Словарь когнитивных войн | Кровавые годы мэра Гурвица

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 27 августа 2010 года

Добрый вечер, уважаемые телезрители, в прямом эфире телеканала АТВ, программа «Правда».

Одесситы вынуждены вовлекаться в негативные процессы

00:26 Вы знаете, наверное, нам всем, в частности нам, сотрудникам телеканала АТВ, надо было бы сказать: «Извините, уважаемые наши зрители, одесситы, что мы каждый день вынуждены, скажем так, вовлекать вас в информационную, в идеологическую, если и не войну, то противостояние, это точно». С другой стороны, а что за это извиняться, когда не мы же вас вовлекаем. Мы такие же одесситы, точно так же вовлечены во все эти негативные, скажем так, и не самые лучшие процессы, как и вы. Это мы вынуждены ежедневно участвовать в очередной, ну даже не борьбе, а действительно в войне, в войне интересов горожан-одесситов за то, чтобы… нет, не за то, чтобы улицы были все заасфальтированы. Я устал повторять, что самые лучшие дороги в Европе строил Гитлер. Так что дело, конечно, не в этом.

01:46 Мы ведём борьбу — так будет, наверное, правильно — за то, чтобы в городе воцарилось общественное спокойствие. И такое было у нас уже когда-то, потом был период сумасшедших войн, противостояния, смертельных войн, кровавых. Я имею в виду 90-е годы, до того дня, когда последний раз в Одессу заходил Гурвиц в 1998-м. Всё, он исчез, в Одессе стало тихо. Он появился в 2005-м, и немедленно война возобновилась.

02:29 Это человек, как говорят о нём его же друзья, знакомые, близкие, соратники и так далее, человек, который может жить, может существовать только в условиях конфликта, в условиях драки. Хотя сам о себе он говорит, делая так губки бантиком, «я неконфликтный человек».

Но почему именно в годы его правления максимально в Одессе царит насилие, стрельба, убийства, жесточайшие противостояния, избиения? Почему?

Драка на Соборной со смертельным исходом

03:12 Я не хочу сказать, что последний дикий случай на Соборной площади, который произошёл вечером 23-го августа, что он непосредственно, скажем так, связан, что Гурвиц пошёл и одних натравил на других, произошла вот эта вот жуткая драка, даже не драка, а жуткое избиение. А затем один из парней, отбиваясь, ранил другого, но ранил смертельно. Я не хочу сказать, что за этим непосредственно стоит Гурвиц.

03:46 И тем не менее, я утверждаю, что когда не было Гурвица, такой обстановки в городе не было. В городе не было засилья обнаглевших националистических банд. Ведь с этим случаем, когда очередной молодой человек в Одессе погиб, я имею в виду этот случай на Соборке, ведь там вообще какая-то нелепость по реакции на это событие. Братчики Корчинского, друзья Гурвица, сотрудники Гурвица, немедленно заявили, что от руки московских, промосковских бандитов погиб националист. Через два дня они отямились [(укр.) — опомнились], развернулись на 180 градусов и сказали: нет, на самом деле это националист убил промосковского такого-сякого, и это мы что-то кому-то доказали.

04:50 Но мы-то с вами в массе своей не братчики, мы нормальные люди.

Мы хотим, чтобы в Одессе никто никого не резал.

И мы хотим, чтобы никто ни на кого так просто спонтанно не нападал. Кем бы он ни был, тот парень, который, отбиваясь, причинил смертельное ранение, — я избегаю слова «убийство», потому что его не было, убийства, — тот парень, который причинил смертельное ранение, — мне по большому счёту всё равно, националист он, антинационалист или просто аполитичный человек, мне всё равно, — просто на него напали, и он защищался.

05:36 Я бы очень хотел, чтобы мы как одесситы поддержали, — повторюсь, вне зависимости от его политической окраски, если она вообще у него была или есть, — поддержали его, потому что он защищался. Он не должен сегодня сидеть за решёткой, он может ждать решения суда спокойно у себя дома. У него не было никакого умысла.

06:03 Но я о другом. Почему насилие в городе стало привычным? Мы удивляемся, глядя на кадры, которые нам показывают вот этого события, как десятки людей проходят мимо, отходят в стороночку. Встали, посмотрели, кто-то это фиксирует на видеокамеру, кто-то на телефонный фотоаппарат. И это не вызывает шок у присутствующих, что происходит. Эта драка, этот бой, здесь история. Ну, бывает.

06:53 Самое страшное в этой истории — то, что не вызван был шок. В этом главная вина прошлой власти этого государства, которая сейчас, надеюсь, начинает сходить со сцены, потому что ещё далеко не вся она сошла со сцены, и надеюсь, что и одесская власть больше не будет опекать бандитов из «Братства», «Свободы».

07:22 Я сегодня одному своему знакомому сказал: это очень плохо, что есть фашисты, антифашисты, но давай сами себе ответим на вопрос, ведь

антифашисты появляются только после того, как появляются фашисты, никак не иначе.

Это ответная реакция. А мы хотим, чтобы не было антифашистов, и мы знаем условия для этого, это отсутствие фашистов. Кто может с этим справиться быстрее, чем власть? Да никто. Ну не мы же стенка на стенку должны идти, хотя не дай бог пришлось бы.

Об убийстве Бориса Аникейчика в 1998 г.

08:02 Я говорю сегодня об этом, потому что я вспоминаю 1998-й год, 1997-й год, кровавые месяцы и кровавые годы одесского мэра тогдашнего Гурвица. Кровь, кровь, кровь. И я вспомнил это не просто так в связи с этим событием. Да нет. При Гурвице, уже и во время его сегодняшнего царствования достаточно пролилось крови. Просто наши, скажем так, оппоненты, назовём так, работающие во всяких там «свободных одессах», «Круг», «Риак», они постоянно нас в чём-то обвиняют. И вот, буквально несколько дней тому назад Чекова Людмила Ивановна, её материал был опубликован в «Свободной Одессе» 26 августа, называется «Поножовщина». Досталось тут мне от всей души, конечно. Любит она меня, это точно уже, а я не люблю её по многим причинам.

09:19 «Все одесситы помнят», — это её слова, вот почему я сегодня возвращаюсь в те годы, — «Все одесситы помнят, как заказное убийство на выборах в 1998-м году превратили в политическое. Все всё прекрасно помнят, только вот новоназначенным властям этого пока не понять», — это она упрекает так губернатора нашего, — «Речь идёт об убийстве Бориса Аникейчика».

09:47 В 1998-м году, 11 марта, произошло убийство одесского парня, водителя Бориса Аникейчика. Бориса Аникейчика убили, потому что он на следующий день после этого убийства, а его расстреляли, должен был в прокуратуре показать, что да, он действительно как водитель был свидетелем неоднократных встреч Гурвица с авторитетами из криминального мира. То есть это человек, который мог показать, а он не судимый, не бандит, он просто водитель, но он мог быть свидетелем. И его убили.

10:47 Потрясло город не убийство, убийств тогда было выше крыши, апофегей! 20 дней до выборов. Тут творилось что-то страшное! Город был потрясён тем, что этот человек, в которого всадили 5 пуль, несколько дней ещё жил. Ну, жил, существовал — это уже вопрос другой. Но дело в том, что он пару часов после этого расстрела ещё говорил. 

Давайте сейчас мы посмотрим с вами плёнку. Но прежде, чем её включат, я хочу попросить вас, чтобы вы внимательно послушали голос за кадром. 

11:34 Был снят фильм тогда, в 1998 году, об убийстве Бориса Аникейчика. Этот фильм снял Валерий Николаевич Барановский, сегодняшний друг, приятель и защитник Гурвица. Один из, назовём так, высокопоставленных руководителей, а в недавнем прошлом — вообще руководитель телекомпании «Круг». Тогда, в 1998, он снял этот фильм, и он же его озвучивал.

Я попрошу, пожалуйста, покажите нам первый сюжет.

Архивное видео №1 

[12:16 Голос за кадром. Прошлой ночью выпал снег, а днём родные и друзья хранили скончавшегося вчера на 32 году жизни Бориса Аникейчика. Он был расстрелян киллером 11 марта в 18.30. После пяти пулевых ранений последний контрольный выстрел убийца произвёл в голову. Борис ещё некоторое время жил. К нему вернулось сознание, и он успел дать показания, с которыми сейчас работает следствие. 

Перед смертью Аникейчик обвинил в случившимся мэра города Эдуарда Гурвица, назвал его заказчиком преступления. 

Аникейчик работал водителем у Александра Николаевского, организатора встреч Гурвица и других чиновников горисполкома, которые в то время трудились в Жовтневом РИКе [прим.: в Октябрьском райисполкоме], с широко теперь известным Ангелом. Аникейчика никогда не судили, он не был ни в чём замешан, просто крутил баранку. Виноват он был только в том, что оказался единственным несудимым свидетелем контактов Гурвица с уголовными авторитетами.

ГВК. Перед смертью Борис Аникейчик прямо, чётко, недвусмысленно обвинил Гурвица в том, что именно Гурвиц является организатором этого покушения. Слова Аникейчика слышал весь город. Но Борис Аникейчик ни с кем не договаривался, он просто не мог, потому что его расстреляли. И он последние свои слова обратил не к маме, а к Гурвицу, не сговариваясь ни с кем.

Аникейчик. Работаю у Николаевского. За два дня до этого меня предупредили, что, если за Гурвица что-то ляпнешь, будет п…ец. Я Гурвица встретил в 1994 году. Я присутствовал в машине, когда делались Ангертом эти все записи. Вот такой негодяй у нас Гурвиц, так вот может застрелить людей, ни в чём не повинных, лишить жизни, матери, жены и ребёнка, отца.

Руки были чеченские, на зверином языке].

Что происходило в больнице, где лежал Борис Аникейчик

14:59 Мы не убирали и не будем убирать ни единого слова, каким бы оно ни было, литературным, не литературным. Это последние слова, которые он вообще сказал в своей жизни.

15:13 Годы, которые прошли с того момента, были потрачены Гурвицем и негодяями из его окружения, всеми этими чековыми, капелюшными, прочими, прочими, прочими, годы были потрачены на то, чтобы рассказать, будто такие-сякие телевизионщики пытали умирающего человека, интервью его вынуждали давать.

Дура Чекова дошла до того, что рассказывала, а вдруг там сзади за Аникейчиком умирающим стоял человек, который угрожал ему и говорил, если ты не обвинишь Гурвица, то с твоей семьёй что-то будет, ещё что-то такое.

16:02 Сегодня много прошло времени. Вы видели кусочек моей авторской программы «Совершенно не личное», которая выходила тогда, в 1998 году, где я вставил фрагменты как из фильма или программы, скажем так, Валерия Барановского. Вы видели, как идёт похоронная процессия, и кадры с умирающим расстрелянным человеком, который на пороге смерти обвиняет Гурвица в том, что это Гурвица люди его расстреляли, потому что сказали, что если он хоть что-то скажет про Гурвица, то, в общем, его убьют, так это переводится на русский язык.

16:51 Повторюсь, прошли годы, и я могу сегодня сказать, как на самом деле появилась эта видеозапись. Конечно, никаких телевизионщиков быть не могло в этой самой реанимационной палате. Это слова, которые произносил умирающий расстрелянный человек, они были записаны сотрудниками милиции и прокуратуры, которые по горячим следам прибыли в реанимацию первой больницы, или еврейской больницы, как хотите. И там, в реанимационном отделении, опрашивали этого человека, учитывая, что он ещё мог что-то говорить. Это то, что он сказал на пороге жизни и смерти.

Потом гурвицевские [шавки] будут брехать, рассказывать, что вот, довели до смерти человека и так далее. Да он же всё сказал. Кто-то скажет, что это было давно. Я отвечу: во-первых, убийства относятся к категории вечных преступлений. 

18:04 За гибель Бориса Аникейчика никто не ответил, за шельмование его, в том числе, да и всех нас, в конце концов, никто не ответил. Все эти проститутки от журналистики и проституты никак не ответили. И я считаю, что этому делу надо один раз когда-нибудь положить конец. Взять этих так называемых специалистов, выдумщиков и подвергнуть примерному наказанию. Не просто в суде добиваться, чтобы он извинился, этого мало. Надо так, чтобы долго жил и хорошо помнил. Я подумаю над тем, что бы придумать на эту тему, но так надо [сделать].

Мы будем сейчас говорить о тех временах, а пока я попрошу, сейчас нам покажут второй сюжет, это тоже из программы Валерия Барановского, когда журналисты под его руководством видели эти похороны и разговаривали с родными Бориса Аникейчика. Пожалуйста, если можно, второй [сюжет] покажите нам.

Архивное видео № 2

[19:28 Его убили власти, это всем понятно, только власти, он никому не мешал, нормальный человек, брат, отец, сын, а власти решили, что он много знает, поэтому его просто убрали, как мишень, расстреляли в парадной.

Я отец Бориса Аникейчика и хотел бы задать один вопрос нашему мэру нашего города, тому грязному чиновнику. Почему грязному? Потому что из всех источников, из которых мы узнали, он убил руками киллера, не лично, но он убил нашего сына, только за то, что он стал невольным свидетелем его грязных махинаций. Я спрашиваю, вот за что ты, позорный чиновник, убил нашего сына?]

Анализ материалов прогурвицевских СМИ

20:31 У меня в руках ещё одна распечатка материала «Свободная Одесса» за 25 августа этого года, вот как он начинается: «О том, что передача Григория Кваснюка “Правда” неправдива от первого выпуска и до последнего, и говорить нечего…» Поставлено многоточие, и всё на эту тему, насчёт правдивости или неправдивости программы «Правда». Так предъявы не предъявляют. Вы же всё-таки скажите, что правда, а что неправда. Нет, они так, чохом: всё — неправда.

21:14 Только что на экране вы видели, это не я говорил, это отец расстрелянного парня говорил. Это не я там, в реанимационной палате, говорю. Это говорил человек, почему и жить-то оставалось два дня. Да и жить… он сразу был после этого без сознания, уже так в сознание и не пришёл до смерти.

Это к вопросу о правде, это к вопросу о том, почему с такой яростью, как ни на кого больше, враг. Враг, не кто-нибудь, враг, воюет со мной, воюет с тем же Марковым, с тем же Сергеем Бовбаланом, воюет с нами, почему? Потому что нас не могут обвинить в неправдивости, и наша правда, доказательная, построенная на фактах, не просто их страшит, а она всем показывает, кто они такие.

22:17 Они публикуют тут всякую муть! Читаю о себе: Кваснюк такой-сякой, пятый-десятый, даже из УНА-УНСО вылетел с треском без права восстановления. Неудивительно, что теперь у него все «нацики» и «фашистское хамло».

22:37 Вот знают же, что никогда ничего подобного в моей биографии не только не было, но и быть не могло! Но постоянно эта дрянь подзаборная, Капелюшный у себя в книжке, они все муссируют это, зная прекрасно, в чём суть провокации, зная прекрасно, что в Одессе не любят националистов. И вот сами они, будучи с националистами по корешам и держа их в друзьях и в прислуге, сами они, дабы очернить кого-то, говорят: «Смотрите, он же националистом то ли был, то ли и будет, то ли и не был». А я, значит, вроде должен, по идее, каждый раз говорить: «Да нет, не было этого». Был суд на эту тему, поэтому я сказал уже, я не буду с ними судиться, я просто буду…

23:40 Мне интересно, кто такой Виталий Парфенов, автор этого текста? Мне просто интересно. Я хочу знать, почему? Хотя, что там знать, почему? Сам же отвечаю на вопрос,

почему они так себя ведут. Потому что страшна правда!

И тут День независимости на АТВ, и опять такие-сякие мы, и так далее, и так далее.

24:06 У меня в руках, я показывал вам уже когда-то, сборничек, это предвыборные обещания Гурвица. Вот на четвёртой странице, на выборах в 2006 году он заявлял: «Мы обеспечим безопасность горожан на улицах и в домах».

24:29 Ну, о безопасности говорить не о чем. Мы с вами видели, как белым днём избивали людей, как белым днём у нас режут, как белым днём у нас убивают, мы всё это видим. Да, к счастью, это происходит ещё не каждый день. Но ничего, у нас выборная ситуация ещё два месяца будет длиться. Гурвиц — мастер на то, чтобы пожар разжечь, а ему пожар нужен, ему нужна кровь, ему нужна провокация, потому что ему до боли нужна нестабильность, в которой он будет обвинять нас в первую очередь. А когда не хватит просто нас, тогда его отморозки будут называть наших сторонников биомассой, протоплазмой, одноклеточными и так далее, не отдавая себе отчёта в том, что речь идёт о десятках и десятках тысяч одесситов, которые не поддерживают сегодняшний режим. Я говорю о десятках и десятках, я не считал, выборы покажут.

Губернатор Одессы: «Нам в Одессе власть нужно поменять»

25:41 Сегодня мы знаем уже твёрдую точку зрения нашего губернатора, я так понимаю, что он не только от себя говорит, губернатор — человек государев. Он говорит: «Нам в Одессе власть нужно поменять».

Губернатор сказал о том, о чём мы с вами говорили, я — с этой стороны, вы — с той стороны экрана. Когда мы говорили, в Одесском городском совете нет фракции Партии регионов, нет! Есть прихлебаи и предатели, гурвицевские задолизы, назову это так, чтоб не сказать иначе.

Сегодня об этом заявляет высший государственный чиновник в Одессе и говорит, что мы внимательно посмотрим на этих так называемых регионалов. Да мы с вами уже пол-Одессы потеряли на этих чижиках, которые только обвинять могут нас и других.

26:47 «У Партии регионов в преддверии выборов наконец-то открылись глаза», — пишут на одном из сайтов одесских, — «В ходе форума общественного движения “За Одессу, за Януковича”, глава областной организации Партии регионов Эдуард Матвийчук заявил, что в действительности фракции Партии регионов в Одесском городском совете не существует, её составляют предатели, которые работали в тесной спайке с оранжевым мэром Одессы Эдуардом Гурвицем. Эти депутаты-регионалы не будут выдвигаться вновь по партийным спискам, а многие будут вообще исключены из партии за предательство интересов одесситов. Такие партийцы нам не нужны», — заявил Матвийчук.

«Нас никто не жалел, но и мы никого не жалеем»

27:34 Выбирать нам. Но курс этот мы должны поддержать, а для этого нам действительно нужно посмотреть чуть-чуть дальше и чуть-чуть больше. Сегодня каждый день мы видим на экранах: «Скажите, как вам в Одессе?» «О, в Одессе замечательно!» А опрос идёт-то где? Приморский бульвар, Екатерининская площадь, горсад. «В Одессе всё замечательно». Да, светло, шикарно, роскошно, замечательно!

Это изо дня в день будет продолжаться, это нормальное (как бы нормальное) поведение того, кто хочет баллотироваться, но это ни в коем случае не честная позиция политика или правило поведения высшего городского чиновника. А делают такие репортажи исключительно «Круг» и «Риак», «Риак» и «Круг». Чекова, Барановский, Штейман. Штейман, Чекова, Барановский. Иногда приходит Дима, когда не очень болит голова. Я имею в виду, Бакаев.

«Нас никто не жалел, но и мы никого не жалеем». Так что, ребята, у нас с вами разговор жёсткий.

Анализ публикации в «Одесском вестнике»

28:46 «Одесский вестник» за 19 августа, открытое письмо. Некая Ирина Григорян, наверное, есть такой человек, а может нет, не знаю, пишет открытое письмо Костусеву. И она там возмущается. Почему-то она пишет это письмо, которое публикует «Одесский Вестник»: «Вы называете себя одесситом? Вы даже не житель города Одессы, а всего лишь владелец недвижимого имущества, квартир. А это, как говорят в этом благословенном городе, две большие разницы».

29:23 Я не собираюсь спорить в отношении Костусева. А Гурвиц что, одессит? Но если тут показывают, что у Костусева есть [в Одессе] квартиры и недвижимость, так у Гурвица и этого нет. Он вообще никто. То есть в этом плане, по вот этому письму, которое Саша опубликовал в гурвицевской газете «Одесский Вестник», в этом плане Гурвиц явно проигрывает Костусеву. У него вообще ни черта нет.

Дальше: «Мы благодарим… действующую власть и лично мэра Гурвица за Приморскую улицу, освобождённую от грузового транспорта и заторов благодаря построенной эстакаде, за круглосуточную воду в кранах.

30:13 Осади назад. Эстакаду построил порт. Это раз. Круглосуточную воду в кранах дал Боделан. Это два. Заслуги Гурвица тут нет вообще никакой.

Далее: «Мы благодарим Гурвица за сохранённые деревья в городе».

Что тут говорить? Ежедневно репортажи по всем каналам, в том числе и по гурвицевским, о том, как деревья эти падают.

«Только при Гурвице, а не при его предшественнике, мы забыли, что такое систематическое отключение света».

30:57 И это меня обвиняют в том, что программа «Правда» неправдива? Да о чём вы говорите? Побойтесь бога! Здесь что ни слово, то брехня.

«Только при Гурвице мы забыли, что такое систематическое отключение света». Вот это два листа — это отключение света на сегодняшний день. Два листа — перечень улиц и домов на сегодняшний день: Гоголя, Некрасова, Преображенская, Моисеенко, Михайловская, Сквер Моисеенко, Дальницкая, Головковская, Площадь Михайловская, улица Бунина, улица Олеши, Архитектурная, 1-й Китобойный переулок, Крымский переулок, переулок Достоевского, Тульская, Планетная, переулок Безымянный, Китобойная, Кружная, Достоевская, Флотская, Кордонная, 1-й, 2-й Степной переулок, улица Гастелло, улица Старицкая, улица Клименко, Овидиопольская дорога, улица Правды, Якутская, Вершинная, Белорусская, Витебская, Марии Демченко, 1-я, 6-я линии, улица Чапаева, переулки Абрикосова, Академический, Гринь.

Это же один лист я зачитал, а уже утомился.

32:13 Но так, как вчера редактор этой газеты гурвицевской в гостях у негодяев на «Новой Одессе», развалившись вальяжно, рассказывал, как Гурвиц пригласил его в 2005 году, чтобы он делал честную газету. Вот это честно? Вот это честно? Заявлять, что одесситы забыли, что такое отключение света? Да ладно, чёрт с ними! Есть такое выражение, что бы ни было, лишь бы не было войны. Лишь бы кровь не лилась. Лишь бы…

32:55

Пока мы отступаем и всему этому потакаем, следующим шагом будет литься кровь.

Они очень относятся к нам…

Мы продолжим с вами сейчас разговор о событиях 1998 года, потому что сейчас мы тоже находимся в предвыборной ситуации, тоже осталось очень немного времени до выборов, тоже ситуация, при которой Гурвиц будет делать всё, всё вообще, он пойдёт на самые страшные преступления, он пойдёт на самые страшные союзы, я убеждён в этом, я уверен, весь мой опыт, знание этого человека говорит, что это будет так, лишь бы уцепиться за власть.

Вы видели эти кадры умирающего человека. Мы говорили о том, что чековы, шмековы и все остальные тогда вопили и потом ещё несколько лет подряд вопили, что журналисты пытали человека умирающего и так далее.

Я попрошу, нам сейчас покажут выступление тогдашнего главврача еврейской больницы, который расскажет, как это было.

Пожалуйста, третий эпизод покажите нам, пожалуйста.

Архивное видео № 3

[34:23 Приходили люди из правоохранительных органов, помощник, по-моему, прокурора Киевского района, первый зам, я могу ошибиться в фамилиях, первый зам Григоренко, Сидорин, ну, в общем, человек шесть. Я имею в виду больших чинов милицейских, и были также два человека, которые несли охрану. Доктору сказали, что в интересах следствия и для того, чтобы получить оперативную информацию, которая поможет следствию, надо поговорить с больным.

Ну, доктор сказал, что у больного ранение тяжелое, нежелательно бы его волновать и тревожить, потому что ранение действительно тяжкое. Не спрашивая разрешения особого, эта группа людей зашла в палату к больному, вернее, в зал реанимационный и вели беседу].

Как подавали материал о расстреле Аникейчика прогурвицевские журналисты

35:23 Вот так это было на самом деле. Никаких журналистов. Сотрудники милиции, сотрудники прокуратуры. Да, там старшей была помощник прокурора Киевского района Людмила Ивановна Ляховецкая. И вот тогда производилась та съёмка, которую мы вам показали, где умирающий Аникейчик прямо говорит, кто его расстрелял. 

Почему все годы гурвицевская обслуга говорила о журналистах, которые заставляли Аникейчика…, о бандитах, которые заставляли Аникейчика говорить такие слова? Почему? Почему было сразу не сказать, что это милицейские, прокурорские съёмки? Да потому, что им хотелось доказать и показать, что Аникейчик обвинение в его убийстве предъявил Гурвицу под чьим-то давлением. А главврач еврейской больницы говорит, ничего подобного не было. Было человек шесть-восемь сотрудников милиции и прокуратуры, которые вели этот опрос.

36:41 Как ко мне попала плёнка, это уже вопрос пятнадцатый. Сильно спросят в прокуратуре и в милиции, я отвечу, но плёнка это их. Как ко мне она попала, это уже моё внутреннее журналистское дело.

Я сейчас покажу вам, как гурвицевская так называемая журналистская обслуга пыталась снивелировать, пыталась из трагедии сделать фарс, ещё что-нибудь в этом роде. На экране урод Людмила Чекова.

Четвёртый, пожалуйста, сюжет покажите.

Архивное видео № 4

[37:27 Чекова. А теперь давайте посмотрим на милицейскую сводку. 

У шоковому станi доставленo Анікейчика [(укр.) — Аникейчик был доставлен в шоковом состоянии]. И обратите внимание, сколько чинов выехало на это происшествие. Девять высших милицейских чинов. Только на убийство Бориса Федоровича Деревянко выезжало столько же.

А вот сравните. При покушении на Капелюшного — восемь, при убийстве такого криминального авторитета, как Карабас — семь чинов. На похищение Свободы просто пишется, без всяких чинов, перехват операция и всё. А тут девять высших чинов и две оперативные группы. Давайте подумаем, чем был опасен Борис Аникейчик для мэра? Ну что он мог добавить к тому, что мы уже многократно слышали?

И ещё Кваснюк начал раскручивать этот политический спектакль так: 

ГВК: Я хочу обратить внимание, стреляли не в депутата, не в журналиста, не в предпринимателя, стреляли в рабочего человека.

Чекова. Убитые горем близкие, отец, мать, брат Аникейчика, может быть, и не заметили того великолепия, с каким были обставлены похороны простого рабочего. Зато это отметили простые одесские зрители.

Пожилая женщина. Шикарный гроб, ну это кто-то финансировал, наверное. Я, например, мужа похоронила в простом гробу, хоть он у меня был врач и всё, и жили мы так…, ну, не бедно. А не могла всё равно, у меня не было такого состояния. Дочку я вот похоронила недавно, тоже всё скромненько-скромненько, еле-еле-еле концы с концами свели.

Журналист. Вот вы простой рабочий, могли бы вы себе позволить такие похороны?

Мужчина средних лет. Никогда в жизни, никогда в жизни не смог бы я это себе предоставить, такие возможности. Нет таких возможностей, понимаете?]

39:40 Знаете, комментировать идиотский вопрос и ещё более идиотский ответ тяжело. Журналист, якобы журналист, спрашивает у этого человека… Ну с чего он взял, что тот рабочий, это вопрос пятнадцатый, наверное. Документы проверил какие-то, наверное. Он ему говорит: «Скажите, вот вы простой рабочий, могли бы вы себе позволить такие похороны?» А тот говорит: «Никогда в жизни!»

Женщина говорит: «Какой шикарный гроб!» 

Чекова говорит: «Великолепные похороны».

Я хочу заметить, что Аникейчик тоже себе не мог позволить, да он ничего себе не позволял, он просто умер и всё. И вот человек, который говорит: «Я себе не могу позволить такие похороны»… Да никто себе похороны не устраивает. Вы что, совсем ненормальные? Или это родственники Чековой?

Но ладно, тот простой рабочий, та простая всё время улыбается, рассказывает: мужа похоронила, ха-ха, дочку похоронила, ха-ха… Батько помер, труну зробили, ноги не влазять. От ми сміялися! [(укр.) — Отец умер, гроб сделали, ноги не помещаются. Вот мы смеялись!]

О журналистке Чековой

40:57 Но Чекова, дожившая, так сказать, до лавров журналистских, позавидовать тому, что гроб, видите ли, такой, или не такой! Вот жалко, что не завернули в целлофановый мешок и не бросили на дно ямы.

Я в позапрошлой программе сказал, как называл Чекову её приятель, Александр Штейман-Каменный. Я с ним полностью соглашаюсь в этой оценке, но я хочу сказать, Людмила Ивановна, вот Моника Левински, известная американка, она тоже делала карьеру ртом. Причём как делала! Миллион заработала, книгу издала, сценарий. То есть всё рассказала и показала, как она обслуживала и сотрудничала с Биллом Клинтоном. Вот сколько наварила! И ты, Людмила Ивановна, делаешь карьеру ртом, у тебя профессия такая. Ну и обидно же, наверное, хуже делаешь, чем Моника Левински. Всё, чем с тобой рассчитались за услуги Гурвиц с Ворохаевым, был унитаз. Наверное, они оценили эту работу, и не смей обижаться, потому что за все эти гадости, которые ты говоришь, я ещё очень мягко обхожусь.

Ну, топтаться по гробу человека и выяснять… Как она сказала? «Великолепные похороны, весь этот спектакль не смогли оценить родственники, но зато оценили простые зрители». Какие зрители на похоронах?! Вы же просто нелюди там, с той стороны.

43:09 Я сегодня уже говорил о том, что Гурвиц всё время заявляет: «Я не конфликтный человек, я уживчивый, это миф, что со мной нельзя, я вообще такой, ну просто лапушка». Гурвиц отрицал и пытается отрицать свои многолетние связи с криминальным миром, но было время, когда он взахлёб беседовал по телефону со всеми, кого только знал из этих ребят с отчаянными характерами, очень гордился этим, они ему в выборах помогали в 1994-м году. И тогда, в марте 1994-го года произошёл очень интересный разговор, где Гурвиц говорит о своём оппоненте, Костусеве. Мы начали сегодня программу с того, что зарезали человека. Потом перешли в программе к тому, как расстреляли человека. А теперь послушаем, как говорит сам Гурвиц. Пожалуйста, пятый.

Архивное видео № 5

[44:24 Я кандидат в мастера спорта по стендовой стрельбе из пистолета. Я на уровне мастера спорта стреляю. Я до сих пор, хотя прошло много лет, достаточно хорошо стреляю. В нашей милиции никто стрелять не умеет. Когда я вижу, что Костусев идёт с тремя телохранителями, я понимаю, что за 5 секунд перестреляю всех четверых]. 

Гурвиц — любитель пострелять

Мы ещё не один раз покажем, так что и услышите, и запишете, но я повторю, Гурвиц говорит: «Я очень хорошо стреляю, у нас в милиции так вообще стрелять никто не умеет. Я когда вижу, как идет Костусев с тремя охранниками, я понимаю, что я за пять секунд смогу расстрелять всех четверых».

Это говорил тогда кандидат на должность мэра Одессы, говорил о своём политическом оппоненте. У него рука трясётся, ему хочется пострелять и перестрелять. И Костусева, которого он ненавидит, так у них случилось, и троих охранников, тех тоже Гурвиц расстреляет за пять секунд. У него внутренняя потребность убивать, и он об этом говорит в этом телефонном разговоре. И таких телефонных разговоров много!

Боритесь так же честно, как и мы

45:48 Я очень не хотел показывать телефонный разговор. Я не люблю читать чужие письма или пересказывать чужие телефонные разговоры. Но гурвицевская сторона не оставляет ни мне, ни моим товарищам возможности избежать этого. После того как они массово публикуют телефонные разговоры, как смонтированные, так и реальные, где затрагиваются отношения межличностные, семейные, внутрихозяйственные, и всё это выбрасывается на-гора, и всё это тиражируется. Ну что ж, придётся и нам.

Одесситы, скажите, что не надо, чтобы мы это делали, и мы не будем делать, только проявите это своё желание. В противном случае мы же действительно покажем и дадим послушать. И очень многие жёны очень много интересного услышат, и многие мужья. И окажется, что мальчики у нас исполкомовские любят мальчиков исполкомовских, и мы дадим эти разговоры. Но мы же не хотим этого делать. 

47:07 Не вынуждайте нас! Боритесь так же честно, как и мы. Факт, цифра, доказательство, документ. Но не лезьте, о чём Маша говорила с Васей, а Петя с Колей. Не можете? Тогда вашим же добром и вам по голове.

47:30 Ведь для чего они это делают? Они считают, что, публикуя эти якобы разоблачительные разговоры, они подрывают какой-то авторитет наш или что-то в этом роде. Да одесситы давно разобрались и в принципе уже разделились на тех, кто поддерживает одну сторону или другую. А у нас в общем-то и сторон-то две. Сколько бы ни приходило так называемых кандидатов в мэры, а сторон у нас всего две: или за Гурвица, или против Гурвица. Мне очень жаль, что молодой парень Алексей Алексеевич Гончаренко не понял этого. Мне жаль. Я не хочу его критиковать и не хочу делать ему больно, неприятно, у меня распрекрасные с ним отношения. Но мне трудно понять, почему он не даёт себе труда подумать, что могло бы случиться в результате этой его сегодняшней деятельности, направленной на несоздание единого антигурвицевского центра. Я не могу этого понять. У меня закрадываются мысли, а может ему кто-то помогает? Втёмную.

О манипуляциях, на которые может пойти Гурвиц, чтобы снова быть избранным

48:51 Гурвицу выгодно, чтобы в антигурвицевском лагере было несколько грызущихся между собой кандидатов, претендентов, центров притяжения — называйте как хотите. Гурвицу выгодно по одной простой причине. Это нужно, чтобы все понимали. Наши выборы будут проходить в один тур, а не в два тура. В один. Где побеждает тот, кто правдами, неправдами, используя ресурс, как говорят, административный, сможет получить простое арифметическое большинство. И мы знаем прекрасно, что хотя законом выбита такая сильная сторона Гурвица, как комиссии избирательные, тем не менее в руках у Гурвица, точнее его администрации, остаётся работа со списками избирателей. И эти списки сегодня беспощадно искажаются.

49:54 Правильно делают те, которые призывают вас: пойдите и проверьте себя. Вот вам ситуация. Насколько я помню, в Приморской администрации списками занимается зять председателя, получивший команду. Я говорю, насколько я помню. Я могу спутать просто две администрации. Ничего, уточню в следующий раз. Но я говорю, в одной из администраций зять является человеком, который занимается списками. И получил он от своего тестя команд «поработать» со списками.

«Поработать» — это значит исказить их таким образом, чтобы когда человек пришел на выборы и показал паспорт, оказалось, что есть разночтение между паспортными данными и теми данными, которые в списке избирателей. На этом основании человеку отказывают в праве голосовать. Восстановить это право может только суд. Никто этим заниматься, в общем-то, не будет. И таким образом можно тысячи и тысячи людей сделать такими, которые не проголосовали. И это вполне в руках сегодняшней городской администрации.

51:09 О том, что сторона Эдуарда Иосифовича будет фальсифицировать всё, что возможно… Я не приносил сюда книгу Капелюшного «Високосное время», потому что я её цитирую и так наизусть. О том, что будет фальсифицировать как только угодно, я могу процитировать из этой книги. 

51:31 Оказывается, на выборах в 1994 году Гурвиц привлёк на свою сторону с помощью подкупа командиров морскую пехоту и солдат. То есть это они свидетельствуют об этом, а не мы. Вот такие у нас были выборы! На свою сторону не в качестве избирателей, а в качестве силовиков. Таким образом тогда Гурвиц вместе со своей подельницей Светланой Ивановой, судьёй, впоследствии она поменяла фамилию и стала Ярош, тогда они выигрывали выборы. Поэтому выигрывал всё время он так, через липовый суд.

Но если бы только через липовый суд, чёрт бы с ним, я сказал уже сегодня в программе, этот не остановится ни перед чем. И хотя он ту фразу, которую я сейчас вам рассказываю, произносил якобы по другому поводу, но я думаю, что именно эта фраза полностью характеризует человека, который последовательно [привлекает] то обыкновенных бандитов, то чеченских бандитов, то националистов-бандитов, то теперь убириевских бандитов — у него всё время бандиты. Это его актив, это его сила.

Пожалуйста, шестой фрагмент.

Архивное видео № 6

[Если нужно будет заключить соглашение с любой силой, я заключу его. Но имена истинных убийц и заказчиков невинных жертв будут известны].

53:02 Он говорит о том, что он готов заключить любое соглашение с любой силой, чтобы найти заказчиков. Ну, что там далеко искать? Сказано у Гоголя, не надо искать чёрта, когда чёрт у тебя за плечами.

Мы видим на протяжении многих лет, с кем именно он заключает постоянно эту сделку. Смотрите, я ведь мог смонтировать и обрезать тот кусочек и оставить только слова Гурвица, что «я готов заключить с любой силой». Мне не нужно это. 

53:47 Я хочу показать его полностью как лживого негодяя.

Мы сегодня говорили с вами о том, что

выборы, в которых в Одессе участвует Гурвиц, — это выборы кровавые.

В 2002 году перед самыми выборами городского головы Гурвица спросили: «Вот приближаются выборы. А вы не боитесь, что они опять, как в 1998 году, будут кровавыми?» Вы знаете, что ответил Гурвиц? Дословно. Он сказал: «А я готов к этому».

О перспективах Гурвица

54:21 Я не обращаюсь сейчас ни к кому с призывом идти «за» или идти «против». У каждого есть своя голова. А кто-то скажет: «Да меня именно это и устраивает». Да на здоровье. В конце концов, там есть люди, которым без него просто швах. Сколько они потеряют! Должности, кормушки. Потеряют, это точно. Я думаю, что в любом случае это произойдёт. В любом. Потому что

перспектив у Гурвица очень мало. Или он валит из Одессы, или он садится в тюрьму.

Ничего другого с ним происходить не будет.

«Не проси у него на этот раз унитаз»

55:06 Я не хочу сейчас говорить, а куда же после этого денутся все эти… безумная старуха, молодящаяся Люда, которая позавидовала, какой у человека гроб. Людмила Ивановна, я не к Гурвицу обращусь, а к тебе. Скоро тебе нужно идти, потому что они же убегут. Скоро надо идти опять к Ворохаеву за гонораром. Поступи мудро. Не проси у него на этот раз унитаз. Попроси у него гроб, чтобы кому-то не завидовать. Это будет правильно. 

Всего доброго!

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

3 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *