Словарь когнитивных войн | Националистические марши в Одессе

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 1 февраля 2011 года

Здравствуйте, уважаемые телезрители! В прямом эфире телеканала АТВ программа «Правда».

Националистические марши в Одессе

00:27 Сейчас покажут вопрос, который мы сегодня предлагаем вам, телезрителям, для обсуждения, то есть нам всем, одесситам, для обсуждения. Вот смотрите:

«Националистические марши в Одессе».

  • «Мне всё равно»;
  • «Я категорически за»;
  • «Я категорически против».

00:42 Мы с вами знаем, что в субботу прошёл очередной, назовём это так, националистический марш по Одессе. Прошли представители, как я их называю, фашистских, профашистских, околофашистских организаций «Свобода», УНА-УНСО и проч. Интернет одесский взорвался. Все задают вопрос, как это могло случиться. Ведь и губернатор, и мэр города заявляли, что в Одессе больше ничего подобного не будет, не будет тут таких маршей. А они прошли. 

01:26 И милиция их охраняла.

Ну, насчёт милиции тут вопрос. Милиция охраняла их или охраняла одесситов от их действий, или их от ответной реакции одесситов? Это вторично — про милицию. Первично другое, а всё-таки, как могло это случиться?

01:47 Я могу пояснить, потому что в пятницу, вечером в пятницу, я был у городского головы на приёме, у Алексея Алексеевича Костусева. И я ему говорю: «Знаете, что марш будет?» Его никто не поставил в известность. Управление внутренней политики тогдашнее — со вчерашнего дня такого управления нет, но тогда, в пятницу, оно ещё существовало — не поставило в известность руководителя города об этом, потому что на имя руководителя города пришла вот писулька, что националисты хотят пойти маршем в честь погибших под Крутами. Им всё равно, в честь кого. Главное — пройтись и покричать: «Москаляку на гиляку», «Комуняку на гиляку», «Слава нації, смерть ворогам» [(укр.) — москаля на ветку (повесить), коммуниста на ветку, слава нации, смерть врагам].

Мы уже с вами говорили не один раз, у них лозунги одни: «смерть», «вешать», «стрелять», «катувать» [(укр.) — пытать], всё — смерть.

02:57 То, что они прошли по городу, — это, конечно, недоработка городской власти. И как сегодняшний депутат городского совета, я принимаю полностью все упрёки в свой адрес на эту тему. Но с точки зрения закона, произошло как бы безобидное [событие]. Дело в том, что они подали заявку. А в большинстве случаев такие заявки носят так называемый уведомительный характер. Им не нужны разрешения. И те, которые сегодня пишут: «Мы хотим увидеть подпись того, кто разрешил это шествие», вы такой подписи не увидите. Уведомительный характер. Таков закон в этой стране.

03:46 Другое дело, могла ли одесская городская власть, а повторюсь, я тоже к этой власти теперь имею непосредственное отношение, могла ли одесская городская власть воспрепятствовать этому маршу? Знаю, что могла. Теперь знаю. Убеждён, что мы получили урок, и убеждён, что больше в Одессе действительно маршей не будет. Как же этого добиться? Ведь, казалось бы, в этой стране ющенковско-кравчуковская (так её объединим) Конституция позволяет фашистам ходить с факельными шествиями, носить свастику и так далее. Но даже их Конституция, даже их закон позволяет нам с вами, в частности нам, одесситам, не дать им возможность ходить. 

Как в Донецке не допустили нацистского марша

04:42 Как сделали в Донецке? В Донецке тоже подали заявку на то, что они пойдут. Мгновенно областной комитет, областная организация компартии Украины (донецкая организация) подала заявку на то же время. Пускай нацики хоть взбесятся! Да, я действительно сейчас раскрываю технологию, я действительно сейчас раскрываю технологию, по которой мы им больше ходить по нашим улицам не позволим. Коммунисты Донецкие подали заявку на проведение акции на то же время, на то же место проведения акции, да ещё и написали, что акция коммунистов направлена против марша фашистов, бандеросов. 

И городской власти донецкой как бы ничего и не оставалось, как обратиться в суд. Они обратились в суд, что делать в этой ситуации? Суд равно запретил шествие и тем, и тем. Таким образом, шествие фашистов в Донецке не состоялось. Коммунисты и не собирались идти. Простая технология, но другого пути у нас нет.

Ребята, у меня просьба, показывайте сразу телефон.

06:07 Обратите внимание, по Одессе это шествие этих молодчиков, их там было 150 человек, 100 человек, 200 — так говорят. Но ведь половина из них шли в намордниках, в масках. Спрашивается, если вы нормальные люди, с нормальной идеологией, ничего такого бандитского, криминального у вас нет ни за душой, ни в мыслях, зачем вы лица прячете? Предполагаю, что прятали лица они, потому что часть из них — никакие не одесситы, часть из них. Часть из них — бандиты, находящиеся в розыске, поэтому морды прячут. Часть из них просто постеснялась, чтобы их увидели соседи, друзья, родственники, и т. д. Но само это шествие в масках? У революционеров такого быть не должно.

Звонок, я слушаю внимательно.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Это опять старый одессюга, сейчас будете удивляться.

— Давай, давай.

— Мы должны перейти уже на «ты» скоро. Прошу, слушаю.

— Меня зовут Николай Семенович Николенко, чтобы вы знали.

— Николай Семенович, понял, слушаю вас.

— В прошлый раз вы говорили о том несчастном милиционере. Вы меня извините, раз правда, мы будем говорить правду. Мне не понравился тон вашего разговора всё-таки о языке. Вы же понимаете, что язык используют для того, чтобы нас разъединить. Мы все уважаем русский язык, армянский язык, еврейский, мы же с вами одесситы. Украинский язык, Шевченко, Франко, это же в мировую литературу всё входит. 

Я понимаю прекрасно этого человека, которого спровоцировали. Может он немножко недалекий, ему надо было просто по-другому ответить, только и всего. Сказать, допустим: «Я плохо знаю украинский, не могу с вами обращаться, чтобы вы меня правильно поняли, буду говорить на нашем русском языке». В таком духе.

А насчёт националистов, ну вы меня извините, но вот сейчас вы говорите, что мы знаем, как бороться. А когда они шли, эти националюги, неужели нельзя было тогда тоже подать такое встречное заявление и сделать, чтобы они не прошли по Пушкинской?

— Я понял.

— Спасибо вам, удачи.

— И вам спасибо. 

08:45 Давайте с конца. Насчет того, можно было или нельзя было сделать так, чтобы они не прошли, я только что и говорил. Есть законная возможность сделать так, чтобы они не ходили по нашим улицам. Действительно, закон говорит, что любые акции возможны, любые проявления своих идеологических устремлений возможны. Но закон говорит, что шествие, любое митингование, шествие, пикетирование может быть судом запрещено, если будет для суда очевидной вероятность, опасность того, что это перерастёт в какие-то столкновения, в акты насилия. Вот то, что сделали в Донецке. Коммунисты сказали: «Мы выйдем для того, чтобы не дать им пройти». То есть стало понятно, что будет бой.

Суд совершенно правильно в интересах всех жителей Донецка, и коммунистов, и не коммунистов, и националистов, в интересах всех, принял решение запретить это шествие. И всё.

09:59 Я убеждён, что больше в Одессе мы не увидим этого позора, когда они идут, вскидывают руки в нацистском приветствии, когда они провозглашают так называемые лозунги, а возглавляют их же не одесситы. Сюда приезжает какой-то Андрей Ильенко, сын покойного режиссера Юрия Ильенко, который снял фильм в своё время «Молитва за Мазепу». В этом фильме центральный кадр — это как Пётр Первый насилует русского солдата. Вдумайтесь, на могиле Мазепы! Так расстроился Пётр Первый, что не смог дотянуться до горла Мазепы, что так повёл себя по отношению к русскому же солдату. Вы скажете, что бред за бред, такой фильм. Бред. Но этот бред оплатило государство тогдашнее, Украина.

У нас «разные украинские языки»

11:00 Теперь что касается Шевченко, Франко. Дорогой Николай Семенович и все остальные друзья, а вы никогда не обращали внимания на то, что у Франко и у Шевченко — абсолютно разные украинские языки? Обратите внимание на это. Нет одного украинского языка, который был бы от Львова до восточной границы Харьковской или Сумской области, поскольку это восточная граница Украины. Нет! Мы даже говорим на разных языках. У нас с вами, благодаря нашим учителям, мы говорим на некоем… Вы знаете, у немцев есть такое выражение «Hochdeutsch», то есть имперский немецкий литературный язык. При этом у них, конечно, есть огромное количество наречий: баварское, силезское и т. Д. То же самое везде есть, в любом языке такое. И на Украине, безусловно, но по-разному.

12:20 Я сейчас читаю книгу, которую издали националисты. Это книга о дивизии «Галичина». В ней приведены материалы, которые публиковались в 1945, 1946, 1947 годах не в Украине, естественно, а в Мюнхене, в Торонто деятелями, которые создавали эту самую дивизию «Галичина». Так вот, для того чтобы понять значение некоторых слов, мне приходится в словарь заглядывать. Это не наш язык. Это их язык. И на здоровье.

12:58 Поэтому Яценюк… Знаете, такого кролика? Ну, «кролики — это не только ценный мех, это еще 3-4 килограмма мяса», навешанные на скелет Яценюка. Это я так шучу. Но если от шуток отойти, Яценюк вчера внёс в парламент предложение, законопроект: за неуважение к украинскому языку — до 3-х лет тюрьмы. Ну, чтобы быть совершенно честным и правдивым, он там написал «за неуважение к украинскому языку и языкам национальных меньшинств». Там разная степень наказания, максимум 3 года тюрьмы.

13:48 Что имеется в виду под понятием «неуважение», это знает Яценюк. Я не знаю этого. Но я — другое. А какой украинский язык он считает украинским? Как это определить? Помните, мы с вами в прошлой программе говорили, что кто-то назвал украинский язык «телячьей мовой», а кто-то называет «соловьиной мовой». А кто из них оскорбляет украинский язык? Может, для кого-то телята представляют значительно большую ценность, даже в виде килограммов, чем соловей. Соловей где-то порхает, а телёнок…

Я слушаю, мне сказали, что есть звонок.

— Григорий Витальевич, добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Это Баранов. Я хотел бы вам поставить такой вопрос. Вы как депутат можете там в мэрии поставить тоже этот вопрос — запретить вообще шествия националистских маршей. И пусть поставят на голосование. А кто будет голосовать за это, пусть опубликуют это в газетах.

И второе. Вы же все-таки депутат, а мы вас выбрали. Пожалуйста, вот эту тему проведите там.

— Я понял. Спасибо. 

15:19 Мы не можем запретить эти марши. Если бы кто-то из нас сказал, что мы эти марши запретим решением городского совета, то это было бы враньё, потому что мы не можем этого сделать. Закон не разрешает.

«Мы разные, нам как воздух нужна федерализация»

Не в Одессе писан закон. Мы с вами тысячи и тысячи раз говорили.

15:43 Украине, для того чтобы она осталась в своих сегодняшних границах, как воздух необходима регионализация, федерализация.

Нам необходимо федеративное устройство, где каждому федеративному округу, области — свой нрав и свои права, с учётом исторических особенностей, своеобразностей.

16:12 Мы с вами и Западная Украина — никто из нас не хуже, не лучше. Это надо понимать. Мы просто разные. Между нами — 700 лет жизни в разных условиях, в условиях исторических, геополитических, в условиях ментальных, религиозных, языковых. Мы разные. Так история [сложилась].

Никто не виноват, что в XIII веке на Русь обрушилось монгольское нашествие. Тогда произошёл разрыв между частями единого русского пространства. Это было. Это правда. Это сейчас в истории называют монголо-татарское нашествие, иго. Назвать можно как угодно. Но правдой является то, что минимум на 300 лет связи вообще были прерваны. Что оставалось делать тогдашнему князю Даниилу Романовичу Галицкому? Он искал защиты на Западе тогда, в середине XIII века. Конечно, он бросился за помощью к западным странам в Европе. Он даже принял корону от венгерского короля и стал неким украинским королём. Он обращался к Папе Римскому. Он говорил: «Ну, что же вы всё время идете на Восток со своими крестовыми войнами? Свет европейского рыцарства погибает в Палестине, когда здесь христиане мучаются». Не только не помогла тогдашняя Европа. Не только не помогла. Тогдашняя Европа попробовала воспользоваться бедственным положением Руси, и с севера, через рыцарские ордена рыцарские объединения напали на Русь. И мы с вами знаем эти битвы на Неве, битва на Чудском озере, и помним о том, что в итоге Русь православная приобрела Святого равноапостольного князя Александра Ярославича Невского. Это правда, так было. Европа никогда не шла нам на помощь. Это мы всегда, мы, славяне, всегда были щитом для той Европы перед огромными ордами. Монголы — не единственный случай этого движения орд кочевников с востока на запад. И всё время щитом перед Европой на их пути стояла Русь.

19:20 Сегодня так случилось, что мы разные с нашими, да, братьями, называйте как хотите, наших сограждан в Западной Украине, но мы разные. Мы уже говорили с вами не один раз,

мы ничего им не навязываем: ни какие памятники ставить, ни каким героям поклоняться, ни какую историю учить. А у них такой мессианский запал большой, всё время хотят нас чему-то научить.

А вот этого мы не хотим.

19:56 Возвращаясь к главной теме, могли ли мы запретить? Не могли. Не имеем такого законного права. А вот рычаги, чтобы они не шли, имеем. Но я хочу немножко о другом сказать. Да, мы действительно можем под каждый такой марш находить правовые крючки, чтобы не давать такому маршу пройти. Но не в этом же задача наша.

Наша задача заключается в том, чтобы создать такую ситуацию, когда наши молодые люди просто туда не пойдут.

Кто-то скажет: «Ну, подумаешь, там 200 человек шло, из них половина приезжих». Но 100 были наши, одесситы! Молодые ребята, одесситы. Наша с вами задача в том и заключается: так повести воспитательную работу, патриотическую работу, чтобы не шли они туда.

Нет у нас братьев среди бандеровцев.

21:10 Перед тем как подниматься сюда, наверх, смотрел по «Риаку», там повтор крутили, в студии «Риака» присутствовали браты Капрановы, такие два письменника [(укр.) — два писателя]. Граждане Одессы, вы же очень читающие люди, грамотные люди. Скажите, вы когда-нибудь читали произведения письменників, братов Капрановых? Сколько таких, кто знаком с творчістью [(укр.) — творчеством] братів Капрановых? Чем же прославились эти браты? А прославились тем, что они 5 дней тому назад сказали: «Ми вдвох», — они как близнецы, они всегда вместе, они «вдвох», — «ми йдемо в «Тризуб» імени Степана Бандери» [(укр.) — мы вдвоём идём в «Тризуб» имени Степана Бандеры].

Ну что ж, наверное, для того чтобы их лучше читали, им нужна и эта фишка. Но это не наши люди.

О регламенте выхода передачи «Правда»

Мне сказали, что есть звонок, я слушаю.

— Алло.

— Да, слушаю вас.

— Григорий Витальевич, добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Мы любим вашу передачу. Мы просим вас выдерживать регламент, то есть не пропускать. В пятницу вас не было почему-то, мы переживали уже. В субботу ждём вас, но не было программы, в воскресенье вы появились. Просим вас, каждый день, в режимное время. Программа очень нравится.

— Спасибо.

— Спасибо. Вопрос не по теме.

— Давайте.

— Мы 31 октября выбирали наших избранников. У нас по округу прошёл Кисловский. Вы знаете, начало голосования, за 5-10 дней его работа заключалась в том, что он возил бабушек в Дельфинариум, на самые дешёвые места, которые можно было. И с тех пор мы его не видим. Есть же какой-то порядок приёма, наверное? Есть какие-то собеседования, есть какие-то беседы с людьми, наверное. Ничего этого нет. Человек ушёл в подполье. Неужели люди избираются для того, чтобы сидеть в кресле и перебирать бумажки и голосовать «за» или «против»? 

И ещё такой вопрос. Скажите, когда дойдут руки до Привоза у городской власти? Вы знаете, что там происходит? Там же страшные вещи происходят! Значит, какой-то там снимается павильон, по бумагам аренда проходит за тысячу гривен, а требуют полторы тысячи долларов. Никаких квитанций нет, никаких документов, никаких договоров нет. Всё это липа. Из кармана в карман, из кармана в карман.

Спасибо.

— Я понял. Спасибо.

24:04 Ну, давайте по порядку. Насчёт графика выходов программы «Правда». Дорогие друзья, уже несколько месяцев, три месяца программа «Правда» выходит два раза в неделю, вторник и суббота. Ждать её в пятницу бессмысленно. Действительно, раньше, почти три года подряд, программа выходила во вторник и в пятницу. В предвыборный период, где-то с начала лета прошлого года, мы пошли на то, что увеличили число выпусков до трёх. И программа «Правда» выходила ещё и в субботу. 

Когда закончились выборы… я хочу, чтобы вы отнеслись к этому с пониманием, подбор материалов — это действительно большая работа. Это не так просто. И потом час прямого эфира, час общения. Вы же видите разницу между эфирами некоторых моих коллег, которые вышли отбарабанили что-то, записав на монитор, и ушли. А у нас-то идёт прямой разговор. Поэтому и подготовка требует большего времени, большего вложения. Поэтому было принято решение вернуться после 31 числа к двухразовому графику выхода программы «Правда», но уже с маленькой поправкой: вторник и суббота. 

Почему пятницу мы отложили в сторону? По той простой причине, что в пятницу многие включают программу Шустера, программу Куликова, программу Киселёва. Это очень серьёзные, взрослые, общие, назовем так, государственные, публицистические программы. Я не собираюсь говорить, кто там хороший, кто плохой. Это уже вопрос пятнадцатый. Но для того, чтобы уйти от этого, мы перенесли второй выпуск на субботу. Поэтому, пожалуйста, сегодня выходит программа два раза в неделю, вторник 20.30 и суббота 20.30. А повторы — на следующий день в 3 часа дня, в 15 часов. Это по этому вопросу.

Как партия «Родина» планирует работать с жалобами населения на работу депутатов?

26:28 Что касается депутата, о котором вы сказали. Я никак не буду сейчас комментировать работу конкретно этого депутата. Это будет не очень с моей стороны корректно. Единственное, что я, конечно же, имею такую возможность. Очень просто мне завтра. Сейчас уже просто по вечеру поздно. Завтра я поставлю его в известность всего, что вот есть такое беспокойство, чтобы он заглянул на округ, и чтобы он вспомнил, что там есть избиратели.

27:02 Я добавлю в этом плане, что мы — я, мои помощники, то есть те, кто делает программу «Правда», — мы получаем огромное, чрезмерно огромное количество всяких писем, обращений, просьб и т. д., естественно, со всего города. Программа-то идет на весь город. И вот думая, а как же помочь людям, каким бы я там большим агрессор-депутатом ни был, я же не могу один на всех, поэтому я принял такое решение, меня поддержали мои друзья, меня поддержали мои товарищи по партии «Родина». Вот, что мы сделаем. Учитывая, что в городе 60 депутатов-мажоритарщиков, мы будем каждому из этих депутатов отправлять то заявление, которое пришло на мой адрес, на адрес, в частности, программы «Правда» или на мой адрес как редактора «Одесского вестника». Мы ни в коем случае не будем делать отписку: «Ваше заявление принято, и мы отправляем туда». Ничего подобного. Мы будем с ним работать. Но копию в полном объёме мы отправим тому депутату. Мы отправим извещение о том, что тот депутат получил эту заяву, руководителю фракции той партии, куда входит этот депутат. 

И мы, конечно, будем информировать секретаря горсовета Олега Борисовича Брындака о том, что депутату отправлено такое заявление, с такой проблемой, с такой бедой. Таким образом, мы проблему, с которой человек к нам обратился, мы её не только отправим депутату, а мы ещё и закольцуем, чтобы там был тройной, четверной контроль. Надоело читать отписки, это правда. Надоело.

29:02 Я в позапрошлой программе или чуть-чуть раньше, рассказывал о ситуации, когда из одного из управлений (из управления культуры) ответили депутату, причём от партии «Родина», Тане Сорокиной. Она им написала. Ей отвечают… Знаете, я даже не знаю, как это [оценить]. Написано: «В связи с тем, что у нас картридж закончился», — то есть чернила кончились, — «поэтому мы вам ответить не можем». Но ей при этом отвечают. Этот ответ ей дали.

Если бы я был большой начальник, я бы, конечно, очень серьёзно поговорил с тем, кто позволяет себе подобное, с чиновниками, которые позволяют себе подобные вещи. Мы с этим мириться не будем.

О проблемах Привоза

30:00 Что касается Привоза, больная тема. Привоз — это фишка нашего города, это правда. Давайте не будем горячиться в отношении Привоза, давайте не будем сейчас [обсуждать], «знаете ли вы, что там творится?». Ну, во-первых, я отвечу так: знаем. Во-вторых, я отвечу так: знаем, но думаю, что не всё. По этому поводу и работает комиссия, её ещё называют «комиссией Игоря Маркова». Комиссия, которая, в частности, занимается и Привозом, и злоупотреблениями на «Привозе». Да если бы только Привоз! Пока вы вопрос задавали, я чудо-бумажечку вынул и положил перед собой. 

О проблеме парковок

30:44 Материал за сегодняшний день. Вчера на сессии городского совета мы приняли решение, установили парковочный сбор. В очередной раз это произошло: «После утверждения сессией городского совета новых ставок парковочного сбора директор коммунального предприятия «Парксервис-Одесса» Светлана Налётова написала заявление об увольнении. Как пояснил “Ревизору”», — это сайт «Ревизор» — «депутат горсовета от партии “Родина” Сергей Кушнир. Сопоставив и проанализировав суммы сбора, полученные за декабрь и январь, директор предприятия пришла к выводу, что установленные плановые показатели выполнить невозможно». Очень может быть, я не знаю. Я не сопоставлял. Может быть.

31:42 А что же она заявление написала? Ведь план по сбору с этих так называемых парковок никто не выполнял в прошлом году, в 2010; никто не выполнял в 2009, в 2008. Он всё время проваливался. Причём не как-нибудь, а наполовину. Мы, многие, очень многие одесситы ездят на машинах, мы встречаемся с так называемыми парковщиками. Но мы же знаем прекрасно, что как в маршрутках, так и на парковках — это чистый нал, или грязный нал, называйте его как хотите. Мы даём деньги. Абсолютное большинство из нас и не берут, и не требуют каких-либо квитанций. Мы что с вами, дети и не понимаем, что ситуация там простая как угол дома? Парковщику хозяин сказал: «Ты мне в день должен сдать столько-то, остальное твои дела». Мы это всё знаем с вами. Тот ему отдаёт нал, а дальше хозяин несёт туда, в этот сервис. Там, как я понимаю, хозяину ещё раньше сказали: «Хозяин, мы тебе дали эти пятьсот метров, чтобы ты с этого в день приносил столько-то. Остальное нас не интересует». Ну, есть такое. Всё. Действует система. Работает наличка. Вот так.

33:20 Сегодня то, что вчера принималось на сессии, — это робкая и не самая правильная, скажу так, попытка навести порядок. Честно говоря, фракция партии «Родина» имеет свой взгляд на то, как это упорядочить. Мы к этому вопросу будем возвращаться. Это внутренняя технологическая работа совета. Но пока посмотрите: первая же попытка навести контроль — и директриса уже пишет заяву: «Я увольняюсь». Ну, господи, увольняйтесь, пожалуйста!

33:58 Но мы-то с вами понимаем, что и с Привоза, о котором вы говорите, и с маршруток, и вот здесь — это и есть тот самый чёрный нал, который впоследствии или раньше, сегодня не будем говорить так, сегодня пока другая ситуация, но говорим о той ситуации, которая была до 31 октября. Именно этот чёрный нал шёл на спонсирование шествий, выпуска так называемой газеты «Свободная Одесса», стотысячный тираж которой втюхивался каждому из нас, кто подходил к газетному киоску. Или я не прав? Но это же было!

34:40 Поэтому давайте, дай бог этой «замечательной» женщине, Светлане Налётовой, и роста карьерного, и удачи служебной, но не можем мы не наводить порядок. Во всём мире города зарабатывают на парковках. Правда, во всём мире эти парковки оборудованы.

35:12 На сессии вчера наш товарищ, Александр Львович Казарновский, подчёркивал: «Люди добрые, мы можем брать деньги за парковку, но при условии, что мы что-то внесли, что-то сделали, оборудовали эту парковку». А в Одессе ничего подобного нет. Кусок асфальта. Вот тут ты стоял возле дома и ничего не платил. Проехал три квартала, оказался, условно говоря, на Соборной площади. Подходит хмырь, говорит: «Плати». Ну, с чего вдруг? С чего? Что там я стоял на асфальте, что тут стою на асфальте. Дорожный сбор я и так уже уплатил.

Как правильно должен называться руководитель города?

Мне сказали, что есть звонок. Я слушаю внимательно.

— Алло. Григорий Витальевич, добрый вечер.

— Здравствуйте. 

— Меня зовут Борис Григорьевич. Я хочу, чтобы вы мне объяснили насчёт языка. Я владею четырьмя языками: русским, украинским, английским и матерным.

— А командирским?

— Почему вы нашего градоначальника называете мэром? Почему не міський голова, или городской голова? Хотя это тоже неправильно. Что у него в трудовой книжке написано?

— Я понял. 

— Большое спасибо вам.

— Спасибо тоже.

36:36 Знаете, вот когда набираешь на компьютере «городской голова», то компьютер тебе сразу выбрасывает, что это ошибка. И там пишут, что голова женского рода, не может быть городской голова. Так говорят правила русского языка.

Но так случилось, что это даже не вибрик [(укр.) — причуда] новоязовский современной Украины. Должность «городской голова» была введена XIX веке в Российской империи. Просто в 1991 году его слямзили, когда [появилась] незалежная Украина. Раньше у нас как назывался? Председатель горсовета, председатель горисполкома. Вот нельзя было. «Ну как это? Да вы что? Давайте будет голова». Ну, голова.

37:34 Действительно, ни в каком законодательном акте у нас не указано слово «мэр». Нет такого. Кстати, нигде нет и слова «губернатор», и губерний у нас нет. Это тоже правда. И мэрии у нас нет. Это тоже правда. Но это такая лингвистическая особенность. Все знают, что этого нет, но тем не менее для упрощённости пользуются этим. Не вижу большого в этом греха, но в общем, вы правы, действительно, неправильно говорить слово «мэр». Давайте будем говорить «городской голова», если это ближе…

Хотя, опять же, это с одной стороны, как бы по-русски, а с другой стороны, ну что это такое? По-украински, кстати, звучит «міський голова», тоже не очень. Голова, вообще, по-украински — это председатель. Поэтому, получается «городской председатель». Городской председатель чего? Никто не знает. Вот так!

О переименовании милиции в России

38:40 В России, по-моему, со вчерашнего дня отменили слова «милиция», «милиционер». Теперь в России полиция, полицейский. Если очень строго разбираться в этом вопросе, то, в общем, всё правильно: полисмен — городской человек. Полис — город. И полицейские были до 1917 года. Их поменяли на слова «милиция», «милиционер». Это не очень правильно, потому что милиция — это немножко другое. Это, скажем так, территориальные вооружённые отряды из жителей этой местности для противодействия кому-то и чему-то. Милиционеры — это аналог службы шерифов. Шерифов выбирают, они набирают службу, но у нас нет шерифов. 

39:46 Но в России так решили. Теперь у них опять будут полицейские. Я прекрасно понимаю, к чему это приведёт. К тому, что их будут называть «полицаи». Так случилось, за 70 с лишним лет советской власти мы отвыкли от слов «полиция», «полицейский». А события Великой Отечественной войны, где полицаи, полиция — это однозначно были даже не пособники, это была часть структуры фашистской оккупационной администрации, и их презрительно назвали «полицаи». Вот, какой-то дурак кому-то там в России так присоветовал. Я бы очень не хотел, чтобы нашёлся дурак, который и здесь, на Украине, присоветует. Ну, привыкли уже люди: милиция и милиция. Никто же не задумывается над особыми корнями? Так вот, милиционер, вот милицаи — нет такого. А вот полицаи есть.

Это к вопросу о том, что как называется. Давайте так, 

40:48 меня лично исполнительная городская власть сегодня интересует с точки зрения того, насколько она будет справляться с тем, чтобы дорога была проезжей, тепло было в доме, ещё что-то, а как она будет называться, по большому счёту,

мэрия, горсовет, горуправа, ещё как-нибудь — называйте хоть ареопаг. Пусть в домах будет тепло.

О приёме граждан депутатами партии «Родина»

Мне сказали, что есть звонок, поэтому слушаю.

— Алло. Добрый вечер, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте. 

— Сегодня 1 февраля. Скажите, когда и куда можно прийти в городскую организацию «Родина»? У меня есть ряд вопросов о предложении, которые не требуют депутатского присутствия. У депутатов всё-таки и так много работы.

— Я понял.

41:58 Давайте так, учитывая, что руководителем городской организации сейчас являюсь я, то я как раз не могу сказать, что давайте я там с кем-то посоветуюсь, определю, когда и что. Раз у вас есть уже вопросы, значит, поступим просто: пожалуйста, в воскресенье, если вас это устроит, часов в 12 дня на Бебеля, 4, первый этаж. Бебеля, 4 — это там, где «Одесский вестник». Там будет одна из приёмных в ближайшее время развёрнута, приемных партии «Родина». Но, учитывая, что я сейчас постоянно нахожусь там, в этом здании, как редактор «Одесского вестника», давайте договоримся, что на первом этаже в воскресенье, часов в 12 дня буду вас ждать. И понимаю, что так как не вы одна слышите сейчас мои слова, понимаю прекрасно, что мне придётся позвать моих товарищей, помощников, чтобы они тоже пришли, потому что понимаю, что будете не только вы. Пожалуйста, с 12 часов в воскресенье. Но это на ближайшее воскресенье. А уже потом дополнительный график сделаем и будем принимать людей. На ближайшее воскресенье — пожалуйста.

Вопрос о парковке и биотуалетах

Мне сказали, что есть ещё один звонок, пожалуйста. 

— Добрый вечер.

— Здравствуйте. 

— Здравствуйте, Григорий Витальевич, это я звоню с Малиновского, 71, в Малиновском районе. Наш дом находится напротив Малиновского рынка стройматериалов. Огромный большой дом военный. На протяжении 15 лет у нас парковка, которая… Я не знаю, какими словами эту парковку называть. Дело в том, что в эту парковку никогда ничего никто не вкладывал. На наш асфальт, который многие годы лежит, просто с земли берут деньги. Эти деньги никуда не вкладываются. Мало этого, наш дом превратился в туалет. Все парковщики, которые там паркуют, там нет именно отходного места. На базар они не ходят, потому что машины не могут бросить. Все углы и вся поликлиника, весь наш дом со всех сторон. Вообще, кошмар, кошмар, вообще! Сейчас зимой не слышно, а когда приходит лето, это такая вонь, это страшное дело! 

— Я понял, я понял.

— Второй вопрос. Григорий Витальевич, дело в том, что у нас были заграждения, чтобы отгородить возле нашего дома пешеходную дорожку, она огромная, 5 метров от дома пешеходная дорожка, а потом заграждение идёт по улице Малиновского. Так что вы думаете? Эти заграждения с двух сторон убрали. Мы вкладывались, наш восьмой подъезд, купили заграждения, позабивали столбы.

— Это уже с внутренней стороны дома?

— Фасадная сторона. Проехала машина одна, срезала всё это. А в нашем доме находится ещё и банк посреди дома. Так получается, с этой стороны машины становятся на газоны под окна и со стороны банка, со стороны трамвайной линии. 

— Я понял.

— И получается, это какой-то кошмар. Знаете, выходишь на прогулку, идёшь, а машина сзади тебе сигналит, чтобы ты уступил ей дорогу. Обнаглели совсем!

— Я понял, понял.

— Там Кушнир, по-моему, начальник много лет. И мой муж когда-то работал на этой парковке лет 5 или 6. Все эти перипетии этой парковки, я знаю, куда эти деньги идут.

45:50 О, вы этим отличаетесь от меня. Вы хоть знаете, куда эти деньги идут, а я не знаю. Но дело не в этом, куда идут деньги. Я живу там рядом, поэтому я всё это знаю, всё это вижу.

46:02 Вы совершенно правы, там действительно никем и никогда не оборудовалась эта самая парковка. Сегодняшнее руководство города будет добиваться того, чтобы все парковки были такие, как во всём мире, оборудованные. 

46:24 Ну, прежде вы интересное сказали, я себе тут записал. А ведь действительно, нигде на парковках я не видел туалетов, ни биотуалетов, ни ещё каких-то. Вот действительно, не думал об этом. А куда им ходить? Поэтому считаю правильным и буду говорить об этом и со своими товарищами, и с руководством города о том, чтобы не давать разрешения на работы каких— либо парковок, если они не оборудованы биотуалетами или ещё как-то. Но это надо. Кроме того, существуют, и вы совершенно правильно ставите вопрос, существуют санитарные нормы, эти самые расстояния от дома, ближе которых нельзя размещать никакие объекты. Как там что-то с ограждением, я сейчас ответить не могу, это надо смотреть, но тема правильная, она людей беспокоит. И, честно говоря, я бы очень не хотел, чтобы у меня под окнами была какая-то парковка, не хотел бы. Я понимаю людей, которые говорят: «За что нам эта радость?»

47:42 Поэтому спасибо за звонок, адрес я записал, передам. Я знаю и этот дом, и эти углы. Ну что ж, будем работать в этом плане. Спасибо, что сказали.

48:20 Вот это и есть живой разговор, вот это и есть ситуация, при которой мы с вами обмениваемся вопросами нашей с вами жизни. Мы ведь, депутаты, журналисты, шофёры, пионеры, пенсионеры — мы все соседи. И наша главная задача — это так жить… Есть такое выражение, что свобода каждого, она безгранична, но заканчивается там, где начинается затрагивание свободы другого человека. 

Для нас самое главное — так устраивать нашу жизнь, чтобы люди не жаловались.

У нас тысячи обращений, люди спрашивают: «Почему в нашем доме, которому сто лет, сто пятьдесят лет, почему вдруг там надстраиваются два, три этажа? Никто никого не спросил». Это как один из примеров. Но это ж тоже есть.

Почему на невыплаченную зарплату не начисляют пеню?

Мне сказали, что есть звонок. Я слушаю.

— Алло. Григорий Витальевич, такой вопрос. 

— Давайте.

— Вот когда зарплату не дают, почему пеню не назначают? Зарплату людям не дают, пени нет. А если человек не уплачивает за электроэнергию или за что-нибудь, пеню назначают.

— Я понял. Спасибо. Вопрос замечательный.

49:56 Знаете, я пришёл работать в «Одесский вестник» и за очень многие годы впервые столкнулся с тем, встретился с тем (я уже отвык как-то от этого), что зарплату дают по какому-то сложному графику. Государственную зарплату, не какую-нибудь, пеню не назначают. Сложный график, кусочками, частями. Пеню не назначают, это точно.

И вот товарищ, который позвонил и сказал, что когда зарплату не вовремя дают или кусочками, то пеню не назначают, а когда надо платить за коммуналку и прочее, то пеню назначают. Я абсолютно с вами согласен.

50:40

Это не просто безобразие, это государственный бандитизм.

И беда наша заключается в том, что мы действительно вынужденно живём в условиях, когда нас обслуживают, назовём так, они, правда, так не считают, но обслуживают нас монополисты. Монополисты, правда, не считают, повторюсь, что они нас обслуживают. Они считают, что это мы существуем для них.

51:10 Вы сейчас говорите про эту пеню, а скажите, когда Облэнерго нас предупреждает, что завтра будут отключены такие-то улицы, такие-то дома, такие-то куски города, будут отключены в связи с тем, что у них надо проводить работы, разве там написано: «Уважаемые, если у вас за это время сгорит холодильник, компьютер, телевизор, погибнут продукты, ещё что-то, то мы это вам возместим»? Нет, ничего подобного.

Попробуйте к ним подойти и спросить: «Что же вы делаете?» Они вам скажут: «Мы же вас предупредили за целый день до того, что выключим свет на 10, 11, 12 часов. Да толку мне от этого предупреждения? Это я как пример привожу. Облэнерго тут не крайнее и не единственное.

52:12

Мы живём в условиях, когда нас с вами за людей, — меня, вас, всех нас, — за людей не считают.

Мы налогоплательщики, да. Иногда, время от времени, — электорат, да. Там ещё что-то, — да.

52:44 Мы начинали с вами сегодняшний разговор с того, что, я не говорю все, часть западенцев, они пытаются нас перевоспитать. Это то же самое.

Они не считают, что мы вправе сами жить, что у нас какие-то права, какие-то интересы, какая-то наша жизнь.

Точно так же с нами обходится эта страна.

53:10 Я уже утомился, когда-то меня там тягали и в ту же самую Службу безопасности Украины на Бебеля. Ну, тягали… Не надо так, громких слов не надо. Никто там особо не тягал, но позвонили, сказали: «Вы ж придите». Я пришёл. Кстати, не один, мы на пару ходили со Светой Фабрикант. Нас предупреждали: «Ты там ещё что-то повякаешь, мы тебя в тюрьму запрячем». Без всяких шуток.

Ознакомили нас: государственная измена! А нет государственной измены, потому что нет государства.

Есть ситуация, есть территория, можно назвать страной, но государства нет.

53:56 Не может государство, выплачивая зарплату с задержкой, требовать, чтобы без задержек гражданин оплачивал услуги, да ещё и, если задержал, брать пеню. Государство, то есть то, что существует для того, чтобы обслуживать людей, так не может поступать. А у нас так поступают. Значит, это не государство. Может, мы на пути к государству? Может, у нас путь сложный? Может быть. Но пока, ну

покажите мне, где государство нас с вами защищает.

54:40 Знаете, я сегодня в депутатах городского совета, я и мои друзья по партии «Родина», мы потому в депутатах, потому что мы знаем, что опираясь даже на тот, очень несовершенный, и тем не менее, существующий закон о местном самоуправлении, мы постараемся самоуправлять, все вместе, там нас 120 человек, все вместе так самоуправлять нашей городской жизнью, чтобы людям хоть немножко, хоть на чуть-чуть, там, где мы можем, становилось легче. Там, где мы не можем, мы ничего не можем. Мы ничего не можем сделать, если национальная комиссия по регуляции цен на энергоносители — бабах, и увеличивает стоимость, мы ничего не можем сделать. 

55:36 С 1 февраля на 35% в Киеве увеличена стоимость на коммунальные услуги. Что, киевляне этого хотели или просили? Нет. Все нам рассказывают: «Ну, всё ж повысилось». Да, повысилось, мы с вами на машинах ездим. Мы же знаем, что 3 года тому назад 95-й бензин стоил 6,50-6,80. Было? Было. А сегодня? На 2 гривны дороже. Так? Так.

56:14 Ну, всё повышается в цене, то есть, мы, я и мои друзья,

мы будем стараться минимизировать злое воздействие этой страны, которая считает себя государством, на нас, на одесситов. Я им не присягал, я присягал Одессе, народу Одессы.

Для меня, если завтра там у них что-то не сложится, я не расстроюсь. Чтоб здесь было. Мы вынуждены становиться на позицию местничества. Почему мы и говорим о том, что федеративное устройство — это выход.

Услышат нас там или не услышат — вопрос другой.

Это правда. 

Всего доброго.

Результаты телефонного голосования

Националистические марши в Одессе

  • Мне всё равно — 1%;
  • Я категорически за — 5%;
  • Я категорически против — 94%.

Всего звонков — 1410.

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

2 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *