Словарь когнитивных войн | Стала ли Украина независимой 

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 4 декабря 2010 года

Добрый вечер, уважаемые телезрители, в прямом эфире телеканала АТВ программа «Правда». Мы продолжаем говорить о нашей жизни, через несколько буквально минут я назову номер телефона в студии, и мы будем с вами в двухстороннем режиме, ну а пока вы видите вопрос.

Опрос дня

00:39 Вопрос на сегодня: «Стала ли Украина независимой?». Я объясню, почему такой вопрос. Первого числа, то есть позавчера, исполнилось 19 лет, как на Украине был проведен референдум, тогда, в 1991 году, после ГКЧП, так называемый референдум о независимости. Сегодня поборники этого действия всё кричат о том, что чуть ли не 90% захотели жить самостійно. У меня не поворачивается говорить «самостоятельно», потому что мы сейчас, думаю, разберём, будем разбирать с вами эту ситуацию.

К этой дате привязан вопрос, стала ли Украина независимой.

Вариант первого ответа — «да», если кто-то так считает. Я добавил: «от всего и всех». Можете со мной спорить и говорить, что не бывает полной независимости, но тогда и не будет первого варианта ответа, будут какие-то другие. Так независимые или нет?

  • Вариант первый: «Да, от всего и всех».
  • Учитывая, что мы в Одессе, второй вариант: «Я не люблю шуток».
  • И третий вариант: «Чтоб да, так нет».

Вот так ёрнически сегодня подойдём к этому и поговорим на эту тему.

Что произошло 1 декабря 1991 года?

02:08 Так случилось, что позавчера ко мне обратилось интернет-агентство «Ревизор» с просьбой дать им интервью, свои соображения по поводу этой даты и по поводу того, а что ж всё-таки это такое было тогда, в 1991 году, а что сегодня, как результат того, или этой независимости, или той.

02:37 Я высказал свои соображения, и так получилось, что буквально в тот же день известный политолог Владимир Владимирович Корнилов тоже высказал своё мнение на эту тему. Вот оно, заявление Владимира Корнилова, заместителя директора украинского филиала Института стран СНГ по Украине: «Более недемократичной процедуры, чем референдум первого декабря девяносто первого года, не было ни до объявления независимости, ни после». И он говорит, что он был в то время [наблюдателем], вот его слова: «Я был в то время наблюдателем на этом референдуме и хочу вам засвидетельствовать, что более недемократичных процедур мы не знали ни до объявления независимости, ни после». По его словам, референдум проходил в условиях тотальной цензуры, закрытия целого ряда средств массовой информации, когда агитация против независимости Украины фактически была запрещена. «Почему-то этот факт сейчас упускают из виду, когда говорят о том, что украинцы высказались за независимость». Это заявление Корнилова.

03:52 Понимаете,

представить себе, что человек голосует против независимости своей страны, в общем, трудно. Это должен быть какой-то больной человек.

Вот, человек живёт в стране, которая находится в колониальной зависимости от кого-то и говорит: «Нет, я не хочу, я хочу, чтобы мной правили колонизаторы». Такого не бывает. И тем не менее, огромное число людей сегодня говорят: «Что мы наделали?»

Украина никогда не была колонией

04:34 Так может быть всё-таки вопрос заключается в том, что Украина не была никакой колонией ни Советского Союза, ни России, ни ещё кого-то? Ну, просто не была, и всё! Называлась она немножко иначе, Украинская Советская Социалистическая Республика. Но была ли она колонией? В чём был смысл этой самой независимости, к которой якобы все стремились, якобы за которой столетиями складывали головы лучшие сыны, включая таких «выдающихся» деятелей как Бандера с Шухевичем, с коновальцами и прочими негодяями вроде Мазепы.

05:24 Мы знаем, что Украина, и мы знаем это с вами по личному опыту, не из книг, не из газет, не из статистических каких-то справочников, мы по собственному опыту знаем, Украина жила тогда значительно лучше, чем, скажем, соседняя с нами Россия. Очень трудно представить, что тогда было равенство между тем, как живет российская деревня и украинская деревня, и мы это с вами все видели, у нас действительно был «садок вишневий коло хати» [(укр.) — вишнёвый садик возле хаты]. Это теперь его нет, а тогда он был.

06:01 Кто-нибудь из нас, вы, я, наши знакомые, наши близкие, кто-нибудь из нас испытывал какие-то сложности при поступлении, допустим, в ВУЗ на территории, не знаю, России, Белоруссии, ещё где-то? Ему отказывали, потому что он якобы из колонии? Да ничего подобного! Может быть, кто-то потом мне скажет: «Ты не прав, на самом деле нас очень ущемляли». В чём? В том, что в каждой школе изучался украинский язык, произведения украинских писателей, поэтов, классиков? Разве это не так?

06:48 Показателем того, что народ той Украины, не сегодняшней, той Украины, не чувствовал себя каким-то подневольным, под какими-то колонизаторами, загнобленным народом, показателем этого является то, что почти половина героев Советского Союза, которые получили это звание во время войны, были украинцами. Огромное количество украинцев, этнических украинцев, людей, которые выросли, родились тут, на Украине, огромное количество людей получили эти звания. А воевали бы они так, если бы они воевали за какую-то колонию? Да нет, конечно!

07:40 Так что же произошло тогда, в 1991 году? Произошло вот что. Неуклюжие действия, — на мой взгляд, — неуклюжие действия тогдашней центральной власти, возглавляемой Горбачёвым, который потом ещё сознался, что у него, оказывается, мечтой жизни было развалить ту страну. Я сейчас не говорю, что давайте мы её вернём. Это невозможно, да и не нужно. Нельзя в одну реку войти дважды. Но честно ответить себе, что было на самом деле, и ответить так, чтобы не пудрить глаза сегодняшней молодёжи и мозги им не пудрить, чтобы они не рассказывали сказки о том, что здесь был сплошной ГУЛАГ. Да ни черта подобного!

08:31 Украина была высокоразвитым, — та Украина, — высокоразвитым государством, государством, которое никому не было должно ни копейки. Это нам многие были должны. Это мы учили, обували, одевали, кормили (может не всегда надо было это делать) полмира. Ну, такая тогда была история.

Как жили люди в той стране

Мы через пару минут перейдём к вопросам, ответам по телефону, но чтобы закончить этот кусочек темы, я хочу напомнить, да, действительно, тогда, в конце 80-х годов [был] тотальный дефицит, это правда, все стояли в очередях. Правда, 

09:23 парадокс:

все стояли в очередях, но никто не рылся в мусорниках в поисках еды, как это происходит сейчас.

Это была та страна. В той стране невозможно было представить себе беспризорных детей — массовое явление, которое мы наблюдаем сейчас, — и массовую детскую преступность. Беспризорничество порождает преступность. Этого просто быть не могло, это казалось бы кошмаром.

09:56 В той стране, несмотря на все сложности, трудности, мы не жили так широко и богато, как другие, скажем, страны или как люди некоторые в тех странах, но

в той стране — нашей стране — невозможно было представить себе безработного человека, если только сам человек очень не хотел работать,

но тогда его привлекали, кстати, к ответственности за тунеядство.

Какой Украина пришла к 19-й годовщине своей независимости?

10:22 Так почему же так случилось, что мы сегодня, отмечая девятнадцатую годовщину независимости, так официально называется это, мы сегодня одновременно отмечаем, что

ещё никогда Украина не находилась в такой долговой яме, что никогда Украина не занимала первое место в мире по темпам распространения СПИДа, туберкулёза, детской преступности, детскому алкоголизму, как сейчас. 

10:56 Но это же правда! И никто не может ответить на вопрос, почему в той якобы колонии, в Украине-колонии, почему было 52 миллиона, а сейчас в якобы независимой свободной стране — 45 с хвостиком? Почти 7 миллионов исчезло! Ведь не было ни войны, ни катастроф каких-то, катаклизмов, ураганов, смерчей, не было эпидемий, пандемий, голодоморов — ничего подобного не было! Может, что-то мы неправильно поняли? Увы, эту правду мы обязаны знать, обязаны её говорить себе для того, чтобы понимать, что нам нужно работать на созидание, а не восхваление какого-то там чуда, произошедшего от независимости.

11:55 Агентство «Лига-новости» за 30 ноября, то есть материал трёхдневной давности, его же повторило и украинское агентство УНИАН: «Европу просят приостановить помощь Украине из-за коррупции, ассоциация налогоплательщиков Европы просит Еврокомиссию и Европарламент приостановить помощь Украине из-за коррупции». Об этом сообщил генеральный секретарь этой ассоциации Микаэль Ягер, вот его слова: «Главной задачей для нас является объяснить Еврокомиссии и Европарламенту, что не нужно предоставлять ни одного евро Украине без контроля, без прозрачности и без гарантии прав собственности».

12:46

Это стыдно, стыдно, но это — наше место.

Мы ещё удивляемся, почему Европейская Федерация футбола смотрела, кому доверить тут вообще проведение матча или не доверить? Может мы сегодня не о футболе поговорим, но чуть позже.

А пока вот такое начало. Так что это такое, что это за независимость?

Ещё два слова. 

13:19 Международный валютный фонд настаивает на том, чтобы в Украине были изменены возрасты мужчин и женщин при уходе на пенсию, чтобы по пять лет было добавлено. Это не идея Януковича или Азарова или Ющенко с Тимошенко, ничуть не бывало. Это идея Международного валютного фонда. 

Так как, Украина зависима или нет?

13:48 Эта организация, Международный валютный фонд, — я её так называю, потому что она одна из многих, но она наиболее значимая, — эта организация потребовала, и практически это уже произошло, чтобы Украина как государство перестала оказывать помощь своим гражданам и в стопроцентном объёме взимала все без остатка так называемые коммунальные платежи, хотя иногда размер этих платежей равняется пенсии или половине пенсии человека. То есть речь идёт, по большому счёту, о физическом уничтожении миллионов людей, живущих здесь. Они просто поумирают от голода, от болезней.

Такое невесёлое начало. Пожалуйста, покажите нам телефон, и будем продолжать эту тему и другие темы.

14:45 Один человек написал, — у него есть мнение, он имеет право его высказать, — комментируя эту тему, он написал на сайте «Ревизор»: «Ни один человек в августе 1991 года не вышел хотя бы с палкой в руках защищать Советский Союз. Все об этом забыли. А где был тогда Кваснюк? Все, кто пишет на этом сайте, — это люди, по-видимому, молодые, в 1991 году были детьми и о Советском Союзе слышали и знают по рассказам старших по возрасту и Кваснюка. А вот мне в 1991 году было 30 лет, я был офицером милиции, служил в Центральном райотделе Одессы. Так вот, этот Советский Союз никому уже не был нужен, у всех было полное безразличие и апатия. Большинство трепало антисоветские анекдоты», — но это, кстати, не показатель антисоветскости. Анекдоты — это нормально, это хорошо, — «и мечтали уехать на постоянное место жительства Соединённые Штаты, потому что это было время тотального дефицита на все товары и услуги. Где те печальные факты? Почему о них не рассказывает Кваснюк? Слушая его, молодые могут подумать, что в 1991 году в Советском Союзе была прекрасная жизнь. В действительности это не так».

16:17 Насчёт прекрасной или не прекрасной жизни спорить можно. Только ещё раз повторю, бабы рожали, бывший товарищ сотрудник Центрального райотдела, сегодня — не хотят! Сегодня смертность намного превышает рождаемость по сравнению с 1990 годом. Сегодня уничтожены все предприятия, которые были тогда. Дефицит? Ну, дефицит был. А в каких странах не бывало дефицита? А что, Соединённые Штаты или Европа не знали великую депрессию? А что, Китай не знал, что такое кризисы? Знали. Только здесь почему-то додумались всё завалить!

17:01 Есть звонок, я слушаю вас.

— Добрый вечер, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— Это старый одессюга опять. Давно не мог дозвониться.

— Ну-ну.

— Вы абсолютно правильно сказали. Человек, который написал то, что вы прочитали, ну, я не понимаю вообще, о чём он может говорить, тем более сотрудник милиции. По-моему, он там всё по полочкам разложил. У нас не было, совершенно верно, малолетних преступников. Это что-то было из ряда вон выходящее. Не было у нас никаких детей-беспризорников. За этим же смотрели. Вы посмотрите, что в школах сейчас творится.

— Я вижу.

— Тогда в школе, не дай бог, не пришел в школу один день, родителей вызывали.

— Я вижу, но у нас время.

— Понял. Единственное, что я могу сказать — чтобы да, так нет. Уничтожили всё, что можно! Спасибо.

— Тоже спасибо.

17:59 Боюсь, что те, кто уничтожает, не думают, что они уже всё уничтожили, что можно, потому что продолжают работать над уничтожением.

Проголосовали бы люди за независимость, если бы знали обо всех последствиях?

А теперь давайте себе ещё в продолжение этой темы вопрос зададим. Ведь вопрос тогда, в 1991 году, — кто помнит, почти двадцать лет прошло, — ведь вопрос-то какой был? «Подтверждаете ли вы акт независимости?» Ну, подтверждаю. 

18:31 Скажите, а если бы тогда вам написали, что если вы проголосуете за это, то начнутся гонения на права русскоязычных; будет ограничен русский язык в преподавании, общении, пользовании, в том числе, в деловой переписке, в судебной практике, в официальных инстанциях. А если бы там было записано, что если вы согласитесь на это, то будут героизированы бандеры, шухевичи — фактически гитлеровцы; что будут разваливать, и никто на это не будет обращать внимания, памятники ветеранов на Западной Украине? Если бы это всё написали? Если бы написали тогда, 1 декабря 1991 года, что если вы проголосуете «за», то возникнет железная граница с Россией, где живут ваши родственники, — я уже не говорю о друзьях, — где живут ваши родные, и вы будете ехать туда, предъявлять документы, вас будут обыскивать на таможне, вы будете заполнять декларацию, а если приехали больше, чем на три дня, то вас заставят там становиться на учёт, а вы с собой должны будете носить всё время карточку, что вы приезжий. 

19:56 Скажите, если бы тогда об этом было сказано, если бы тогда было написано, что если вы проголосуете «за», то из Севастополя будут выгонять Черноморский флот и издеваться над ним, что Одессу объявят чуть ли не столицей бандеровщины? Интересно, как бы тогда ответил и проголосовал народ, наш, в частности, одесский? Сегодня хвастают, что они тогда набрали 90%. Интересно, сколько бы они тогда набрали?

20:30 Значит — это моё [мнение], я убеждён в этом, — такие деятели, как Кравчук и им подобные, просто-напросто смошенничали. Просто тогда Ельцин боролся с Горбачёвым, и ему нужно было стать первым, а для этого нужно было развалить большую страну. Кравчук, сидящий на Украине, знал прекрасно, что он никогда не поднимется до уровня всего огромного Союза, а на Украине, даже будучи первым, он всё-таки подчиняется Москве, и ему тоже хотелось избежать этого. Точно так же повёл себя так называемый лидер Белоруссии, фамилию которого здесь сегодня и вспомнит-то не каждый, то ли Шушкевич, то ли Шухевич, то ли ещё чёрт его знает кто.

21:28 И вот, собравшись на троих, эти деятели подписали бумагу, а потом протолкали её через верховные советы и рады. Да, тогдашний партийный актив, коммунистический партийный актив, оказался почти насквозь гнилым и предательским, потому что их-то большинство было в этой самой Верховной раде, но, к сожалению, там уже не оставалось коммунистов. Там были члены партии, но вот коммунистов там не было, это правда.

Был ли Советский Союз обречён?

22:07 Я всё это говорю вовсе не для того, чтобы мы сейчас заплакали и закричали: «Давайте вернёмся в Советский Союз». Не надо возвращаться в Советский Союз, тем более что его нет, да и создавать его не с кем. Что, вокруг где-то есть социалистические республики? Нет, конечно.

22:28 Но когда мне говорят, что другого пути у тогдашней страны, у Советского Союза не было, то я спрашиваю: а почему Китай смог реформироваться? Говорят, что в Киеве студенты выступали, лежали на ступеньках, всякие донии и прочие, там их несколько таких сегодня ещё. Тогда они лежали на ступеньках. 

doniy

22:55 Ну и что? В Китае тоже студенты вышли на площадь. Там их, правда, очень жёстко разогнали. Но это их китайские дела. Но сегодня Китай живёт, процветает и нас не просто обогнал. Что там говорить? Вот, «Седьмой километр» всё показывает. И с уважением надо относиться к этому трудолюбивому и умному народу. Но вот они, забирая к себе тот же самый Тайвань с Гонконгом, говорят: «Да проблем нет, пусть у них будет капитализм, а у нас социализм. Одна страна, две системы».

23:30 А мы с вами здесь, в Украине, не можем договориться, что наши сложности толкают нас к необходимости федеративного устройства страны. Нам кричат, что это чуть ли не измена родине. Да разве?

«Говорим о жизни»

23:46 Мне сказали, что есть звонок. Я слушаю.

— Добрый вечер, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— У меня вот здесь земельный участок (я немножко не по теме), который я приватизировал ещё в 1996 году. Вот сейчас у нас собирают по двести гривен на присвоение какого-то там кадастрового номера. И я хотел бы знать, это законно или нет?

— Я не отвечу вам, дорогой друг, законно или нет, потому что я просто не знаю, что это такое. Я имею в виду вот эту ситуацию. В понедельник так случится, что я в обязательном порядке буду общаться, в том числе и с людьми, которые работают в области землеустройства, потому что будет сессия, и понятно, что все начальники будут там. Я спрошу, что это вообще такое, и тогда смогу ответить. Сейчас я просто не знаю.

25:00 А насчёт того, по теме вы или не по теме, очень даже по теме. У нас всё по теме. Мы же говорим о жизни нашей, значит, по теме. Двести рублей. А вы помните, что такую сумму тогда с вас бы никто не запросил? 

Слушайте, приятно вспомнить те времена, взятки и то были вот такие вот. Ну это же так! Брали как-то по чину. А сегодня же, ну по чину, как по чину…

25:39 Мы с вами в прошлой программе, — это продолжение этой темы, это основная тема наша, — в прошлой программе я рассказал вам о том, что живёт в Одессе человек, ветеран войны, хотя ему восемьдесят четыре года, но он ветеран. Так случилось, что он родился 22 июня. В 1941 году ему исполнилось пятнадцать лет, я говорил об этом, он был сыном командира заставы, и в общем, в его день рождения прямо с утра для него началась новая фронтовая жизнь, потом он был сыном полка, потом он стал взрослым, стал просто военнослужащим, дальше служил, потом работал, потом жил, а потом так случилось, что он ещё и состарился, а потом нашлись мошенники, которые начали выдуривать у него квартиру. Он расписался, я рассказывал, как бы за получение благотворительной помощи, а оказалось, что какая-то аферистка-нотариус из какого-то района, то ли Белгород-Днестровского, то ли ещё какого-то — не важно, не из города, в общем, подсунула ему на подпись [бумагу]. И пришли люди и говорят: «Всё, дед, ты уже тут не живёшь, ты свою квартиру нам продал, отдал», и так далее. 

27:03 И я говорил, что на третье число, на пятницу, то есть на вчерашний день, уже идут исполнители выселять этого деда. И я говорил: «Люди, имейте же совесть! Что же вы делаете?» И даже оказалось, что решение по деду принимала судья Гонзий, уголовница с ног до головы, сажать не то что некуда, кроме как на кол, больше и не за что, то есть специализировалась по этому. Её уже выгнали, она уже не судья, это последнее было из этого разряда дел, по которому она тоже приняла решение. И что же вы думаете? Позвонили дедушке второго числа из исполнительной службы и сказали: «Всё-всё, вы не переживайте, мы тоже смотрели, понимаем, что это глупость, мы не придём». А третьего числа пришли и сказали: «Дед, сегодня, конечно, похолодало и погода сволочная, но ты всё-таки выметайся к чертям собачьим на улицу». 

28:12 Он позвонил своим знакомым, его знакомые позвонили другим, мне позвонили, в общем примчалась туда телегруппа телекомпании АТВ. А дело в том, что у дедушки-то на руках уже было определение ещё одного суда Приморского района. Просто с огромным уважением назову председательствующего в этом судебном заседании. Судья Науменко рассмотрел заявление и сказал: «Запретить кому-либо, в том числе государственной исполнительной службе Приморского управления юстиции, осуществлять какие-либо действия, связанные с реализацией вселения, выселения из этой квартиры, пока не будет дело рассмотрено, тут же и письмо было направлено в исполнительную службу, что пацаны, не ходите, не творите беспредел. Но те исполнители, которые туда примчались, пока не приехали АТВшники, говорили: «Ничего не знаем, никаких определений суда, поэтому, дед, выметайся. А то, что на улице зима, нас просто мало волнует». 

29:34 А когда приехали телевизионщики… Я никого не пугаю, дескать, приедет АТВ, и все разбегаться должны. Но почему же они разбегаются? Да потому, что знают, что они неправы, и тут же сказали: «Да, елки-палки, действительно же есть определение суда, вот мы строго накажем какую-то девочку из нашей службы, которая нам вовремя не сообщила, поэтому извините, уважаемый ветеран, до свидания, тревожить больше не будем». 

30:03 Ну, так же нельзя! Ему же 84 года! Что ж вы делаете? Вы же молодые, здоровые, вам до 40, уважаемые исполнители. Он же вам не в отцы, в деды годится! Что, вы не понимаете, что зимой нельзя человека выселять на улицу? Да станьте гражданами наконец-то и скажите: «Мы не будем выполнять заведомо преступное решение». «А кто это вам сказал, что оно преступное?» — вас спросят. А вы мужества наберитесь, товарищи исполнители, и скажите: «А мы сами видим: зимой выгонять нельзя — раз, и Гонзий преступница — два. Разбирайтесь дальше, но я не пойду на это». А вы повели себя, как люди, которые: «Вот, мне приказали, я пошёл, расстрелял». Но так же нельзя! 

30:56 Я очень не хочу, чтобы все, вся исполнительная служба была обижена моими словами, точно так же, как и не хочу, чтобы все судьи, о которых мы говорим и в последнее время, и я в прошлой программе, и в позапрошлой говорил, чтобы все судьи вдруг подумали: «Да что же нас всех так?» Да не всех. Вот, назвал и фамилию судьи Науменко. Смог же человек, судья, разобраться и тоже именем Украины постановил: «Не трогайте ветерана». Слушайте, не трогайте, я вас прошу! 

О федеральном устройстве 

31:37 Мне сказали, что есть звонок, я слушаю.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Я слушаю давно вашу передачу, мне очень нравится она.

— Спасибо.

— Я вам хочу сказать, что эти, конечно, «три мушкетёра», которые собрались в Белоруссии, по пьяни этот вопрос решили. И основной смысл-то был, я согласен с вами, что надо было оторваться от Москвы и, так сказать, добраться до закромов родины. Один — Украины, другой — Белоруссии, третий — России. Мне кажется, эта троица прекрасно добралась и прекрасно поработала. Один поработал в отношении Черноморского флота, такое самое большое пароходство продали. Что там в России, то мы говорить не будем. 

Единственное, в чём я с вами не согласен, – поделить Украину. Если мы сейчас начнём ещё делить по областям, то получится у нас то же самое, что с этой троицей, только мы сейчас всё это на князьков разделим. Всё по областям, и будет ещё дальше хуже, как в феодальном обществе. Вот, у меня всё. Спасибо за внимание.

— Спасибо, спасибо.

— До свидания.

— Спасибо, очень правильный вопрос-замечание. 

33:15 Значит, я и мои товарищи недостаточно поработали над разъяснением того, что мы не призываем к расколу Украины, к разделу Украины на отдельные какие-то государства. Мы говорим иначе.

33:36 Вот, недалеко от нас существует, — давайте не трогать ту самую Россию, а то сильно много мы сегодня говорим, у них своих хватает и забот, и бед, и побед, это их вопрос, пока так, — давайте возьмём недалеко от нас Федеративная Республика Германия. Она федеративная. Там земельное устройство, земли: Бавария, Вестфалия, и т. д. В каждой из этих образований федеративных в субъекте федерации есть свой парламент, есть свой Верховный суд, есть своя Конституция, есть своё законодательство, которое в принципе всё привязано к федеральному законодательству, никакой там суперволи не существует. Но там учитываются особенности каждого субъекта федерации, особенности исторические, ментальные, идеологические, культурологические — какие хотите. Мы когда с вами читали в детстве [сказки] братьев Гримм, поражались, как это так: одно королевство, рядом второе, через 10 километров — третье. Так оно и было у них тогда, и развивались они как бы с единым языком, с единой культурой, но тем не менее, различия были, и эти различия и сохранились у них.

35:14 Скажите, ведь мы только на словах едины,

вся эта Украина ведь только на словах едина.

Пожалуйста, агентство «Таймер» публикует: «Сегодня, 2 декабря», — ну, понятно, материал за позавчерашний день, — «во время сессии Львовского городского совета, секретарь совета, член ВО Свобода Василий Павлюк зачитал обращение, в котором просит правоохранителей усилить охрану памятников борцам за свободу Украины. В первую очередь», — это цитата, тут по-русски, но понятно, что он говорил по-украински, — «В первую очередь просим усилить охрану возле памятника Степану Бандере, особенно в новогодние и рождественские праздники, поскольку 1 января — это годовщина дня рождения Бандеры.

В свою очередь мэр Львова Андрей Садовой отметил, что недавно имел разговор с руководством городской милиции по этому вопросу. Мэр подчеркнул, что патруль там должен дежурить постоянно. Если у депутатов будут какие-то предупреждения, он просит об этом сообщить». 

36:38 В общем, совершенно правильно поставлен ими вопрос, но ведь это они приезжали. Мы туда не ехали, мы с вами не едем туда, к ним, чтобы нападать на памятник Бандере, но ведь это они приезжали к нам сюда, чтобы нападать на памятник Екатерине. Так разные мы с ними или одинаковые? Я же не говорю отделиться от них железным забором? Чего вдруг? Если они не хотят, то мы настаивать не будем, нам не надо. Но жить по-нашему мы хотим у себя, а они хотят у себя жить по-своему. 

37:26 Конечно варварство, вандализм то что они разрушили в своё время памятник Герою Советского Союза разведчику Николаю Ивановичу Кузнецову, но это их вопрос. Мы просто смотрим и говорим: «Ну, дикари!» Но не идём же мы с вами сегодня бить таблички на улице бывшей Советской, на Ближних Мельницах, а сегодня Ивана и Юрия Лип, хотя Юрий Липа был бандеровец и откровенный профашистский деятель. Мы же не идём бить таблички. Мы просто немножко другие, мы не лучше и не хуже, мы другие. 

Наши уже пришли?

38:08 Продолжим тему, а пока звонок, слушаю вас. 

— Добрый день, я смотрю всегда вашу передачу с большим интересом и очень благодарен вам за то, что очень многого узнал от вас того, чего нигде в других средствах массовой информации не узнаешь. Поэтому, зная о тех делах, которые у нас происходили среди наших руководителей, нашего начальства, многие дела откладывались на потом. Скажите пожалуйста, наши уже пришли? Уже можно обращаться, уже можно что-то делать?

— Отлично, я понял, спасибо, отличный вопрос.

38:52 Сегодня был приём у меня. В общем-то, я давно это делал, а сейчас он уже превратился ещё и в депутатский. Было 25 заявителей, заявители были, в том числе, и коллективные, это немало, потому что каждый приносит с собой по полтора-два, а то и больше килограммов бумаги, и у каждого проблема, и проблема это болит, я прекрасно понимаю, что так же, как ко мне, другие люди ходят к другим депутатам, где-то к начальникам, где-то к руководителям, и тоже носят всё это. И я понимаю…, сегодня вычитываю всё это, и, честно говоря, невозможно представить себе некоторые вещи. 

Почему так происходит? 

39:50 Вы спрашиваете:

«Наши уже пришли?» Страшный вопрос!

Я сказал: «Спасибо за вопрос». А ведь он страшный! Значит, получается, что наши уходили? А если не уходили, то кто был? Чужие? А что значит чужие? Оккупанты? 

40:09 В предвыборной риторике, когда идёт предвыборная борьба, война, можно допускать некоторые выражения, соображения. Нами руководили наши, увы. Другое дело, что плохие наши, это моя оценка, очень плохие наши, это тоже моя оценка. Может быть, для кого-то они были хорошими нашими. Вот, были выборы, какая-то часть людей проголосовала за тех, для них те были хорошими, а бóльшая часть проголосовала против тех руководителей, но всё равно наших, поэтому не надо удивляться: «Как это может быть? Из тех чиновников оставили вот этого или вот этого». 

41:10 А разве так не поступали все остальные руководители, которые приходили, как бы их ни звали? Разве тот же Алексей Чернега в 1992 году разогнал всех сотрудников Симоненко? Нет. Разве Гурвиц, тот же Гурвиц, придя в 1994, разогнал всех сотрудников Чернеги? Нет, он поменял верхушку первых людей, поставил там своих близких по духу, по преступлению на какие-то ответственные посты, но, в общем-то, основной-то управленческий костяк оставался. Потом пришёл Боделан в 1998-м году. Что, Боделан взял и всех выгнал? Тоже нет. Я с уважением отношусь к Руслану Борисовичу, хотя я понимаю, знаю, вернее, что не все, скажем так, я бы его назначения одобрил. Но я со своей колокольни меряю, а он со своей. Потом пришёл тот же Гурвиц в 2005. А Гурвиц что, всех боделановских разогнал? Да ничего это не бывало, очень многие там по сквозному режиму до сегодняшнего дня находятся. Пришли «наши» или нет, мы с вами будем судить только по такому критерию: начнут ли они, эти чиновники, нас, — в какой-то степени я уже вынужден говорить «вас», потому что я как бы чуть-чуть туда переместился, учитывая депутатство, —

начнут ли они слушать людей, начнут ли они слышать людей. 

Ещё один вопиющий случай в Одессе

43:00 Я читаю — вот сегодня, в частности, на приёме мне приносили очень много бумаг, — я читаю бумагу, вижу подпись уважаемого человека, мною уважаемого, и понимаю, что он эту бумагу не читал, но он её подписал, и это ему минус, и за это немножко надо отнять в этом самом уважении. Какой-то там внизу исполнитель Пупкин что-то там составил… Вот, наверное, дикий случай: 

43:31 у матери погиб сын, воевал в Афганистане, погиб сын… 

Подождите со звонком. Я обращаюсь к тому человеку, который на телефоне: пожалуйста, буквально пару минут подождите, не обижайтесь, но тут надо договорить. 

Погиб сын, ей определили льготу. Сначала было 100%, потом государство это решило 50% на коммунальные услуги, там на все эти платежи, ну, было-было. Потом вдруг ОдесГаз решил, что она им должна. И в течение пяти лет [начисляли полную сумму], а она продолжает платить по 50%. Через пять лет они говорят: «О, одну минуточку, а действительно же 50% вам». А эту прореху в пять лет, когда они считали, что она не должна [иметь льготы], они насчитали полную сумму, вышло очень много тысяч этих самых гривен. Сегодня они в суде пытаются получить с неё эти деньги, делая вид, что они полные идиоты и не понимают, что не воскресал её сын на эти пять лет. Ну, нельзя же, чтобы чиновник был деревяшкой! Ну, нельзя так! Прочти бумагу, пойми, не воскресал этот сын, значит, не могла эта льгота прерываться! Нет, в суд таскают! И опять пишут: «квартиру опишем, мебель заберём, книжки заберём». Что это такое? 

Вот, там вопрос написан.

45:26 Так

независимая Украина зависима, в том числе и от дураков у власти.

Извините, что резко. 

45:30 Есть ли ещё тот человек на связи, который звонил? Пожалуйста, звонок.

— Добрый вечер, Григорий Витальевич, я очень-очень-очень уважаю вас, вашу программу, даже была у вас как-то в кабинете, правда, молча постояла, приводила старичка одного, вы его помните, наверное. Фамилию забыла, он писатель. Помните?

— Да, конечно.

— Я хочу вот так вопрос задать: стала ли не Украина независимой, а стал ли народ Украины независимым? Это вообще кошмар, что творится! Я участник боевых, пришла в больницу, попросила сделать очередной снимок после того, как упала. Мне говорят: «А почему вы сразу не сказали, что участник боевых, мы бы вам не делали этот снимок». И врачи не хотят разговаривать. Бедный наш народ, независимо от власти, почему-то никто не заботится об этом народе. Да, стояли эти средний бизнес, малый бизнес, но никто не думает о том народе, который работает на этот малый бизнес. Вы со мной согласны?

— Да, я согласен.

— Они, бедненькие, получают копеечки, эти люди, бедный народ. 70% бедного народа, который живет на 2000, в лучшем случае.

«Никто не будет думать об этом народе, если народ не будет думать о себе»

47:01 Я понял, спасибо. Это горько признавать, но правда заключается в том, что

никто не будет думать об этом народе, если народ не будет думать о себе. А народ — это не скопище, это не толпа, это люди организованные.

Мы тысячи раз с вами слышим выражение: «Вот, грядет где-то, мы построим, мы создадим, так называемое гражданское общество, где мы будем не просто народ, население, а мы будем граждане, а с гражданами нельзя так поступать».

47:41 Вы помните фильм «Гараж», там идёт спор, кого выгнать, кого не выгнать, и сумбур, бой подняла по-настоящему некая Малаева, её играет Лия Ахеджакова, такая маленькая, невидная. Все знают и этот фильм, и эту актрису. И вот, она пытается достучаться и сказать, что так нельзя, давайте же как-то, если даже нужно кого-то исключить, все понимают ситуацию, давайте хоть исключать честно. Может быть жребий, может быть заслуги считать, ещё что-то. А Вячеслав Невинный, актёр, он играет отрицательного персонажа, говорит: «Да что мы слушаем вот эту малявку-шмакодявку?», как он высказался: «Да я тебе сейчас…»

И вот когда он ей сказал «я тебе сейчас», несколько человек тех, кого обидели, тех, кого исключили из кооператива, помните, они как-то в секунду встали на её защиту. А после этого момента, вспомните, этот кооператив разделился: «за этих» и «за этих». И секретарь собрания, и секретарь этого кооператива, его играет великий актер Валентин Гафт, он там мечется между ними и говорит: «Я не допущу кровопролития между своими, вы мне дороги и эти, и эти».

49:17 Так вот те, которые сказали «мы защитим эту Малаеву», вот это были граждане. В эту секунду они стали гражданами. Я не знаю, как потом будет, в другой ситуации, а в этот момент они стали такими. А мы с вами пока не граждане, это чистая правда. И я точно так же, как и вы, всё ещё не гражданин.

49:42 Я, наверное, поехал бы по адресу, я-то его знал, где этот дедушка живёт, я бы поехал, но я же поверил, когда мне сообщили, что 2-го числа исполнители сказали, что не поедут выселять этого ветерана. А мне нужно было, чтобы тут чуть больше заболело, поехать и тоже проверить, и не ждать, пока мне позвонят, а потом в пожарном порядке посылают наших ребят, АТВшников, чтобы поехали туда, зафиксировали, как разбегались эти деятели, вы, государственные, этого государства, чиновники. Но меня там не было. 

Да, спасибо, мне подсказали, что только 2 минуты, так уже, наверное, со звонками [не получится]. 

50:31 Но меня там не было, и вас я туда не позвал. И не потому я сейчас так говорю, чтобы показать: вот, видите, я сейчас… у меня какое-то супер-раскаяние наступило, а просто мы такие. Посмотрите, как помчались предприниматели отставить, правда, там они раскололись на левых, правых, своих, чужих, на политиков, на экономистов, это нормально при таком огромном скоплении народа и при разных интересах, это тоже нормально. 

51:05 Но мы-то с вами, когда выселяют соседа, не выходим же. Ну, давайте вспомним, когда Гурвиц выгонял художников из городского сада, художников! Если бы Гурвиц выгонял из городского сада торговцев, — помните, там лотки устроили 7-й километр, 2-й, тут он был прав, — но выгнали-то художников. Кому они мешали? Дерибасовская улица, где просто ходят, как на бульваре. Это украшение. Нет, нужно было их загнать туда, под собор, где им точно не место! Но мы же с вами не пошли туда? Да, я что-то говорил в программах, но я вас туда не позвал, и мы туда не пошли, ну это так.

51:56 Ну вот, собираются люди, родственники тех, кто погиб в дорожно-транспортных происшествиях, в том числе, а их очень много, к сожалению, от рук, назовём это так, так называемых мажоров, от этих беспредельщиков, от сынков богатеньких пап, которые ездят на этих танках, давят людей и не отвечают напрочь. И вот, собираются эти люди, время от времени родственники этих погибших, травмированных, собираются на Соборной площади. А много ли нас с вами там собирается?

52:36 Наверное, нужно перейти сейчас от этого перечисления там, где мы не делаем, недоговариваем, недорабатываем, наверное, нужно перейти к какому-то предложению, мол, дескать, давайте что-то организуем, создадим какую-то организацию, будем активными. Хотя я думаю, что ничего создавать не надо, всё уже давно создано, надо просто активизировать работу тех организаций, которые пообещали людям защищать их. 

53:09 И только тут

очень важно, чтобы эти люди не ждали, что их будут защищать, а участвовали вместе со всеми в защите хотя бы самих себя.

Вот так, нет другого пути.

53:26 Мне сказали, что время уже наше с вами закончилось на сегодня. Знаете, думаю, что уже многие знают эту новость, я просто хочу закончить ею. Когда крики раздавались «Геть від Москви!» [(укр.) — прочь от Москвы], это ж их крики, не наши. Поэтому я говорю, мы разные. Я не против, чтобы мы жили в одном государстве, но каждый — по своим правилам. Они по своим, мы по своим. Так вот, «Геть від Москви!» они кричали. Кончилось с тем, что у нас с вами чемпионата Евро-2012 не будет, а в России будет Олимпиада, а также будет Чемпионат мира по футболу в 2018 году. Такое решение приняла ФИФА, мировая футбольная федерация международная. Россия выиграла спор, а спорила не с кем-нибудь, с Испанией и Португалией, известными футбольными мировыми странами, столицами, Россия выиграла. Я очень рад за Россию, я спрашиваю: а когда на нашей улице будет праздник?

Всего доброго, это была программа «Правда».

Результаты телефонного голосования

Стала ли Украина независимой?

  • Да, от всего и всех — 2%;
  • Я не люблю шуток — 7%;
  • Чтоб да, так нет — 91%.

Всего звонков — 862.

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

2 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *