Словарь когнитивных войн | Единство Русской православной церкви

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 5 июля 2011 года

00:25 Добрый вечер, уважаемые телезрители, в прямом эфире телеканала АТВ программа «Правда». В прошлый раз, вы помните, нам пришлось программу делать в записи, мы были вынуждены так поступить по ряду причин.

Опрос дня

Сегодня в прямом эфире, через несколько минут покажут и телефон в студии, то есть включат двухсторонний наш диалог, а пока эти несколько минут я прошу вас очень внимательно посмотреть на то, какой вопрос сегодня мы предлагаем к обсуждению. Мы, я имею в виду программа «Правда», я имею в виду телекомпания АТВ.

Вы за каноническое единство Русской православной церкви?

Я очень прошу обратить внимание на слово «каноническое». В этом есть очень серьёзный момент, вот такой вопрос. Три ответа, мы сейчас поговорим несколько минут о том, почему такая тема, почему сегодня такая тема.

Три варианта ответа:

  • Безусловно — да. Вот если бы я голосовал, я конечно поставил бы именно здесь своё «за».
  • Второй вариант ответа: «хочу незалежну церкву», ну, хочу и всё.
  • Третий вариант ответа. Кто-то может сказать: а я мало знаю, о чём вообще идёт речь. У меня мало информации.

Вот такая сегодня — не тема всей передачи, но лейтмотив этой программы сегодняшней и, наверное, всё гораздо глубже, речь не только о программе. А теперь несколько слов о том, а почему мы сегодня об этом говорим.

Кому-то нужно расколоть единство славянских народов

02:21 Дело в том, что 8 июля, в пятницу в Киеве будет проходить Синод Украинской православной церкви. Украинская православная церковь, которую ещё иногда часто называют Украинская православная церковь Московского патриархата. Такого названия нет вообще в природе, «Московского патриархата Украинская православная церковь», так называют только для того, чтобы отделить, обозначить, что православная эта церковь не имеет никакого отношения к филаретовским раскольникам, которые не признаны в православном мире, но тоже называют себя «Украинская православная церковь» и добавляют: «Киевского патриархата».

Ну это не сегодняшняя тема, хотя, конечно, никуда мы не денемся от того, чтобы и не упомянуть это.

Так вот, на восьмое число назначен Синод Украинской православной церкви — и мы тоже, чтобы было всем уже попривычнее, мы говорим — Московского патриархата. Правильным будет считаться утверждение, что эта Украинская православная церковь, настоящая Украинская православная церковь, не филаретовская, не раскольничья, настоящая Украинская православная церковь находится в каноническом единстве с Русской православной церковью.

Ничего страшного в этом, ничего неожиданного, ничего сверхъестественного нету. Никто, скажем, в Польше, в Литве, в Латвии, в десятках государств, в половине стран Латинской Америки, никто не падает в обморок от того, что они вообще относятся к одной-единственной церкви, Римской католической церкви. У них один-единственный духовный руководитель, отец, папа, римский папа. Ничего страшного.

Но дело в том, что православие не работало и не работает на какой-либо раскол Римской католической церкви. К сожалению, очень много сил извне направлено на то, чтобы по возможности дробить Русскую православную церковь. Не будем сегодня говорить о том, что нити тянутся, скажем, из Вашингтона, из Тель-Авива, из Рима, еще откуда-то там, это все высокая политика.

Мы с вами до 1991 года даже не могли себе представить, что возможна ситуация, когда будут обсуждаться, а вот — как бы нам тут чуть ли не объявить иностранцем патриарха всея Руси. Ну, мысль не могла такая прийти в голову. А теперь смотрите, за годы так называемой независимости, иначе это же никак не назовешь, так называемой, мы получили уже и церковный раскол, тот самый филаретовский, все под лозунгом «Геть вiд Москви!» [(укр.) – прочь от Москвы], «Україна повинна мати свою відокремлену церкву!» [(укр.) – Украина должна иметь свою обособленную церковь].

Да при чем тут Украина? Еще раз говорю, десятки государств благополучно существуют в лоне одной католической церкви и никто тут не падает в обморок и не требует себе какой-то там поместности. Если в этих государствах верующим этих стран вдруг что-то не нравится, ну так они себе организовывают другие течения в христианстве. Кто-то идет в англиканскую церковь, кто-то в реформаторскую, там много направлений.

Но кому-то нужно расколоть единство славянских народов. Сегодня единство славянских народов, я имею в виду восточных славян, Украину, Белоруссию, Россию, сегодня это единство, конечно, в значительной степени основано, сцементировано, скреплено узами духовными, узами надгосударственными, узами, которые не разрываются в результате государственных переворотов, революций, смен режимов, президентов, направлений, векторов и так далее. Это общедуховное единство, в данном случае мы говорим о единстве церкви, вот кому-то очень хочется.

«Митрополиты могут быть выведены из состава Синода УПЦ Московского патриархата в силу преклонного возраста»

07:25 И вот материал за 1 июля, агентство «Новый регион». Вот такой заголовок: «Крымский и Одесский митрополиты могут быть выведены из состава Синода Украинской православной церкви Московского патриархата», — здесь так указывается.

Но это, еще раз повторю для ясности, о какой Украинской православной церкви идет речь. «Крымский, Одесский и Харьковский митрополиты могут быть выведены из состава Синода Украинской православной церкви Московского патриархата в силу преклонного возраста».

Ну знаете, слово «преклонный возраст» — очень расплывчатое. «Об этом в интервью порталу «Кредо» сообщил доктор исторических наук Сергей Бычков». Тут нужно сразу знать, что этот самый Сергей Бычков является сторонником автокефалии, то есть сторонником отхода, ухода от канонического единства с Русской православной церковью. Поэтому он и делает такие заявки.

«По его сведениям», — он имеет сведения, – «решение об омоложении состава Синода может быть принято на Соборе Украинской православной церкви, который собирается 8 июля в Киево-Печерской лавре». И вот он заявляет о том, что возможно такое, что трех руководителей епархий, в том числе и нашего блаженнейшего митрополита Агафангела, могут вывести якобы из состава Синода, якобы по состоянию здоровья.

Такое ощущение, как будто там требуется мешки таскать или полосу препятствий преодолевать.

«Политолог Кирилл Фролов, комментируя «Новому региону» эту информацию, обратил внимание, что распространивший ее Бычков является сторонником автокефалии», — точнее будем говорить, раскола. Вот так называется движение в сторону автокефалии. Это раскол. И он говорит, Кирилл Фролов: «Не могу себе представить, чтобы кто-то стал выводить из Синода старейшего иерарха Украины, организатора исторического Харьковского собора, митрополита Никодима».

Что же это за исторический Харьковский собор? Это тот собор, который отстранил раскольника Филарета, отлучил его от церкви и придал его анафеме за раскольничьи действия. Вот теперь начинают говорить: а кто это делал, теперь будет покаран.

Понятно, мы имеем дело с очередной попыткой создать филаретовщину-2, потом может быть филаретовщину-3. И все это на фоне того, что нас, нашу каноническую православную территорию атакуют в прямом, а не в переносном смысле. Атакуют. Всевозможные секты, всевозможные течения, которые завозят бог его знает из каких закоулков белого света. Смотрите сколько в Одессе, даже не конфессий, а сект в том числе.

Это вопрос, конечно, каждого человека, куда он ходит, кому ставит свечки, кому он молится, кого он просит или не просит, может вообще никуда не ходит, это каждого [личный] вопрос. Но смотрите, ведь для того, чтобы все это делалось, для того чтобы из-за рубежа, из-за дальнего в том числе рубежа, сюда приезжали, здесь ставили молитвенные дома, церкви, содержали штат людей, устраивали какие-то массовки, ведь для всего этого нужны огромные деньги.

Значит, кто-то там заинтересован в том, чтобы тратить эти деньги, рассчитывая на какой результат? Да все на тот же. Все на тот же — расколоть нас, добить единство восточнославянских народов.

Ну, а теперь я попрошу, сейчас покажут телефон нам, и мы будем говорить и об этой теме, конечно, и говорить и о других темах.

Так вот, я продолжу, чтобы закончить этот материал. «Не могу себе представить, чтобы кто-то стал выводить из синода старейшего иерарха Украины, организатора исторического Харьковского собора, митрополита Никодима. Митрополит Лазарь», — это крымский митрополит, — «и так не является постоянным членом Синода», — что тут выводить.

«Понятно, что Бычков, который неоднократно восхвалял автокефалию, хотел бы вывести из синода одесского митрополита Агафангела, и этого, вероятно, хочет не только Бычков, — сказал политолог Фролов».

Да, на Агафангела зубы точат. Он является твердым сторонником сохранения канонического единства с Русской православной церковью. Я так понимаю, что владыка Агафангел понимает, знает, что режимы приходят и уходят, политические течения и направления появляются, изменяются, возрастают, затухают. Полстраны кричало: да здравствует Ющенко! Где сегодня тот Ющенко, а где все те, которые кричали? Ну, так же?

«Мы выбрали фашиста»

13:17 Есть звоночек, ну давайте, раз есть звоночек.

— Здравствуйте, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— Мне кажется, что самый главный и самый страшный, кто против церкви у нас сейчас, это Янукович. Вы вспомните, что было позавчера, как ОМОН уничтожал казаков православных. Так у нас будет твориться здесь в Одессе, и я говорю, вот мне кажется, что все, если придет «Свобода» Тягнибока, так это только благодаря Януковичу.

Вы посмотрите, что делает Анна Герман, они же Табачника уничтожают за то, что он поддерживает нас, русский язык. Единственный интеллигентный человек во всей этой бандитской донецкой своре. Я голосовал за Януковича, да, но после того, что я увидел, что было в Крыму, после того, что вытворяет Янукович, нападая на Табачника, мы сделали очередную ошибку, Григорий Витальевич.

— Я понял.

— Мы выбрали фашиста.

— Я понял.

Фашист не подписал бы закон о красном знамени

14:31 Давайте так. Мы разбрасываться таким словом, что «мы выбрали фашиста», давайте не будем. Я очень внимательно вас выслушал, ну понятно, завтра опять напишут 10 кляуз, что мы переживем, только фашист не подписал бы закон о красном знамени и фашист даже после скандального решения — хоть и обоснованного с точки зрения закона — решения Конституционного суда, не выступил бы со своей точкой зрения, с разъяснением, чтобы никто не переживал, что на самом деле Конституционный суд ничего не запретил и запрещать не мог, и что каждый из нас имеет право, любой человек и любой орган местной власти имеет право использовать красный флаг, имеется в виду Знамя Победы. Фашист бы этого не сделал.

Если вы хотите поговорить о фашистах, то давайте все-таки говорить действительно больше о «Свободе». Кстати, не далее, как послезавтра, я пойду в Малиновский суд,

на меня местные свободовцы подали в суд. Они обижаются, что я их называю фашистами.

Об избиении милицией казаков в Крыму

15:45 Теперь, что касается того, что произошло в Крыму. Ситуация препаскуднейшая, но давайте так, вот вы обвиняете сейчас Януковича в этом, когда вы говорите о его высказываниях или о том, что он говорит в отношении Дмитрия Владимировича Табачника, Табачник же не пишет заявление об отставке.

Хотя здесь можно согласиться, это не очень приятно слушать и слышать. Понимаем, что Янукович вот так пытается вилять, между Западом, Востоком, Югом, Центром. Страна такая досталась. Из этой страны сделать государство не просто чрезвычайно сложно — очень может быть, что и невозможно — но пока на сегодняшний день, до сегодняшнего вечера, до этого момента, Янукович свое мнение о событиях позавчерашних, которые произошли в Крыму, где спецподразделения милиции просто неадекватно поступили и избивали казаков, которые хотели поставить крест, хотели поставить крест.

Милиция их поизбивала и это очень плохо, хотя местный начальник Джарты, уже крымский, не милицейский начальник, местный административный чиновник, уже сказал: замечательно все. А самый главный меджлисовец Джемилев уже сказал: очень правильно поступила милиция. Молчит пока и не дает никаких комментариев министр внутренних дел.

Еще раз скажу, отвратительно повела себя милиция в том плане, что сила была применена к людям безоружным, к не-преступникам. Давайте вспомним, как милиция себя вела 9 мая во Львове. Там милиция не допустила, чтобы фашиствующие свободовцы кого-то убили, причинили кому-то увечья, хотя свободовцам очень этого хотелось.

Мы с вами видели, что они творили, как они пытались перевернуть автобусы, либо повырывать двери и повытаскивать ветеранов, мы знаем, что они срывали ленточки георгиевские, что они напали на дипломатов. Милиция оттесняла, разводила, скажем, разные политические силы, людей с разными политическими пристрастиями, но милиция во Львове силу не применяла, а в Крыму применили.

То, что подставили милицию, милиционеров и милицию в целом, это однозначно. Тем более крымчанам обидно, как я понимаю. Они знают, что уже больше 15 лет в Крыму идут массовые захваты земли представителями крымскотатарского населения, которые говорят: да, мы захватываем, потому что мы считаем, что это наше, вот тут должно быть, и все. И милиция не применяет по отношению к ним ничего из того, что было применено против казаков.

Это очень плохо то, что произошло. Но еще раз, мы пока не услыхали мнение самого Януковича, мы пока не услыхали какого-то заявления от министра внутренних дел, думаю, что они там тоже достаточно в шоке и пытаются выяснить, что это такое.

Я не могу давать им команды, я могу только посоветовать. Посмотрите, уважаемые руководители государства и милиции, если вас хвалит руководитель абсолютно незаконной организации Меджлиса Джемилев, то, наверное, что-то здесь не так.

Если вас хвалит один из наиоранжевейших друзей Ющенко, Джемилев, то, наверное, что-то здесь не так.

Не знаю, как будут развиваться события дальше, но мне бы очень хотелось, чтобы больше так милицию не подставляли.

«Люди высокодуховные сами разберутся»

20:24 Мне сказали, что есть звонок. Я слушаю.

— Добрый день, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— Это Баранов Олег Николаевич.

— Здравствуйте, Олег Николаевич. Помню вас. Здравствуйте.

— Мой вопрос там решается?

— Я вас сразу перебью. Ну все. Скажут опять: звонил из соседней студии.

Слушаю вас.

— Теперь вопрос насчет духовности. То, что делается в Украине, то правда. Делятся на социальные, гражданские движения, борются, разделяют церковь и так далее. Но мне кажется, что вопрос духовности должен решаться не на уровне журналистских расследований и журналистов. Мне кажется, что люди высокодуховные там наверху, в епархиях, сами между собой разберутся. Вот такой мой вопрос.

— Я понял.

— Мне кажется, туда… Это дело духовных…

— Спасибо.

«Нам, мол, с вами думать неча, если думают вожди»

21:33 В каком-то фильме я недавно услышал строчку из одного стихотворения. А, господи. В общем, «народ, жди, что придумают вожди». Да нет, это, конечно, не так, уважаемый Баранов. Это не так. Это все касается нас. Потому что, получается, это решат эти, даже не обсуждаем. А мы потом еще получим команду и пойдем. Так не должно быть.

Говорят, что духовные лидеры – это пастыри. Это все так. Пастыри – это вроде как пастухи. Но мы все-таки не бессловесное стадо. Во всяком случае, не бессловесное – это точно. И мы прекрасно знаем с вами из истории, как народ, народные массы реагировали во многих случаях на всевозможные своеобразные решения как бы пастырей.

А если сегодня пастырь, а ведь он тоже человек, не будем сегодня обсуждать, сколько членов Синода, кто поименно за отход от канонического единства с Русской православной церковью, кто против.

Давайте иначе поставим вопрос. А что, невозможно представить себе, что те, кто за автокефалию, просто, тупо и банально получили деньги от тех, кто на протяжении многих, не то что десятков, сотен лет, а уж последние лет тридцать активизировали работу по расколу, по развалу единства восточнославянских народов? Вы что, результаты их работы не видите? Где великая страна? Или ее не было вообще? Была. Ведь была же в реальности.

Рассказы о том, что Советский Союз состоял только из гулагов и голодоморов, это бред воспаленного воображения. А сегодня его нет, его ликвидировали. Ну нет, так уже сегодня произошло. А ведь мы тогда тоже с вами, в девяносто первом году, в большинстве своем — что сказали? Ну, вожди ж порешают. Вот они порешали. Ельцин, Кравчук и Шушкевич, втроем. Поэтому

«это не нашего ума дело» — это не наш лозунг. Это все касается нас.

Надо определить, какое зло меньшее. И тем не менее голосовать

Кстати хочу дополнить, пока вы задавали вопрос, я себе отметил, что я не ответил на еще один подтекст, подвопрос. Когда человек говорил, кто первый звонил, он сказал, что – вот, я голосовал за Януковича, но теперь — ни за что! А у меня к вам [вопрос], кто звонил, к остальным, к себе, я ведь тоже голосовал за Януковича. У меня вопрос, а если так станет завтра, когда будут выборы, а если так станет, что нужно будет голосовать либо за Януковича, я же не знаю, будет он баллотироваться, не будет, что-то будет, но.

Вот с одной стороны будет Янукович, а с другой будет Адольф Гитлер. Либо в юбке, либо в вышиванке. Вышиванка, кстати, тут ни при чем. Очень хорошая рубашка, нормальные люди к этому нормально относятся. Но вы меня поняли. А если вот так станет: или-или? Что, скажем, а я вообще не пойду на выборы? Нельзя. Выбирать надо.

Тогда придется говорить себе иначе, по-русски, ставить вопрос: выбираю меньшее из зол. Вот пришел к выводу: и то — зло, и то — зло. Допустим. Но тогда надо определить, какое зло меньшее. И тем не менее голосовать. Поэтому и не в упрек тому человеку, который говорил: «я — никогда». Никогда не говорите «никогда».

Можно соглашаться, можно не соглашаться, можно ругаться, можно не принимать ту или иную позицию, точку зрения. Но когда встает вопрос ребром… Во время Великой Отечественной войны, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, в среде русской эмиграции, русской белой эмиграции, это же понятно, которая была в Европе, которая была в странах Северной Америки, Южной Америки, много поразбрасывало после гражданской войны русского народа.

Вот возник вопрос, как относиться. Казалось бы, вот как здорово. Гитлер идет сейчас, как даст этим коммунякам, комиссарам и так далее по мозгам. Но так повела себя ничтожно малая часть русской эмиграции. Российской, так будет точнее, российской эмиграции. Большая часть активно выступила на стороне антигитлеровской коалиции, потому что родину они ставили выше, чем тот или иной режим.

Они тоже выбирали. Для них Сталин был такое зло, и Гитлер было зло, они выбирали. И сказали: в этой ситуации для нас, пострадавших, потерпевших от той же революции, от того же большевика Сталина, для нас он меньшее зло, чем Гитлер. Вот и мы должны все время поступать вот так, взвешивать, искать это самое меньшее или большее зло.

А так, когда вы вспоминаете Анну Николаевну Герман, вспоминаете ситуации, связанные с Дмитрием Владимировичем Табачником, конечно, трудно, очень часто трудно смотреть на то, что там происходит.

О союзе восточнославянских государств

28:41 Давайте звонок, а потом продолжим этот важнейший разговор.

— Да, я слушаю вас, здравствуйте.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте, здравствуйте.

— Хотел спросить у вас, вот вы говорили о союзе славянских, восточнославянских государств.

— Народов, я в данной ситуации говорю о союзе народов. Союз государств, да, союз государств — это немножко другое. Это явление политическое, вопрос межгосударственных отношений. Мне тоже хочется, чтобы это был союз крепкий. А вот союз народов им еще разорвать не удалось, но они очень хотят. К сожалению, наши враги хотят, расколов, поделив нас на государственные образования, им теперь хочется расчленить, расколоть единство народов.

Ну большинство из нас сегодня не воспринимают людей, живущих в России, людей, живущих в Белоруссии, как каких-то чужих. Большинство нас, нормальных людей, воспринимают их как своих.

— Но в России живут же не только русские, это такая же страна и чеченцев.

— Так и в Одессе 130 национальностей, и на здоровье.

— Но Украину можно считать как раз славянским и Белоруссию славянским государством. А о России таковым сказал даже Путин, что тот, кто говорит: «Россия для русских», тот — враг России.

На повестку дня выставляется селекция по крови

30:21

Когда кто-то говорит: «Германия для немцев», «Украина для украинцев» или «Россия для русских», конечно, этот человек является врагом.

Там для России, там для немцев, тут для украинцев, потому что на повестку дня как бы выставляется некая селекция. То, что любят сегодня говорить наши националисты: «Ми — титульна нацiя». То есть мы — люди первого сорта в этой стране, а все остальные — второго сорта.

Но этот вопрос разбивается мгновенно, если поставить его немножко иначе. Нет же этнически чистых, как правило, нет. Огромное, многомиллионное число межнациональных браков, да не в первом браке, не в первом поколении, а есть семьи, где намешано — вот так — кровей и национальностей. Так кем они себя должны считать? На четверть этот, на двадцатую долю этот, на тридцатый этот.

Давайте учиться у наших предков, наших общих. Пушкин — русский поэт? Да. Он наш общий? Да. В том числе и одесский. Ну можно назвать Пушкина абсолютно русским человеком по национальности? Нет, конечно. А Лермонтова? Нет, конечно. А Фонвизина? Нет, конечно. А Владимира Ивановича Даля, автора «Словаря живого великорусского языка»? Нет, конечно.

Этнически, национально их никак не назовешь этнически чистыми русскими. Но это русские люди с огромной, а не с большой буквы. Они наши, и мы их. Поэтому давайте в вопросы крови не влезать. Великий поэт Расул Гамзатов не был русским. Он был аварцем. Но он великий и аварский, и русский поэт.

Просто в каждом народе есть ультранационалисты. Я бы это так обозначил. То есть – крайнее: «Только мы и больше никого». Это как правило присуще либо очень молодым и жизни не видевшим людям, либо старым профессиональным провокаторам. Есть такие — профессиональные русские, профессиональные украинцы… Вот — профессиональные.

Мы когда говорим, вот вы сказали: а Чечня — в России? А какого чёрта там воевали сотни и тысячи арабов со всего белого света? Это что, были чеченцы, что ли? Нет. Там по другому признаку они подбирались и набирались.

И вот только что я начал раскреплять… Перед тем, как вы позвонили, я говорил, что трудно нам, трудно смириться с тем, что Янукович не топнул ногой и не сказал: значит так, рты позакрывать, я всем сказал, будет русский язык! А всех, кто против, в бараний рог! Нам трудно. Почему он так не делает?

Ещё раз скажу.

Украина — пока ещё страна с очень сложным, непредсказуемым прошлым. С абсолютно неизвестным будущим. Страна, которая может быть, если попытается и сумеет, может стать государством, а может, и не сможет.

Вот заявление президента Януковича. Политики иногда говорят… В Америке, помните, когда был Джордж Буш-младший, там постоянно была ситуация: он что-нибудь скажет, потом они две недели объясняют. Ну бывает, политик сказал, а потом все думают, что в общем-то. Но через день говорят: так, мы поправочку вносим. Говорят, слушайте внимательно.

Русский язык — язык межнационального общения. Для чего нам нужна Венецианская комиссия?

34:49 Агентство «Интерфакс Украина» за 29 июня материал. «Украина имплементирует Европейскую хартию региональных языков, и политики больше не смогут спекулировать на языковой теме, — уверен президент Виктор Янукович. Закон о языках сейчас проходит согласование в Венецианской комиссии. И Европейская хартия языковая будет в Украине имплементирована», — то есть введена в действие.

Ну как тут не вспомнить, что она уже один раз была имплементирована. И в соответствии со статьей 9 Конституции Украины она и так является частью украинского законодательства.

Не понимаю, чего вдруг любой закон, который принимает и должна принять Верховная рада, отправляется на экспертизу в некую Венецианскую комиссию. Это я не понимаю. Этого я не хочу понимать, потому что количество юристов в Украине превосходит, по-моему, количество населения этой страны. И все такие грамотные, что можно обалдеть.

Скажите пожалуйста, почему к нам сюда никто не присылает на экспертизу свои законопроекты? Ни из одной страны мира. Чего мы туда отправляем? Там что, лучше знают, что нам тут надо делать?

Ну, вот что прозвучало. «И политики больше не смогут спекулировать на языковые темы». А все спекуляции, так называемые спекуляции, заключаются в одном-единственном. Каким языком в Украине должно считать русский язык? Ничего другого нет. Никто не задает [вопрос], каким языком надо считать в Украине армянский, или идиш, или греческий, или болгарский. Все всё знают. Все спорят только вокруг одного, вокруг русского языка.

И когда негодяи вроде всяких штейманов, барановских, и всяких чековых, которые говорят: «Ах, народ от этого устал и народ этого не хочет слушать»… Не слушайте, выключайте к чертям телевизор.

На самом деле это одно из самых первых дел.

Попытка свести русский язык к языку региональному, к языку местному, к языку национального меньшинства, это есть преступление.

И никакая Венецианская комиссия нам не нужна для того, чтобы понимать простую вещь.

Русский язык, в отличие от языков национальных меньшинств, является языком, который несет сразу три функции. Это и язык тех этнических русских, для которых он родной, граждан Украины. Это и язык тех людей, не этнических русских, но которые считают его родным, поскольку они выросли в русскоязычной, в русско-культурной среде. И русский язык — это язык также граждан Украины: болгар, греков, немцев, литовцев, 130 [национальностей] только в Одессе, которые знают свой национальный язык. Но для того, чтобы немец, живущий в Одессе, одессит, гражданин Украины, говорил с болгарином, одесситом, гражданином Украины, или греком, одесситом и гражданином Украины. Они говорят на каком языке между собой? Правильно, на русском. Поэтому русский язык — это еще и язык межнационального общения.

Что нам для этого, Венецианская комиссия нужна? Нам мало Академии Кивалова? Сергей Васильевич, да помогите им там, хотя я знаю, что он заседает в этой же комиссии.

«Как вы можете прокомментировать армянский беспредел?»

38:54 Есть звонок, давайте.

— Алло. Добрый вечер.

— Здравствуйте.

— У меня вопрос не совсем по теме.

— У нас все по теме.

— Как вы можете прокомментировать этот армянский беспредел на Гаванной? Там устроили эту великую стройку, пройти с Гаванной на Дерибасовскую невозможно, особенно с коляской с ребенком.

Беспредела у нас, к сожалению, много

39:20 Вот мы и приехали к национальному вопросу. «Как можно расценить армянский беспредел на Гаванной?» Да разве дело в национальности? Надо говорить, я так понимаю: как можно расценить беспредел на Гаванной? Или беспредел еще где-то? Беспредел — он всегда беспредел. И не надо, чтобы в нас с вами просыпалось это, из Ильфа и Петрова, «кадеты Финляндию продали, армяшек разводили».

Армянская община в Одессе существует столько же, сколько существует Одесса. Это чистая правда. А беспредел — это беспредел. Как можно расценить? Как беспредел. Что с ним нужно делать? Бороться. Трудно бороться? Очень.

Взяли за одно место, вы знаете, совсем недавно, гурвицевского чиновника Смоляра. Какой вой поднялся! Уже договорились до того: а какое вообще право его имели без приговора суда, помещать под стражу и так далее. Слушайте. Ну какое право? Ну в законе написано, имеют право. На предварительном следствии, если считают, что без этой меры обойтись нельзя, имеют право.

Отмазки пытаются искать везде. Задействуются, я так понимаю, и огромные связи, и огромные деньги. Понятно, что не хочется, чтобы он открыл рот и начал рассказывать, кто, как и что и как делал. Это так.

Давайте скажем, а разве сегодняшняя городская власть не подвергается и давлению, и шантажу, и соблазнам? Разве этого нет? Разве этого не будет происходить со следующей властью? Будет. Весь вопрос, сможет ли устоять и перед давлением, и под давлением, и под шантажом, и перед соблазнами? Жизнь есть жизнь. Гарантии, говорил Бендер, дает только страховой полис. Беспредела у нас, к сожалению, много.

Я принял такое решение, я как автор и ведущий программ. Что начиная, наверное, со следующей программы, мы половину времени будем уделять — мы с вами, я имею в виду — мы будем уделять разбору писем, жалоб, заявлений. Потому что такая программа — это тоже форма обращения, достаточно быстрого обращения к чиновникам различных уровней.

Потому что, ну, трудно подталкивать. Все живые люди, те не хотят, те не могут, те не умеют, те не успевают. У этих не сложилось, еще что-то в этом роде. Трудно. Единственное, что я скажу, давайте только будем без этого: «еврейский беспредел», «армянский беспредел», еще чей-то.

Мы скатываемся на сторону тягнибоковцев. Или вы никогда не видели замечательных людей армянской национальности? Или мы не видели замечательнейших людей еврейской национальности? Или мы не видели козлов — украинцев, русских, еще каких-то. Везде есть всякие-разные.

«Хотят не просто автокефальную церковь сделать, а окатоличить нас всех»

43:20 Давайте звонок.

— Алло.

— Алло.

— Алло.

— Алло, Григорий Витальевич, это Наталья вас беспокоит.

— Здравствуйте.

— Алло, Григорий Витальевич, я по поводу канонического православия нашего. Дело в том, что у нас хотят не просто автокефальную церковь сделать, а в дальнейшем окатоличить нас всех — дальнейшая цель. Это первое.

Гонение на православных уже началось в Киеве. В Киеве напротив Верховной рады пять лет стоял палаточный храм Александра Невского, который был поставлен батюшкой, у которого забрали раскольники в 2005-м на Тернопольщине в селе храм.

— Я помню эту историю.

— Вот эта палатка, этот палаточный храм был 15 мая в 2 часа ночи разрушен. Приехали туда милиционеры с кранами, в общем все наши боевые милиционеры, они разрушили это все. И к утру… Наши иконы разбивали, чудотворная там была икона Богородицы. И наутро уже травка зелененькая была. До сих пор никто не наказан. Батюшка в храме, верующие его поддерживают, с 15 мая.

— Понятно.

Милиция — точно такая, как мы с вами

45:13 Полностью сочувствую, потому что я знаю эту ситуацию, я тоже отслеживал. Полностью сочувствую и тем людям, которые туда приходили, и батюшке, который там служил. Я все-таки хочу задать вопрос. Мы что, так и будем жить всю жизнь в палатках? Палаточный лагерь тут, палаточный [лагерь там]. Вот что делать действительно, у него раскольники отобрали, слава богу, еще скажу, что не избили и не покалечили.

Потому что, когда отбирали, потом правда Бог одного покарал, прибрал, молнией грохнул. Васю, бывшего Дзюбука, а потом Червонием обозвавшего сам себя. Вот когда они все это вытворяли, они там еще и калечили священников. Это все так. Ну и что после этого делать? Брать палатку и идти под Верховную раду. Это же все равно не церковь.

Мы в любом случае вынуждены жить в условиях общества, правил установленных, норм. Еще раз, что касается неадекватности действий. Не надо было ломать, швырять, кидать, калечить. Не надо было. Надо было толерантно как-то это сделать. Но, с другой стороны, милиция точно такая, как мы с вами. Точно такая. Мы с вами, когда заводимся и с кем-то ругаемся, скандалим, мы всегда выбираем выражения, соизмеряем, что и как? Мы тоже в запале многое можем.

А здесь отряду милиции дается команда: убрать это. Они: так там же люди.— Ничего не знаю, убрать! Вот они идут. Вместо того, чтобы заниматься преступностью, идут сносить палатку. Плохо? Плохо. Надо, чтобы этим, конечно, занимались другие, а не милиционеры. И по закону следовало бы, чтобы этим занимались другие, ни в коем случае не милиция. Но ее бросают под этот танк. Это вообще не милицейское дело.

Если стоит незаконно что-то установленное, приносите решение суда, что оно незаконно. Берите исполнительную службу и хай она организовывает. А милиция стоит в сторонке, курит и наблюдает, чтобы никто никого не побил.

У нас, к сожалению, делают так: фас, вперед, вот тебе 20 человек, вперед! Они начинают тягать колья из той палатки, а на них верующий люд кидается: что вы делаете? Эти тягают этих, те тягают тех, а начальник кричит: я сказал, мать-перемать, чтобы сейчас все это снесли! И понеслась. Это есть наша действительность. Что, только в милиции так происходит?

Ко мне пришли недавно мои соседи, как иначе сказать, с улицы Энгельса, с Маразлиевской, и рассказали, как у них там в 14 номере соседи гулеванят, хулиганствуют, ведут себя неадекватно, нападают на соседей. Вот что делать? Кого вызывать, кого воспитывать?

Осталось не очень много времени.

Немножко далеко от меня монитор, тем не менее я вижу, что 94% — за сохранение канонического единства. Больше тысячи человек.

Пожалуйста, продолжайте высказываться, а я все-таки еще раз вернусь, чтобы хотя бы эту тему продолжить, закончить, обозначить.

Что происходит на властном олимпе в отношении наших ожиданий? Нам же обещали, мы же верили, что когда придут не-оранжевые, то оранжевым хвост прикрутят.

«Одесские тягнибоковцы требуют не допустить двуязычия в школах»

49:46 Ну, сказал президент Янукович что-то там в отношении того, что вот скоро все будет принято, и политики не смогут спекулировать. Да бог с ними, с политиками. А мы, куда нас девать?

8 числа в пятницу сессия Одесского городского совета будет рассматривать вопрос, и я убежден, что большинство депутатов проголосует за, о том, чтобы и в остальных детских садах, и в школах было введено фактическое двуязычие, то, о чем мы говорили. Я надеюсь, что мои товарищи и коллеги депутаты поддержат это. Это 8 числа будет.

А «одесские тягнибоковцы», — материал за сегодняшний день, агентство «Новый регион», — «одесские тягнибоковцы требуют от президента и генеральной прокуратуры не допустить двуязычия в одесских школах».

Им нужно, начиная с детского сада, сделать так, чтобы дети стали чужими для папы, мамы, бабушки, дедушки, чтобы дети начали говорить со своими родителями на неродном языке. Вот что такое тягнибоковцы. И они туда обращаются, к президенту. Я себе задаю вопрос. Ну почему они так – к президенту? Что дает им надежду, что их кто-то поддержит, услышит?

«Сейчас отношения России и Украины стали самыми прагматичными за всю историю»

51:28 Материал за вчерашний день. Очень внимательно послушайте, времени мало у нас осталось. И это имеет прямое отношение к заявленной сегодня теме.

Ростислав Ищенко, политолог, сказал, что «очень хотелось бы, чтобы президент Украины серьезно присмотрелся к бандеровскому подполью в своем окружении». Я подумал: ничего себе заявка. Неужели в окружении президента есть такое подполье? Хотя понятно, деваться некуда, надо же и из тех краев брать каких-то активных. А там все активные, почти все активисты с той стороны, это бандеровщина.

Итак, материал за вчерашний день. «Между Украиной и Россией больше не будет братских отношений, — заявил Владислав Каськив, лидер партии «Пора», недавно назначенный Виктором Януковичем на должность куратора национальных проектов».

Вот он говорит дальше: «Сейчас отношения России и Украины стали самыми прагматичными за всю историю. Настал переломный момент. И дальше они будут сугубо рыночными, а не братскими или добрососедскими», — заявил Владислав Каськив в интервью киевскому журналу «Корреспондент».

И вот агентство «Новый регион», которое публикует этот материал, они пишут: «Напомним, что необходимость отказа от термина “братские отношения с Россией” активно пропагандировались украинским министерством иностранных дел во времена Виктора Ющенко».

И тут же приводится фраза бывшего министра, ющенковского министра иностранных дел Владимира Огрызко. Это того, который с переводчиком в Москву ездил: «Что это такое? С точки зрения международного права бывают отношения межгосударственные, то есть международно-правовые, но ни в одном учебнике в мире нет такого термина, как “братские отношения”».

Каськив и этот Огрызко, хотя один как бы в оппозиции, а второй рядом там работает, делают вид, что они не знают, что мы единый народ, искусственно разорванный. Что дело не в отношениях между государствами, повторюсь, а дело в отношениях между народами.

Так вот между народами нашими должны быть и братские отношения, и добрососедские отношения,

как бы ни хотелось это разрушить Каськиву, шмаськиву, еще какому-нибудь там огрызке, но если Огрызко еще не работает в аппарате сегодняшнего руководства страны, то Каськив там уже работает.

Все забыли напрочь, что Каськива на оранжевый переворот — один из самых главных активистов — инструктировал лично президент Джордж Буш-младший, и это чистая правда.

Всего доброго.

Результаты телефонного опроса

Вы за каноническое единство Русской православной церкви?

  • Безусловно да — 94%;
  • Хочу незалежну церкву — 5%;
  • У меня мало информации — 1%.

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

2 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *