подробно.

СУ. Так точно. 

Д. На сегодня всё.

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

2 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *