litvin

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 21 сентября 2012 года

Здравствуйте, уважаемые телезрители. В прямом эфире телеканал АТВ, программа «Правда». 

Закон об ответственности за клевету

00:29 Несколько дней уже вся страна обсуждает вопрос, который вы видите сейчас у вас на экране. И мы тоже предлагаем сегодня обсудить этот вопрос. Я продублирую. Надо ли судить, карать, наказывать за клевету? Вопрос, казалось бы, странный. Ну, как это? А что, не карать? И тем не менее, сегодняшнее украинское законодательство практически клеветника никак не карает, никак не даёт возможности человеку, которого оклеветали, найти защиту, реальную защиту, настоящую защиту.

01:14 Да, действительно, есть закон сегодня, который говорит, почему бы не поискать защиту в суде, и если в отношении вас распространили сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство, деловую репутацию. Вы можете обратиться в суд, и в суде вам якобы помогут. Жизнь говорит, практика говорит, вы будете судиться годами. Это правда. Через очень долгое время, может быть, признают, что вы были правы. Все уже забудут, как вас оклеветали. В общем, в итоге вы остаётесь оплёванным. Но если бы это было только, если бы только всё заканчивалось тем, что человека оклеветали, оплевали, он, бедный, утёрся, ушёл. Беда заключается в том, что клевета — страшная штука.

02:13 В советское время была уголовная ответственность за клевету, за оскорбление. В Гражданском кодексе была статья 7, где человек мог потребовать восстановления своих прав, если в отношении его распространены были сведения, не соответствующие действительности, порочащие честь, достоинство. В Гражданском кодексе, в Уголовном кодексе было прописано, что за клевету могла [наступить], и наступала, уголовная ответственность.

Почему так было? Да потому что история мировая и советская история, и европейская, американская, мировая знает тысячи и тысячи и многие-многие тысяч примеров, когда клевета могла причинить очень существенные последствия, вредные оклеветанному человеку.

03:22 Не хочется говорить громкими словами, но все мы знаем ситуацию, которая называется «предательство Иуды». Иуда предал своего учителя Христа. Но ведь инструментом для предательства Иуда использовал клеветнический донос. И в результате этой клеветы получилось то, что получилось.

Кто-то скажет, что это библейские сказки. Ладно, оставим это в стороне. Разве мы с вами, живущие сегодня, не знаем сотни, тысячи примеров того, как оклеветанный человек… господи, люди руки на себя накладывает, семьи распадаются? Государства войны начинают друг с другом, потому что изначально возникла, злонамеренно ли — случайно вряд ли, — клевета.

Люди, которые не были такими толерантными, как сегодня принято называть, полит-толерантными, какими-то ещё, они хорошо понимали. Я даже себе выписал из комедии Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума», Молчалин говорит: «Ах! Злые языки страшнее пистолета». Это русская классика.

molchalin

05:13 Я попрошу сейчас, нам поставят небольшой фрагмент из оперы Россини «Севильский цирюльник», это как бы комедийная опера. Вслушайтесь, пожалуйста, в слова дона Базилио. Пожалуйста, покажите нам, дайте послушать.

Видео

И как бомба разрываясь, 
Клевета всё потрясает и колеблет мир земной.
Тот же, кто был цель гоненья, 
Претерпев все униженья, 
Погибает в общем мненьи, поражённый клеветой.

06:58 Трудно сегодня найти человека, который на себе, на своей шкуре, что называется, никогда не испытал, никогда не испытывал такого. Тот же, кто был «цель гоненья» (я цитирую, я просто не пою, а говорю), «претерпев все униженья, погибает в общем мненьи, поражённый клеветой». А если погибает не только в общем мненьи? Где-то живёт какая-то девушка, и в отношении её распускаются слухи: «такая-сякая». А она пошла и руки на себя наложила. А что, не было такого? А что, не бывает такого? Это страшная штука. И вот, почему мы сегодня об этом говорим. 

Жёсткое противостояние закону об ответственности за клевету

07:54 Ещё раз скажу, несколько дней уже как бы опять колбасит украинскую, извините за выражение, продвинутую общественность. Верховная рада в первом чтении приняла закон об уголовной ответственности за клевету. Ещё раз скажу, в советское время это было, в Америке есть, в Германии есть, во Франции есть, во многих странах это есть. В Украине закричали: «Ни за что!» И все кому не лень закричали: «Да если это введут, так тут журналистов начнут карать, потому что…» А почему начнут карать? А чего вы так дёргаетесь? 

08:38 Я смотрел вчера программу Натальи Переваловой «Совещание». И там тоже один бился в истерике, кричал: «Вот у нас немедленно всем журналистам кирдык придёт!» С чего вдруг?

А вы не врите, коллеги-журналисты! Не врите, и всё!

Не надо говорить на человека: «он бандит», если у вас нет текста приговора, вступившего в законную силу, где этот человек обвинён в бандитизме или хоть в каком-то уголовном преступлении. Не говорите этого. А вы не говорите, что он вор, если у вас нет доказательств. Вы скажите так: «Мы считаем», «У нас есть основания», «Мы имеем предположение», это ещё куда ни шло. Но нет, им перчинку хочется. Вор, бандит, насильник, такой-сякой! Это называется сегодня «журналистика». 

Клевета или свобода слова?

09:37 И журналисты первые закричали: «Ни в коем случае не дадим этому закону существовать». Докатилось до того, что журналисты потребовали от депутатов Верховной рады, которые внесли этот законопроект, и он прошёл через первое чтение, снять его вообще, и чтобы больше его не было. Потребовали!

А я про себя думаю, а чего это вдруг народ должен ориентироваться на то, что нравится или не нравится журналистам.

Сколько бы ни было журналистов, они, наверное, составляют одну какую-то там многнотысячную от того, сколько людей в стране. Закон призван защитить человека от клеветы. Я уже сказал о том, что клевета-то бывает разная. Клевета, по Сергею Ивановичу Ожегову, по его словарю, — это сведения, это ложь, которая порочит.

kleveta

Не просто ложь, а ложь, которая порочит. Человек не вор, а о нём говорят, вор. Человек не насильник, а о нём говорят, насильник. Сегодня такие высказывания называются «свободой слова».

Очень хорошо на эту «свободу слова» смотреть со стороны. А если это к тебе? 

Раз есть звонок, давайте звонок.

– Слушаю.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте.

– Я хотел спросить вас, Григорий Витальевич, а кто будет судить за клевету Шустера, Киселёва? Скажите, пожалуйста, такую вещь, это отвечает товарищ Янукович, это понятно. 

Второй вопрос. Я звонил вам полгода назад. Скисна улица. Я хочу её Косвенной видеть. Вы обещали, ваша партия. Мы, дети войны, хотим голосовать за вас, сделайте до выборов хотя бы эту Скисну, рядом напишите «Косвенная». 

Дальше. Приходят бумаги только на украинском языке. Сколько можно? Мы уже всё, приняли закон. А оказывается, Янукович не разрешает? Или что? Ответьте, пожалуйста, Григорий Витальевич. Я за вас.

– Я понял. Спасибо.

Довольны ли мы действиями Януковича?

12:21 Сразу отвечу за товарища Януковича, это очень легко, потому что по идее я должен ответить так: «Пусть Янукович отвечает за себя сам». Это очень легко, но я сделаю не так. Янукович — президент всея страны, то есть каждый из нас имеет право комментировать его действия. А мне просто положено об этом говорить, потому что я и мои товарищи, мы говорили так: «Голосуем за Януковича, потому что остальные ещё хуже». В тысячный раз повторю, и сейчас говорю, да, на тот момент, да и на сегодняшний, честно говоря, из выбора выбора нет. Но будет очень большой неправдой, если я скажу, что, всё, что делает Виктор Фёдорович, правящая партия, правительство, что всем этим мы восторгаемся, мы счастливы. Нет, конечно. 

13:25 В каких-то моментах мы прекрасно отдаём себе отчёт, что не всё можно сделать. Это правда.

Действия власти вызывают у нас, у тех, кто голосовал за сегодняшнюю власть, не только чувство недовольства, а и возмущения и отторжения.

Ещё раз повторюсь, это при том, что мы понимаем, что на сегодняшний день другие хуже.

13:57

Сегодня меня категорически не устраивает ситуация, когда президентская команда всё время пытается усидеть на двух стульях.

Запад-восток, Европа-Россия. Да ладно Европа-Россия — русский язык, не русский. Что это такое? Ну, что это такое? Вот Верховная Рада позавчера принимает вот этот самый закон в первом чтении о реальном наказании за клевету, тут же немедленно возникает президентская администрация, я имею в виду представителя президентской администрации, депутата Юрия Мирошниченко в Верховной раде, который говорит: «Мы никого отношения к этому не имеем, это преждевременный закон, ещё не время».

14:49 Да когда будет у вас время? 20 с лишним лет нам говорили, что вопрос русского языка не ко времени! А когда же будет ко времени? И молчали властные, а вневластные говорили правду, свою правду. Они говорили: «Нам надо 40 лет запрета на русский язык». У нас даже в Одессе это тоже говорилось, я уже не говорю про центральные [власти]. Через 40 лет, когда все привыкнут, что они только на украинском и только украинцы, тогда можно будет разрешить русский, нет вопросов, он уже будет автоматически действительно иностранный. Так было? Так.

Мнение спикера Рады

15:34 Сегодня говорят: «Не время ставить вопрос об ответственности за клевету». Вот давайте, у меня тут длинная подборка, я же вас, их, гадов… Материал за вчерашний день: «Председатель Верховной рады Владимир Литвин считает, что закон об усилении ответственности за посягательство на честь и достоинство человека не будет принят». Я не знаю, как долго Владимир Литвин будет оставаться в должности председателя Верховной рады.

16:23

Вы вдумайтесь! Спикер парламента не считает правильным принимать закон об ответственности за посягательство на честь и достоинство человека.

Литвин выразил мнение, что принятию такого закона сейчас не время, поскольку практически (это его слова) отсутствует граница между клеветой и критикой. 

16:49 Дорогой Владимир Михайлович Литвин, я понимаю, что вы меня не услышите. Но я обращаю к телезрителям, вот представьте, что мы все с вами ему говорим: «Милый, что же вы там делаете двадцать с лишним лет? До сегодняшнего дня вы не определили разницу между понятиями «критика» и «клевета»? Вы успели принять Конституцию, потом успели принять поправки к Конституции, потом успели отменить поправки к Конституции, и до сегодняшнего дня в других странах все расписано».

«Кроме того, Литвин сказал, что если и принимать такой закон, то в нем обязательно должна быть норма о том, что усиление ответственности за клевету не должно использоваться как инструмент давления на средства массовой информации».

17:48 То есть, вот, я работаю в средстве массовой информации, и я, казалось бы, должен говорить: «Спасибо, Литвин, ты такой молодец, ты нам дал возможность теперь брехать…» Мне не надо. Я не собираюсь ни на кого брехать. Вот те, которые всё время кричат: «Кваснюк всё время врёт в своей программе «Правда», ни разу не привели пример, где же я там вру, не вру.

Но и это ещё не всё. Литвин заявил, что закон можно принять с одним условием. Его слова: «В принципе, можно было бы принимать этот закон, внеся в него такое положение, что не имеют права выступать с исками политики и государственные служащие. А простые люди, если они считают, что что-то против них неправильно сказано, могут обращаться». А на кой же чёрт тогда, Владимир Михайлович, дорогой мой, а на кой же чёрт тогда нам равенство по Конституции всех? Что, чиновника можно закрыть матом, рассказывая, что он взяточник, вор, преступник, бандит, негодяй; депутата, а депутат тоже чиновник, всем остальным можно, а этим нельзя? Ну, что это такое?

Мы немножко поменяем рисунок. Я планировал, я рассчитывал. У нас есть ещё одна небольшая зарисовка, но я попрошу, чтобы мы её показали через 4-5 минут, когда у нас закончится рекламный выпуск. Мы тогда перейдём к нему, потому что тут нужен некий переход. 

19:45 Опять Литвин, то ли он за русский язык, и если принимают, то он уже против русского языка. Ну, что же это такое? Не надо допускать возможности, права кому-то (это вообще правом назвать нельзя) клеветать. Кто-то говорит, это свобода слова. Да ничуть не бывало. Я в начале программы сказал, Иуда оклеветал Христа. Какой ещё нужно привести пример, чтобы показать, как и до каких размеров, к каким последствиям может приводить клевета?

Помните, мы только что с вами слушали песню из оперы Россини? «Тот же, кто был цель гонения, претерпев все унижения», — тот, кто был оклеветан, — погибает в общем мнении, поражённый клеветой». Погибает! Главные противники закона об ответственности за клевету

20:52 Сегодня законодатели спромоглись (полурусское-полуукраинское слово) [(укр.) — сумели] найти норму, по которой можно будет клеветников попытаться поставить в стойло. Разве мы не знаем, сколько доносов пишется клеветнических? Все кричат, 1937 год был такой-сякой. А ведь 1937 год был построен не на репрессии власти, а на доброхотах, которые клеветали на своих родственников, на своих соседей, на своих сослуживцев. Вот была питательная масса — доносчики. Прошли десятки и десятки лет, сегодня спросить не с кого, они уже все в другом мире, другую ответственность несут. Но ведь тысячи тысяч людей погибли из-за этого!

21:51 Сегодня Верховная рада говорит: «Давайте мы защитимся». И оказалось, что журналисты (про Литвина вы слышали), журналисты закричали: «Ни в коем случае!», и громче всех закричал некий Институт массовой информации. У меня вот тут есть справочка, Институт массовой информации не кто-нибудь, это в Киеве контора сидит. Что же такое Институт массовой информации? Кем он финансируется? Вот шесть позиций: Первая — «Интерньюс», Нью-Йорк; вторая — «Интерньюс», Нью-Йорк; третья — «Интерньюс», Нью-Йорк; четвёртая — Международный фонд «Возрождение», Нью-Йорк, пятая позиция — Фонд развития средств массовой информации, посольство США; шестая позиция — Национальный фонд поддержки демократии Украины, посольство США. 

У себя в США они карают тюрьмой за клевету, а у нас — всё на разрушение. 

Нужно больше сказать, но мы уже уходим на рекламу. Несколько минут рекламы и вернемся.

Опрос дня

23:10 Я тоже за тех, которые делом занимаются, то есть я как бы продолжаю такую рекламную кампанию, хотя мы ещё поговорим сегодня и о рекламной кампании. Вы знаете, я поймал себя на том, что заговорившись, увлёкшись названием сегодняшней темы, я немножко забыл, какие там вообще варианты. Итак, надо ли судить за клевету? Вот такой сегодня вопрос в середине программы, тем не повторимся. Наши три варианта, которые мы предлагаем: 

  • Надо судить за клевету, клеветников к ответу. Я смотрю, что за это 97%. Люди добрые, как я вас понимаю!
  • Второе — «это не по-европейски». Сколько там у нас? Целых 2%.
  • И «меня это пока не касается», как я понимаю, 1%. 

Вы знаете, когда это не по-европейски и всего 2%, в общем-то, Европа судит за клевету. Да и мы, вот те, кто составляли сегодняшний опросник, прекрасно это знали и понимали, ни в какой Европе, Америке, в так называемых цивилизованных странах, такого нет. Это просто таких, как мы, Украину, Белоруссию, Россию, пытаются прогнуть под некоторые псевдоевропейские ценности. 

24:59

Да сколько же можно? Под лозунги или крики о европейских ценностях у нас когда-то разваливали производство, разваливали трудовые коллективы,

под шум и крик: «гласность», «вперёд», и я, каюсь, потому что я знаю, что меня сегодня видят и мои друзья, с которыми я работал тогда, в те годы, в том числе и на заводе Спецтехоснастка, я там был один из таких громкоговорителей: «Новая жизнь, давайте вперёд!» Сегодня, я говорю: «Ни черта мы тогда не понимали, нас развели как лохов! 

Наши ценности, которые мы почти утратили

25:44 У нас есть свои ценности, и для того чтобы лично мне прийти к глубинному пониманию этих ценностей, не так, как, знаете, на 9 мая, на 23 февраля, ещё когда-то, мы кому-то говорим: мужикам — «будьте здоровы», ветеранам — «чтоб вы долго здравствовали», а чтобы понять это, нужно было опуститься вместе со всеми в эту пропасть, в которой сначала разрушили великое государство — победитель. Не кто-то! Да понятно, Аллен Даллес в 1945-м году рассказал, как это будет. Но позволили-то мы. Я такой же, как и все остальные, а может и не такой же, может я хуже, но мы позволили это сделать, и только сегодня мы начинаем понимать (мне очень хочется, чтобы это понимали все, как можно больше людей), какую ценность мы утратили, самодостаточность, когда-то, очень-очень много лет тому назад, помните, Маяковский писал. Он съездил в Америку и писал: 

Я в восторге

      от Нью-Йорка города.

Но

  кепчонку

       не сдёрну с виска.

У советских

      собственная гордость:

на буржуев

      смотрим свысока.

27:28 Это всё образы, дело не в буржуях, а в том, что у нас, у славян, у русских, людей русского мира, людей русской культуры, должна быть собственная гордость, эту гордость тысячу раз, тысячи раз пытались раздавить, растоптать. Та Европа, куда якобы сегодня стремятся наши правители. Наша гордость немножко в другом, мы особенные. Помните? 

Умом Россию не понять
Аршином общим не измерить, 
У ней особенная стать, 
В Россию,

а это мы,

можно только верить

28:24 На этой вере возникла и была достигнута действительно величайшая во все времена Победа. Я попрошу, нам сейчас поставят песню, и я знаю, что очень многие люди старшего поколения вспомнят её и подпевать начнут. Я очень хочу, чтобы те, кто помоложе, вслушиваясь в слова, в мелодию этой песни, попытались понять, почему же у нас особенная стать. Нечего нам гоняться за каким-то призраками, Европа, не Европа! Поставьте нам, пожалуйста, вот эту нашу песню.

Песня «Наш тост»

Всякие националнеопределившиеся, то ли яценюки, то ли литвины, то ли ещё кто-то, будут всё время говорить: «Куди ми будемо йти?» [(укр.) — Куда мы пойдём?] То есть у них перед ними всё время задача, куда мы будем идти, вот отсюда, от истоков. Истоков боятся, ненавидят.

Объединённая оппозиция о невозможности компромисса с Россией по трём вопросам

32:43 Агентство «Интерфакс», материал за 16 сентября: «Объединённая украинская оппозиция в случае победы на выборах готова к сотрудничеству с Россией по широкому кругу вопросов, за исключением трёх, в которых компромисса быть не может, заявил председатель совета Объединённой оппозиции Арсений Яценюк.

Мы имеем, его слова: “Имеем три “Нет”: “Нет” – Таможенному союзу, “Нет” – военному блоку», — чтоб ты уже подавился! Ну хрен с ним, извините меня за откровенность, он третье «нет» придумал, кролик, недопеченный в сметане, — «и “Нет” – русскому как второму государственному в моей стране”, — сказал он, выступая на 9-й Ялтинской ежегодной встрече». 

33:42 Слушай, Яценюк, а в моей стране? А в стране тех, с кем я сейчас в Одессе разговариваю? Объединённая оппозиция! Он сказал, никогда русский язык не будет государственным. В Одессе? Он что, всё время в Одессе будет оставаться иностранным?

Открываю небольшой семейный секрет, у меня жена сегодня вернулась из командировки в Севастополь. Она мне оттуда звонила, говорит: «Я вообще не могу понять, куда я попала. Какой-то мир такой, улица Ушакова, Нахимова, там… Россия». А что должно быть ещё в Севастополе? Улица Мазепы, что ли? Позорная для Одессы улица Липы?

Есть звонок, давайте, раз есть звонок.

– Добрый вечер.

– Да, здравствуйте.

– Григорий Витальевич, я хочу еще вам сказать о том, что вот эти вот Объединённая оппозиция так называемая – паморочные [(укр.) — помутнённые]. И вот эти паморочные, да, они подыгрывают Америке все. Но я вам хочу сказать, они хотят запретить христианскую веру православную. И получается так, что будет к концу православие наше, а хотят, чтобы католики правили вот этим всем. Так что вот такие вот весточки.

– Я понял, спасибо.

В Одессе всегда всем было место

35:44 Дорогие друзья, в вашем вопросе прозвучала очень для меня тревожная нотка. То есть враг уже определённого успеха добился. И правильно оценивая ситуацию, что враги наступают на православие, мы делаем некий вывод, что теперь, значит, будут править католики. Давайте для себя запомним, в Одессе — я просто предлагаю, я не могу настаивать на этом, хотя, если бы мог, то пытался бы, — в Одессе всегда всем было место. У нас есть несколько католических храмов. Рядом с нами — это неправильное выражение, — мы вместе живем. Поляки-католики живут в Одессе ровно столько же по времени, сколько живут христиане православные, армяне, православные русские, украинцы, столько же, сколько живут иудеи. Сегодня рядом с нами, и тоже с первых дней, живут мусульмане. Рядом с нами — это значит, мы рядом с ними. В ту минуту, когда мы начнём говорить: «этот первый, а этот второй», мы зароним эти самые зёрна ненависти. Нам это не надо. Неужели нам с вами не противно, не обидно слушать, как националисты украинские заявляют: «Мы титульная нация»? Они меня уже объявили националпредателем, зрадником [(укр.) — предателем], «мы тебя!» Да ладно, переживёте! Сам всех перевешаю и на сало перетоплю! Это шутка. Но суть-то какая? Вон и титульные. 

37:57 Давайте так, в Одессе титульных нет. Да, действительно, Одесса, территория Одессы, — каноническая православная территория. Но никогда с момента основания нашего города православные тогдашние власти, они были очень сильны, никогда не выступали против того, чтобы здесь нормально и спокойно действовали и мусульманские, и иудейские общины, и католические, конечно. Больше того, вот в последние времена тут, в Одессе, сколько сект всяких основали свои церкви!

Одесситы — народ нормальный, спокойный. Переживём и это. 

38:49 Для меня всегда является показателем, что такое наш в этом плане город, — это дни религиозных православных праздников, когда я проезжаю мимо храма на Пушкинской, Успенского собора, на Преображенской, мимо любого другого собора. Я же вижу эти тысячи и тысячи людей, я лица вижу, а ведь это ситуация, где никто никого не ведёт по разнарядке. Поэтому давайте будем спокойнее. Одесса — каноническая православная территория, территория канонической православной церкви. И именно поэтому мы, как те, кто придерживается православной религии, мы никому не препятствуем. Не надо, чтобы в Одессе что-то кому-то запрещали.

Хочет какая-то девочка выйти замуж за мусульманина и носить своеобразную одежду? Да на здоровье! Что, вам жалко, что ли? Ну считайте, что вы на ней не женитесь. Так она уже вышла замуж за того Ахмеда. На здоровье!

Мне сказали, что есть звонок. 

– Алло.

– Добрый вечер, Григорий Витальевич. 

– Здравствуйте, здравствуйте, слушаю вас.

– Я коренная одесситка. 

– Сам такой.

– Вы знаете, меня страшно удивляют эти рекламы, которые проходят. Рекламы, где действительно клевета на русскоязычное население, потому что в этих рекламах сказано, что мы почему-то посягаем на украинский язык, а не наоборот. Вот в чём дело. Это явная клевета! Почему разрешают вот этот рушник, где черный ворон клюёт соловья, якобы убивают украинский? Кто трогает украинский язык? В чём дело? По-моему, наоборот, не дают русским учиться на русском языке, разговаривать.

– Спасибо. Спасибо огромное. 

С кем борются националисты

41:15 Я так чувствую по голосу, что вы давно хотели это сказать. Здесь проблемы особой нет, здесь все понятно.

Дело в том, что когда никто на них, на националистов, не нападает, то оказывается, что они никому не нужны и никем не видимы и незаметны.

А на них действительно никто не нападает, поэтому они всё кричат: «Нас гноблять i зневажають нашу мову!» [(укр.) — «Нас угнетают и презирают наш язык!»] Вы знаете, мне неловко, я в сотый раз повторю. Да ходят по очереди под каждый праздник мало-мальский все к тому Тарасу Шевченко: власти, оппозиция, коммунисты — кто хотите. Ну кто там кого «зневажає»?

42:03 Кстати, украинский язык я не изучал. Такое слово, «изучал»! Да нет. Просто [учил] в нормальной обычной одесской школе, в Барятинском переулке, там, где сейчас Институт усовершенствованных учителей, переулок Нахимова он ещё назывался тогда. Обычная школа, обычная, казалось бы, учительница, великий человек и необычная, к сожалению, покойная Татьяна Ефремовна Горун, преподавала нам украинский язык и литературу, и с того времени для мене немає різниці, якою мовою спілкуватись [(укр.) — для меня нет разницы, на каком языке общаться]. Я только тогда понял красоту украинского языка. И несмотря ни на что, ни на каких националистов, из-за действий которых очень многие начали ненавидеть украинский язык, и это понятно, потому что это через насилие, у меня, слава богу, такого чувства не возникло. Но я понимаю, что пройдёт и эта пена. 

43:09 А то, что они нас обвиняют, а что им ещё остается делать? Они же без этого, ну, никак! Им же всё время надо доказать, что они борются. Чего они борются, если с ними никто не борется? Мы с ними не боремся, тысячу раз сказано! Мы никогда не говорили, на каком языке должны общаться друг с другом во Львове. Да на здоровье! На украинском, может, они завтра захотят на китайском, тоже нормально. Кстати, нормальный язык. У меня во дворе китайцы живут. Всё нормально. Вот такие ребята!

Кого нужно выбирать в парламент

43:46 А что же с этим делать? А что же делать с этой рекламой? Мы с вами сейчас находимся опять в преддверии выборов, причём не просто выборов. Это не районный уровень, не городской, даже не областной. Это выбор законодателей. Сколько бы вам не рассказывали, что этот хороший человек заасфальтировал, а этот хороший человек унитаз починил, а этот хороший человек там аптеки открыл, помните,

мы выбираем с вами законодателей, которые должны на законодательном уровне снять вопросы, которые нам сегодня мешают; принять законы, которые помогут нам жить.

Для этого нам надо действительно там реальное большинство. 

44:44 Вы знаете, в Одессе 4 избирательных округа. В двух из них не баллотируются сегодняшние депутаты Верховной рады. Так случилось. А в двух из четырёх — баллотируются. Так вот, и в том, и в другом случае, если бы я голосовал, я буду голосовать за действующих парламентариев там, где они баллотируются, и я буду голосовать за своих — в тех районах, где депутаты Верховной рады нынешние не баллотируются. Понятно, что в Киевском районе я имею в виду Игоря Маркова, потому что он и есть тот самый, как в той песне. Мы едины, это наш народ.

45:39 Точно так же посмотрите на то, кто баллотируется в других районах. Кто за нас, за природные единства, за нашу совместную историю? И подумайте: люди, которые сегодня благополучно решают городские проблемы, пусть они и городские проблемы и продолжают решать. Мы им будем вечно за это благодарны.

В парламенте, в законодательном органе должны сидеть, находиться, работать те люди, которые обеспечат государству нашему путь.

Вот к тому, чтобы больше мы не спрашивали у Литвина: «Как там будет с русским языком, на котором говорит большинство граждан Украины?» Это естественное наше право! А Литвин… Ну, что ж Литвин.

Это программа «Правда». 

Всего доброго!

Результаты телефонного голосования

Надо ли судить за клевету?

  • Надо, клеветников к ответу — 97%;
  • Это не по-европейски — 2%;
  • Меня это пока не касается — 1%.

Всего звонков — 616.

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

2 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *