Словарь когнитивных войн | Убирия пытается сбежать из Украины

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 18 июня 2010 года

Ещё раз здравствуйте, уважаемые телезрители. 

00:25 Всё ещё продолжается пятница, 18 июня. Когда заканчивали мы выпуск прямого эфира программы «Правда», мы рассчитывали на то, что и в городе, а значит и в нашей стране, будут соблюдаться нормы законности.

Экстренное сообщение о планируемом побеге Убирии

00:47 Сейчас, в половине двенадцатого ночи, мы снова в эфире. Я в малой студии нашей телекомпании. Я выхожу, чтобы сообщить такую чрезвычайную новость. Судейское руководство нашего города, нашей области, вступив в преступный сговор с гурвицевским режимом, в том числе, конечно, и с так называемыми медиками из управления здравоохранения Одесского, изгои исполкома,

предприняли всё для того, чтобы позволить, создать условия для того, чтобы преступник, совершивший тяжкое преступление, я имею в виду Убирию, избежал наказания.

01:45 Что имеется в виду? Вы помните, что сегодня истекал срок 72 часа содержание под стражей в качестве задержанного Вахтанга Убирии, который нарушил половину статей уголовного кодекса, в том числе совершал действия, опасные для жизни многих, угрожал убийством, избил журналиста, превысил служебные полномочия и так далее, и так далее, и так далее.

02:17 Когда реально возникла для него угроза, что его возьмут всё-таки и привлекут к ответственности, этот трусливый хорёк, я буду выражаться теми оценочными категориями, которых не могу не употребить по отношению к этому человеку, трусливо забежал в больницу, где ему быстренько создали условия, и все вокруг бегали и рассказывали, что он вот-вот умрёт, он не может выйти из палаты, его нельзя довести до следователя, он не может дойти, тем более, до суда, чтобы выслушать характеристику своих поступков недельной давности. Воспрепятствовали работникам милиции так называемые медики в том, чтобы работники милиции доставили Убирию в суд для предъявления ему обвинения и для избрания меры пресечения.

03:12 В настоящее время мы имеем информацию о том, что судья заявил, а я говорю сейчас не просто о каком-то судье Мартышкине, и пусть меня извинит то ничтожно малое количество судей одесских, которые являются приличными людьми и судьями, но я не собираюсь извиняться перед подавляющим большинством негодяев, которые носят судейские мантии, во главе с руководством судейским Одесской области. Так вот, заявили, что дескать раз его не доставили, так вот и не можем ничего придумать, как бы предъявить ему обвинение, поэтому конвой снимается. Преступник, у которого изъято два пистолета, и неизвестно, сколько ещё у него хранится, преступник, который в любую минуту готов применить насилие, который неоднократно это делал, который неоднократно угрожал оппонентам, назовём так, в том числе и убийством, этот преступник сегодня, сейчас является расконвоированным.

Но и это ещё не всё. 

04:33 По имеющейся у нас информации, которой мы не можем не доверять, Убирию уже ждёт самолет для того, чтобы вывезти его из Украины, таким образом вывести его из-под ответственности по украинскому законодательству за совершённые преступления.

04:53 Всё бы ничего, и мы бы не особенно протестовали, и пусть летит себе к чёртовой матери куда подальше от нас. Как его принесло сюда, пусть так отсюда и несёт. Но дело в том, что мы прекрасно понимаем, что они его вывезут и тут же начнут кричать о том, что они спасли героя Убирию от репрессивных мер сегодняшней украинской власти.

Обращение к правоохранительным органам 

05:21 Я понимаю, мы журналисты, мы телевизионщики, мы можем об этом сказать людям. Государственная власть в лице сегодняшней милиции, в лице сегодняшней прокуратуры, в лице сегодняшней службы безопасности Украины, президентская власть, в том числе и в лице губернаторской власти в Одесской области, безусловно, как я понимаю, не должны позволить, чтобы это надругательство над законностью кто-то совершил. Ведь если Убирия не может из палаты по состоянию здоровья выйти для того, чтобы беседовать со следователем или с судьей, то как же он по этому же состоянию здоровья может благополучно куда-то там летать и улетать? Это первое.

06:15 Второе. Только неотвратимость наказания может гарантировать нам хотя бы надежду на то, что преступник, а в данном случае я говорю об Убирии, не совершит новое преступление.

Наверное, лучшим вариантом для всех нас с вами, одесситов, было бы, чтобы в этот самолёт погрузилась вместе с ним вся свора. Все эти гурвицы, кучуки, ворохаевы, прокопенки, штейманы и вся эта гнилая оранжевая свора.

Тогда, честно вам скажу, я бы первый, который сказал бы: «От винта и летите!» Но, к сожалению, этот нарыв, этот прыщ пока ещё здесь.

07:09 Итак, ещё раз. Сейчас, в это время, в эти минуты происходит очередная попытка гурвицевского режима вытащить, спасти, скажем так, очередного своего подельника, увезти, спасти его от ответственности.

07:30 Почему они это делают? Да всё просто и понятно. Убирия – это одно из звеньев цепи. И они понимают, что разорвётся одно звено ― рухнет вся эта цепочка. Кстати, когда сегодня шёл выпуск программы «Правда» и мы говорили о связи, о бандитских наклонностях одесского сегодняшнего режима, я просто забыл напомнить, потому что времени не хватило, может быть, я забыл напомнить, что Убирия – это ведь не только заместитель Гурвица, это ещё и заместитель Корчинского по партии «Братство». Убирия – это один из братчиков, один из националистов-фашистов, братчиков Корчинского, которые служат Гурвицу и сидят у нас с вами на шее. Вот какой это режим, вот кого они спасают.

08:34 А что касается… понятно, что ни один одессит не верил в серьёзность болезни этой, извините за выражение, Убирии. Не верил, потому что все мы прекрасно помним, и когда-то уже я об этом говорил, в том числе сегодня коснулся вечером этой темы. Я хорошо помню, Кучук болел, там в последней степени был рак. А как только исчезла опасность, что его возьмут и посадят в тюрьму, он так ожил, что уже потерял счёт украденным участкам земли и построенным домам. В том числе один из домов он вообще выстроил, как копию Одесского исполкома горсовета.

09:15 Это банда. Эта банда сегодня от нас и от закона пытается спасти одного из своих членов, одну свою часть.

Если Убирию сегодня арестуют, он откроет рот. Понятно, что быковать он может на свалке, а в камере он заговорит. Этого они боятся. 

Обращение к одесситам

09:43 Я не знаю, что предложить. Я не буду кричать: «давайте все поднимаемся, идём блокировать аэропорт», боже упаси. Не надо нам этого делать. Я хочу, чтобы мы с вами знали и понимали: сегодняшняя одесская власть, за исключением нескольких маленьких фрагментов, которые пришли после президентских выборов, сегодняшняя одесская власть, как самоуправление, как судейское, в значительной степени прокурорское, в значительной степени милицейское. Я имею в виду, что там много ещё осталось тех, которые бегали и говорили: «Чего изволите, Эдуард Иосифович?» Это всё ещё оранжевый режим. Мы должны это понимать, прекрасно знать, что

перед нами задача стоит очень простая: нам нужно от них избавиться.

10:40 Я не знаю, что мы будем с вами предпринимать в понедельник, во вторник, ну не знаю. Может быть, правильным было бы, нарушив закон, но выполнив норму закона о крайней необходимости, заблокировать эту мэрию и не пустить туда вообще ни одного сотрудника. Может быть, я сейчас не знаю. Давайте думать, давайте советоваться, давайте прикидывать. А сколько нас, которые кроме трепа на кухне, кроме пожимания рук на улице: «Молодцы, вы так деретесь там»? Сколько нас, которые способны в конце концов…?

11:19 Вот смотрите, кто-то скажет: «Да пускай он едет, ну чёрт с ним». Да нет, не чёрт с ним. Конечно, он должен понести ответственность. Вот так «чёрт с ним» ― и у нас по улицам ходят и продолжают ездить на машинах эти самые мажоры, которые убивают людей и которых власть сегодняшняя просто отпускает, освобождает от любой ответственности. Но это же правда.

Мы говорим: «Чёрт с ним», ― и каждого из вас обирают, обкрадывают. Каждого из нас обирают, обкрадывают в виде взяток, в виде вымогательства, в виде всяких там нагрузок эти чиновники.

Нет у нас другого выхода.

12:06 Надо думать, как подниматься против них, что делать для того, чтобы их свергнуть. И нужно помнить самое главное: может быть действительно не настолько важно, кто будет завтра руководить городом, это очень важный вопрос, но может быть не настолько это важно, сколько важно сегодня осознание того, что

этот режим, режим Гурвица, должен уйти бесповоротно.

Мы просто не имеем права, морального права, оставлять эти рожи нашим детям, нашим родным, нашим близким, нашим друзьям.

Эта портретная галерея должна сидеть в тюрьме.

Это чистая правда. Вот такие слова я говорю, хотя уже надо говорить «Доброй ночи».

12:59 Я не знаю, чем закончится эта сегодняшняя эпопея. Может быть, кто-то возьмет на себя смелость из работников милиции, в конце концов, и задержит не только Убирию ещё раз, но и его пособников: Якименко, врачиху (я сейчас не помню её фамилию, но мы покажем не только фамилию, а её морду, которая в этом центре Святой Екатерины керует [прим.: (укр.) — руководит] прикрытием этого Убирии. Мы их всех должны просто увидеть действительно.

Когда-то Гуриц говорил: «Ой, я хочу их всех увидеть в клетке». А я не хочу их увидеть в клетке. Я просто считаю, что это нужно сделать.

И когда они сядут в клетку, я на них смотреть не пойду.

Мне это неинтересно, противно смотреть на эти рожи. 

Вот такой сейчас спецвыпуск программы «Правда».

Что там, есть звонок? Мне говорят, что возможно, что кто-то позвонит. Ну что ж, не хочется на ночь глядя, конечно, разбирать такую тему, но куда деваться?

14:15 Смотрите, ещё раз, совершается преступление на глазах у всех. Преступник, который… Все понимают, это преступление. Только один милицейский руководитель высказал мнение, что, наверное, Убирия ещё и сумасшедший ко всем делам. Хотя тот же милицейский руководитель, я имею в виду Анатолий Бахчиванджи, он сразу сказал, что состав преступления полный. И это очевидно.

Он после этого пьёт, гуляет, козыряет. Как только ответственность ― бац! ― больной! Только чуть серьёзнее ― бац! ― он уже смертельно больной! И вдруг сегодня его уже начинают вывозить отсюда. Потом будут говорить, что мы такие-сякие, жестокие.

Да нет. Все мы прекрасно понимаем, что от сумы, от тюрьмы не зарекайся, но правда, с другой стороны, никто из нас и не ищет так старательно эту самую тюрьму, как искал тот же Убирия, как ищет тот же Гурвиц, как ищет тот же Ворохаев. Ну, Ворохаев уже один раз нашёл, так что ему дело привычное. Он там может мастер-класс проводить для сегодняшних исполкомовских, как себя вести, как парашютом закрываться там на параше. Они это знают всё. Ворохаев это всё уже прошёл.

15:45 Мы этого не хотим, мы нормальные люди, нам это не нужно. Но и оставлять, спускать это на тормозах нельзя. Если бы этот гад вышел привселюдно, вот этот самый Убирия, и сказал: «Люди добрые, извините, я был неправ, я дурак, я погорячился, я горячий сын кавказский, пятое-десятое». Если бы выступил тот же Гурвиц, сказал: «Всё, я приношу извинения за то, что у меня такой идиот попался в заместителях, я недосмотрел», хотя он всё досмотрел, он прекрасно знает, кто это такой, знает всю его биографию. Может быть, не все одесситы знают, так я расскажу.

Заочный приговор Убирии в Грузии

16:27 Десятого августа 2002 года в Грузии был вынесен заочный приговор Вахтанги Шалвовичу Убирия. Он был осуждён заочно, поскольку он находился в Украине (нас уже тогда осчастливливал), к 14 годам лишения свободы за то, что они незаконно лишили человека свободы и применяли к нему жестокие пытки. Вот, кто приехал сюда вместе с Гурвицем в 2005 году.

Мне скажут, так его же там награждали сами грузины. Да, действительно, в 2001 году, за полтора года до того, как он был осуждён, действительно…. 

Звонок депутата Вадима Колесниченко

17:14 Ну, это уже просто подарок для одесситов. Мне сейчас сообщили, что я смогу предоставить слово Вадиму Васильевичу Колесниченко, народному депутату Украины, фракция «Партии регионов» и председателю, если я правильно понимаю, подкомитета по вопросу увольнения судей.

ГВК. Вадим Васильевич, если вы слышите нас, добрый вечер, здравствуйте и прошу вас. 

ВВК. Добрый вечер.

ГВК. Вы, наверное, уже знаете, о чём идёт речь.

ВВК. Да, да, ситуация пренеприятнейшая, особенно если… Говорите.

ГВК. Да, да, я слушаю вас.

ВВК. Если учесть, что сегодня днем министр внутренних дел взял моё обращение по вопросу нарушения прав журналистов в Одессе и о четырёх случаях за прошлый год, когда с участием работников милиции и при участии этого же господина Убирии были совершены хулиганские действия в отношении председателя средств массовой информации. Я могу заявить, что уже министр внутренних дел господин Могилёв в курсе этой ситуации и нам нужно будет за это время короткое выяснить, есть ли здесь вина милиции, потому что для всех очевидно, что господин Убирия здоров как бык и имел наглость и хамство оскорблять людей, избивать их, это было публично, стрелять в их сторону из огнестрельного оружия… И тут внезапно заболел.

Это вторая часть расследования, надо будет разобраться и с докторами, которые «страшные болезни» выявили у господина Убирии.

Ну и третья часть, которая касается моей профессиональной работы. Насколько я понял, это опять печально известный Приморский суд Одессы, известный на весь город, который принял прямое участие в незаконном возведении на пост мэра господина Гурвица, сегодня опять отличился. И здесь прослеживается интересная цепочка: судья Коваленко, который сегодня должен был рассматривать этот вопрос, председатель Приморского суда господин Кичмаренко и напрямую они находятся под апелляционным областным судом, где председателем работает господин Луняченко, родной брат руководителя фракции Гурвица в Одесском городском совете. Уж слишком чётко прослеживается эта цепочка.

Поэтому я могу сказать, что за последний месяц Верховный совет уволил трёх судей из Одессы за нарушение присяги. Вероятно, этого слишком мало. Я могу заверить одесситов, что обнаглевшей судебной системе мы вырвем гнилые зубы коррупции и взяточества. Завтра же мы начнем исследовать все обстоятельства по этому делу. И слишком много предположений сегодня о том, что господин Убирия сегодня может покинуть территорию государства Украины.

Вот как только это произойдёт, я думаю, все три фамилии судей, которых я озвучил, будут иметь прямое непосредственно отношение к рассмотрению вопроса о дальнейшем их пребывании в должности судей. И я буду добиваться этого, чего бы это ни стоило, потому что жители Одессы, жители Украины должны знать: судебная система обслуживает только закон и только правосудие.

Кому-то захотелось получить денег? Что ж, им эти деньги могут выйти боком. Поэтому на сегодня наша задача ― выяснить коррупционность всех этих событий. И если, не дай бог, господин Убирия покинет территорию Украины, то я думаю, все лица, причастные к тому, что сегодня Убирия не получил санкцию на арест, будут иметь прямое непосредственное отношение к уголовному делу, связанному с тем, что господин Убирия может, по имеющейся информации, покинуть территорию Украины.

Об одесских судьях

21:30

ГВК. Вадим Васильевич, вам большое спасибо за участие, за соучастие с одесситами во всех этих событиях. Мы тоже со своей стороны отправим дополнительные материалы, которые связаны с деятельностью этого режима гурвицевского, я имею в виду не с деятельностью, а с теми действиями, которые направлены на ущемление и прав горожан, в том числе, и прав одесситов.

21:56 Что касается этого гнилого судейского корпуса, конечно, это правильно, что Верховная Рада будет рассматривать их персональные дела (а их действительно нужно рассмотреть), но очень важно, чтобы мы с вами, одесситы, прекрасно понимали:

это наши враги, это те судьи, которые вас обирают, которые выносят в отношении вас и ваших интересов неправедное и несправедливое мнение.

22:26 Да, Приморский суд в целом, как установу [прим.: (укр.) — учреждение], нужно безусловно, как Содом и Гоморру, сжечь серой и огнём, выведя оттуда, может быть, Лота и его жену. Но она потом ещё оглянётся и с ней тоже будет неприятность. Один, два, три, может быть, там приличных. Всё остальное – это зловонная клоака, и никакого отношения к суду, к законности всё это не имеет.

22:58 Меня не удивит, если убежит это Убирии. Меня не удивит. Обозлит? Да. Придаст ещё больше решимости в том, чтобы мы их, фигурально выражаясь, «мочили» до полной победы? Да, Гурвицу мы командовать в городе не дадим. Создать из Одессы преступную группировку, весь этот режим правящий, сначала с помощью чеченцев, теперь с помощью этих уродов, отрыжек прекрасного грузинского народа… Эти отрыжки нами командуют, с примкнувшими рядом изгоями. Что это такое? 

23:41 Ну что ж, вот такой у нас был, ещё раз повторюсь, экспромт. Мы вынуждены, ещё раз повторюсь, вот так мы заканчиваем сегодняшний пятничный день. Еще раз, как говорил Вадим Васильевич Колесниченко, посмотрим, удастся ли им это, посмотрим, как будут действовать другие правоохранительные органы.

Когда-то говорили: «С сильным не борись, с богатым не судись». Наверное, надо всё-таки нам с этими сильными, богатыми, но бессовестными и судиться, и судить их.

24:24 Я могу напомнить только слова Михаила Семеновича Воронцова, великого нашего земляка и предка. Он когда-то говорил, что люди со знатностью и богатством должны жить так, чтобы им не было стыдно за эту знатность и за это богатство. Я прошу одесситов сообщить мне — а вы же соседи, — пожалуйста, подскажите, где в реальности живут эти братья Луняченко, председатель Приморского суда Кичмаренко, где живет судья Коваленко. Я хочу посмотреть на эти скромные двухкомнатные квартиры. Я хочу понять, чего им не хватает. Может, им помощь нужна?

25:15 Ещё раз выражаю надежду, что справедливость, законность, ещё точнее, восторжествует.

И одесситы увидят, что хоть однажды человек-чиновник, который совершил противоправные поступки, понесёт наказание.

25:34 Я когда видел, как на кадрах Убирия бьёт этого мальчика-оператора из телекомпании «Град», я подумал, что этот мальчик моложе меня вдвое. А если бы я был его отец, неужели я думал бы только, как бы милиция его накажет. Да я бы нашёл, как его поймать и отбить ему башку. Я понимаю, что мать этого оператора смотрела и думала, как бы выцарапать рожу этому Убирии. И она права в своём святом желании отомстить за своего ребёнка. И мы с вами будем правы в своём святом желании защитить Одессу-маму.

26:16 Совсем не к ночи шутка, но я вам напомню. 31 января 1998 года в газете «Деловая Одесса» было опубликовано интервью с Гурвицем. И он там сказал, что у него есть любовница, и её зовут Одесса. Думайте, одесситы! Молодые, старые, кто среднего возраста.

Для одессита Одесса – мама, а для этой мерзкой жабы Одесса – это любовница.

Это неправда, так не должно быть!

Поэтому давайте… Я не могу сейчас сказать: «Давайте завтра в 10 утра где-то соберёмся»… Давайте подождём два дня, суббота и воскресенье, посмотрим, что произойдёт. Посмотрим, что произойдёт с нашим доверием к правоохранительной системе в целом. Посмотрим, как нам будут смотреть в глаза милицейские начальники, которые как бы хотели, но выпустили, если это произойдёт. Про судейских я не говорю. Увидишь этого председателя ― плюнь ему в глаза! И правильно сделаешь. Правда, он будет кричать: «Неуважение к суду!» 

Может быть, для наших одесских судей надо изменить даже формулировку, когда они объявляют решение, постановление, определение «именем Украины»? Не надо! Именем Приморского суда – пожалуйста. Или именем судьи такого-то из Приморского суда. Ведь они же произносят свои эти лживые решения именем Украины, то есть именем нас, именем государства.

Звонок Алексея Костусева

28:16 Сейчас у нас на связи, мне сейчас сказали, глава антимонопольного комитета. Но Алексея Алексеевича Костусева особо представлять одесситам не надо.

ГВК. Алексей Алексеевич, если слышите меня, здравствуйте.

ААК. Добрый вечер, Григорий Витальевич.

ГВК. Здравствуйте. Одесситы ждут. Вы уже, как я понимаю, знаете ситуацию. Знаете?

ААК. Да, конечно.

ГВК. Пожалуйста, Алексей Алексеевич, ваше мнение, что нам делать? Что происходит, мы знаем. Как их характеризовать, знаем. Что им делать? 

ААК. Я думаю, прозвучали очень хорошие слова от моего коллеги Вадима Колесниченко, и я согласен с тем, что вы говорили, Григорий Витальевич. К сожалению, одесские судьи давно превратились в оруженосцев преступного режима Гурвица. Я это знаю очень хорошо, и вы знаете.

Еще в 1994 году, когда я вчистую выиграл выборы мэра у Гурвица, именно судья Иванова (потом она стала Ярош) сказала, что никаких нарушений не было. Хотя тысячами были представлены бюллетени, где голосовали за Костусева, и почему-то их сжигали, сжигали, и так все сжечь не смогли. Видимо, их было очень много.

А вы посмотрите 2005 год, когда пришли к власти эти так называемые «демократы», которые даже не знают, что такое демократия, понятия не имеют. Не стали ждать даже выборов, и та же судья Ярош своим решением усадила в кресло мэра — незаконно усадила! — Гурвица. И отсюда мы имеем все эти проблемы. И конечно, правильно было сказано, эти гнилые зубы нужно вырвать. И я уверен, что так и произойдёт.

Начался процесс очищения, и этим преступникам уже уйти от ответственности не удастся. И я хотел бы, чтобы мы понимали, что речь идёт не об Убирии. Ну что такое Убирия, кто он вообще такой? Речь идёт о режиме Гурвица. Точно такой, как Убирия, Янчук, с которого не снято обвинение в организации заказного убийства. Точно такой же помощник Гурвица Хотин, который задерживался по подозрению в организации заказных убийств. Точно такой же первый зам. Ворохаев, который был осуждён судом, вышел по амнистии. Это просто одна банда.

А Убирия… Ну, что Убирия? Может быть, он у них там самый несдержанный, но в принципе это лицо их команды. Такая команда нашему городу не нужна. Мы должны освободиться от них и забыть их, как страшный сон.

30:54 Спасибо, Алексей Алексеевич. Я хотел бы только вот единственное сказать. Да, только вот забывать не надо. Давайте их вспоминать, как страшный сон, а вот забывать не надо. Народ, забывший свою историю, обречён пережить её вновь. Мы забыли в 2006 году, что вытворял режим Гурвица тогда, в 1994-м-1998-м. Мы забыли о море крови.

Обращение к одесситам (продолжение)

Мы сказали: «Он строит дороги». И под этот асфальт мы укатали и свою душу, и свою совесть.

Мы позволили растлевать наших детей, последнее ― эти турники (это так называют).

31:37 Мы всё позволяем этой банде. Мы отдали полгорода банде «Климов-Шнайдер-Гурвиц». Это банда. Сегодня эта банда пытается спасти одного из своих членов. Если им не удастся его спасти, они постараются его уничтожить. Это их крысячьи дела. Мы-то здесь при чём? Нет, мы-то здесь при чём? Мы при том, что мы их терпим. Мы при том, что мы негодуем, горячимся и ничего не делаем. По-серьёзному ничего не делаем. Мы собираемся провести референдум и позволяем двадцати каким-то негодяям срывать собрание. Мы позволили, а режим Гурвица благословил это, что по нашему городу прошла тысячная колонна фашистов, со всей Украины съехавшихся. Мы — одесситы вообще?

32:39 Пусть каждый сейчас, когда будет ложиться спать, подумает, кем он завтра утром встанет. Человеком, который скажет: «Да мне все это по барабану! Це все не моє?» [прим.: (укр.) — Это всё не моё]. У нас, к сожалению, очень много стало в городе не нашего языка, не нашего говора. 

33:00 Уважаемые друзья, сегодня очередное время «Ч», очередное время испытаний для нас и очередной момент, когда мы можем посмотреть на себя и спросить:

мы хотим позволить дальше, чтобы следующий бил, стрелял, материл наших людей ни за что и уходил от ответственности?

Только потому, что он член преступной группировки Гурвица, член этой шайки под названием одесский гурвицевский режим?

33:37 Всего доброго! Нормальным одесситам ― всего доброго. 

Я очень хочу, чтобы в корчах эти гады провели эту ночь, и чтобы к утру их обсыпало. 

А нормальным ― всего доброго!

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

3 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *