Словарь когнитивных войн | Кто заказал убийство Деревянко

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 10 августа 2010 года

00:26 Добрый вечер, уважаемые телезрители, в прямом эфире телеканала АТВ программа «Правда». Готовишься, готовишься, и все время немножко не хватает времени последние несколько бумажек собрать. Ну ничего, все в порядке у нас.

Вопрос для голосования

00:40 Вы видите сегодняшний вопрос, может быть немножко необычный, жесткий, кто-то скажет. Кто заказал убийство Бориса Федоровича Деревянко? Я предложил в качестве вариантов ответов трех реальных политиков, работавших тогда, когда был в Одессе расстрелян главный редактор «Вечерней Одессы» Борис Федорович Деревянко:

— Л. Кучма

— В. Ющенко

— Э. Гурвиц

Эти люди были кто-то с кем-то знаком между собой, в различной степени они были знакомы с Борисом Федоровичем. Вот давайте пусть одесситы подумают, прикинут, кому это было выгодно, кому это было нужно. Что вообще произошло тогда, 12 лет тому назад, почему оно произошло.

01:40 Иногда можно сказать, что главное – это установить, кому было выгодно. Наверно, не менее важно, можно и нужно выяснить, как это могло произойти вообще. Почему в Одессе?

02:06 Перенесемся для начала из того времени, 12-летней давности, в сегодняшний день. Сегодня Одесса, как и тогда, накануне выборов руководителя города. Сегодня в Одессе бьют, режут журналистов. Пытаются уничтожить, уничтожают, если удается, пытаются уничтожить телевизионные, радиокомпании.

Почему потерпевшими всегда оказываются оппоненты Гурвица?

02:44 Я еще и еще раз хочу, чтобы мы с вами, мы с вами хорошо ведь знаем нашу историю, посмотрели в нее, посмотрели в сегодняшний день, во вчерашний, и, наверное, для себя сделали вывод: ну как же так получается, что все время массово потерпевшими являются, оказываются те, кто выступает противниками, оппонентами, врагами, неважно, — Гурвица.

Почему со стороны гурвицевских сторонников, его приятелей, все тихо и гладко. Когда мне скажут про Варламова, Свободу и Капелюшного, я не воспринимаю эти намеки, по той простой причине, что там все ясно и понятно. Из этих людей некоторые, из этих троих, которых я перечислил, некоторые напрямую причастны к убийству Бориса Федоровича Деревянко, в частности. К липовым покушениям на Гурвица, кто-то из них слишком много знал, а кого-то нужно было просто принести такую, знаете, жертву, которой не очень больно досталось, чтобы потом громко кричать о том, как их преследуют.

04:14 Со стороны же противников Гурвица потери огромные, колоссальные. Это расстрелянный журналист Сергей Лебедев, «Вечерняя Одесса». Это расстрелянный журналист, забитый битами бейсбольными, журналист Виталий Соломонович Чечик, «Вечерняя Одесса». Это расстрелянный редактор «Вечерней Одессы» Борис Деревянко. Это что, случайности?

04:50 Сегодняшние дни — это атаки на ТК «Град», «Арт», на ряд радиокомпаний, регулярные — на АТВ. Если они идут снимать на мероприятие, связанное с гурвицевскими чиновниками, обязательно будет против них совершено насилие. Это что, тоже случайности?

05:28 Смотрите, за пять лет, что Гурвиц опять в городе, не пострадал никак, слава богу, ни один журналист «Круга», «Риака», «Одесского вестника». Все в прядке там. Никто пальцем не дотронулся до деятелей из «Свободной Одессы», из так называемого «Комитета обороны».

05:57 Сегодня днём я в очередной раз общался с работниками милиции, в очередной раз записывался по заявлению больного человека Бакаева и примкнувшей к нему группе подонков, так называемых журналистов. Возглавляет Иван Мельник, в середине там каменные, барановские и прочая сволочь.

Ну и завершает — последнюю подпись поставил Кочетов. Я когда-то был знаком, хорошо знаком с Иваном Мельником, редактором «Черноморських новин». Я тебя поздравляю, Иван Владимирович, ты в хорошей компании. Но дело не в этом, дело в другом.

06:49 Дело в том, что Гурвиц своих журналистов превращает в «помоечников». Все же помнят эту ситуацию с Бакаевым, который в своих фантазиях обнаружил концлагерь. Все радостно завизжали, заорали. Да чёрт с ним, пусть себе обнаруживает, но требования ж какие: посадить, расстрелять на всю жизнь.

Мы сегодня будем работать с вами в том числе и по телефонным звонкам, но это чуть-чуть позже, а пока — небольшая подборка материалов на эту тему.

07:27 А я напоминаю, завтра, 11 августа, исполняется 12 лет, как в Одессе на улице Филатова возле дома 51 был расстрелян главный тогдашний оппонент, а значит противник, а в глазах Гурвица просто враг — Борис Фёдорович Деревянко.

Марков: «Давление на журналистов — это тактика подонков»

07:55 Материал за 2 августа этого года. Игорь Марков заявил: «Давление на журналистов для того, чтобы они боялись говорить правду о мэрии, — это тактика подонков».

Ну, давит Гурвиц и его приближённые, вот они и есть эти самые подонки.

«Я думаю, что ни у одного нормального одессита не вызывает сомнения, кто за этим стоит, кто это делает, кто это финансирует», — речь об этих самых нападениях и давления на журналистов.

«Если вы заметили, это происходит с эпизодичностью, регулярно. Видимо перед тем, как идти получать зарплату, они должны предоставить отчёт о работе. Эти гурвицевские отморозки, которых он насобирал, собрал отребье со всей Украины, им же надо как-то объяснять своё существование, поэтому они идут на подобные провокации».

09:01 Я много раз говорил о том, что мне непонятна позиция силовиков. Да, я понимаю, когда был оранжевый режим, понятно, оранжевые прикрывали своего кореша, своего подельника, своего соучастника в преступлениях, Гурвица.

Но сегодня уже их нет, этих оранжевых, вроде бы. Я понимаю, ещё очень много осталось и в верхних эшелонах, и в высших эшелонах, и частая неразборчивость регионалов в кадровых вопросах, когда они берут на работу оголтелых, не просто на работу, а на руководящие посты, оголтелых оранжевых, и это тоже затормозит момент возмездия и расследования, но я всё-таки не понимаю.

Вот столько правильного шума вокруг убийства журналиста Гонгадзе: мало того, что поймали, кто убил, мало того, что поймали и того, кто ими командовал, сегодня пытаются дожать и всё-таки выявить, а кто же заказал, кто же организовал убийство. Но это по журналисту Гонгадзе, а по журналисту Деревянко — ничего не надо делать?

Скажите, что мы не можем это сделать. Мы поймём, может быть. Объясните, что преступники разорвали в нескольких местах цепочку, которая протянулась от заказчика до исполнителя, и расскажите нам, какая это цепочка. Расскажите, как был убит Балашов, который готов был дать свидетельские показания о том, что заместитель Гурвица заказывал ему убийство Деревянко.

Расскажите о том, как был устранён этот заместитель Гурвица, Игорь Свобода, о котором говорит Балашов. Или докажите, что это всё было неправдой. Но доведите же дело до конца.

Это было заявление Маркова Игоря о том, что только подонки так себя ведут, так о подонках мы и говорим.

Матвийчук: «Цель — дестабилизация ситуации в городе перед выборами»

11:20 «Ситуация в Одессе с поджогами квартир, автомобилей, угрозами журналистам – это серия политических актов, целью которых является дестабилизация ситуации в городе перед выборами». Вот я почему провожу эту параллель.

Выборы тогда, в 1997-1998 годы, выборы сегодня. Перед каждыми выборами, в которых участвует Гурвиц, в Одессе, — насилие, кровь, свистопляска, шельмование.

«Ситуация в Одессе с поджогами квартир, автомобилей, угрозами журналистам – это серия, я повторяю, политических актов, целью которых является дестабилизация ситуации в городе перед выборами, — такое мнение высказал губернатор Одесской области Эдуард Матвийчук в ходе аппаратного совещания 2 августа».

«По его словам, есть два варианта объяснения происходящего. Либо кто-то пытается сознательно дестабилизировать ситуацию, либо это попытки спровоцировать дестабилизацию, то есть создать условие, когда она якобы спонтанно дестабилизируется».

И еще, «Эдуард Матвийчук потребовал у милиции и СБУ взять под особый контроль данную ситуацию и расследование этих происшествий». И речь идет о тех, которые происходят в последнее время.

13:05 А я еще раз прибавляю, мы обязаны… Вот ситуация, когда мы имеем право требовать от наших правоохранителей, не с дурацкими требованиями показать ягодицу или левую грудь, мы требуем найти организатора убийства Бориса Деревянко.

По моему глубокому убеждению, далеко его искать не надо. Он сидит в кабинете на втором этаже, в здании на Думской, 1. По моему глубокому убеждению, его зовут Гурвиц Эдуард Иосифович.

Эдуард Матвийчук заявил: «мы не должны допустить», — очень хорошие слова, — «чтобы выборы», — вот эти, которые предстоят сейчас в Одессе, — «стали криминальной разборкой. Общество должно знать, кто за этим стоит». Так и я про это.

Корнилов: «Чем ближе выборы, тем серьезнее будут угрозы журналистам»

13:45 Политолог Владимир Корнилов заявляет, — материал за 30 июля, агентство «Регион», — «Чем ближе будут выборы, тем серьезнее будут угрозы журналистам, не согласным с одесской властью».

И, кстати, Корнилов напоминает о том, как Гурвиц совсем недавно заявил, что он считает обычной, нормальной ситуацию в Одессе перед выборами, с кровью, с убийствами, с прочим, прочим, прочим. Корнилов говорит, что «главе исполнительной власти в городе следовало бы продолжить, что он делает накануне выборов, чтобы данная обычная ситуация все-таки стала экстраординарной».

Так он делает все, чтобы она продолжала быть обычной, но если каждый день убийства, тогда она перестает быть экстраординарной.

Агентство моделирования ситуаций прогнозирует криминальный характер выборов в Одессе

14:46 Материал за 9 августа, за вчерашний день. «Эксперты Агентства моделирования ситуаций прогнозируют криминальный характер местных выборов в Одессе». Материал за вчерашний день, повторяю.

«Мэрские выборы в Одессе традиционно приобретают криминальный характер, привлекая внимание выстрелами, взрывами, поджогами, создавая городу имидж бандитской столицы Украины, — считает заместитель директора агентства моделирования ситуации Алексей Голубоцкий».

«Гурвиц и вся его команда, очевидно, самоустранились от текущей хозяйственной деятельности и ушли на избирательный фронт. Поэтому наведением правопорядка в городе стоит заняться губернатору. Тем более, что традиционно в Одессе все мэрские выборы сопровождались полу— и откровенно криминальными разборками».

И вот что дальше заявляет этот руководитель Агентства моделирования ситуаций. «Нынешний мэр Одессы не скрывает, что такие сомнительные методы политической коммуникации его не удивляют. Это значит, что его не будут удивлять и другие, более радикальные методы. Разного рода скандалы, обвинения в терроризме, в заказных убийствах. Всего этого вполне можно ожидать на местных выборах в Одессе».

Так видят ситуацию в Одессе из Киева. Там тоже, зная, что здесь Гурвиц, ожидают всего этого. Ну а что касается Гурвица, его ничего не огорчает, ничего не удивляет. Что его будет удивлять, если за всеми этими делами либо он стоит, я убежден в этом, как организатор, либо его подручные.

Убийству Деревянко предшествовала кампания по его шельмованию

16:42 Я хочу напомнить вам, а многие из вас, наверное, это сами помнят, что предшествовало убийству, а это все-таки крайняя, крайняя степень напряжения, которая вообще возможна в отношениях людей, если гурвицевскую банду можно назвать людьми, поэтому в отношениях между людьми и с зверями, наверное, так. Да нет, и звери так себя не ведут.

Я хочу напомнить, что предшествовало. Предшествовала кампания по шельмованию редактора «Вечерки», главного редактора Бориса Федоровича Деревянко. Они его травили, они его клеймили, они — это лично Гурвиц, этот подонок рассказывал столько грязи о Борисе Федоровиче Деревянко. Я прекрасно помню, даже как вертолеты над городом летали.

Они его шельмовали, а затем, сразу после того, как Гурвиц в Чечне договорился о том, что он с ними будет нежно дружить, после так называемой инаугурации бандитского президента тогдашней Чечни, Гурвиц приехал в Одессу 13 февраля 1997 года, и через десять дней уже на сессии городского совета клеймили и судили Бориса Федоровича. И такой, и сякой, и человек плохой, и депутат плохой, и журналист плохой, и, в общем, все ужасно.

18:31 Не удалось его тогда запугать нападениями на его сотрудников, а я уже перечислил, это и Лебедев, и Чечик, не удалось его довести до инфаркта на этой сессии, и тогда было принято решение уничтожить его, уничтожить газету.

18:58 В далеком 1994 году, за три года до событий, о которых я сейчас говорю, Гурвиц вслух, — и это записано, это есть у нас, — вслух рассуждает о том, что нужно не допустить, чтобы горожанам попал очередной номер газеты «Вечерняя Одесса». Он предлагает разные варианты своим криминальным товарищам-собеседникам, друзьям-помощникам: можно избить почтальонов и отбирать у них, можно скупать у почтальонов номера, но задача стоит такая — 200 тысяч номеров «Вечерки» не должны попасть к одесситам.

Вот чего он боялся, «Вечерка» не должна была попасть к одесситам, а она попадала, вот тогда и было принято решение уничтожить редактора, и таким образом уничтожить газету.

Именно Деревянко первым поддержал Гурвица 20 лет назад

20:02 И это при том, что эта жабья морда свою так называемую политическую карьеру в Одессе начинала с того, что подъехала к Борису Федоровичу, лапки сложила: я такой хороший, я такой эколог, только возьмите меня в общественную, в политическую жизнь города, а то я кооператор и мне хочется продвинуться дальше.

Он нашел ключик к Борису Федоровичу, он сказал, что он эколог, он этому поверил. Вы где-нибудь видели, чтобы Гурвиц выступал как эколог? Что вы думаете, я вам сказки рассказываю? У меня программа «Правда».

20:45 Вот, свидетельство, единое и неповторимое. Лучший друг, соратник, серый кардинал, братан и единомышленник Гурвица — Леонид Капелюшный, книга «Високосное время». Страница 29.

«Самым перестроечным редактором в провинциальной Одессе считался Борис Деревянко. Именно Деревянко на тех первых демократических выборах», — а это еще 1990-й год, — «поддержал кооператора Гурвица, баллотировавшегося сразу в райсовет, в горсовет, в областной совет».

Да, именно так было 20 лет тому назад. Именно Деревянко первым поддержал человека, который, по моему убеждению, и стоит за убийством Деревянко.

«Очевидцы, коих в Одессе еще много, рассказывают, что в ту замечательную весну порог приемной редактора «Вечерки» Эдуард Иосифович Гурвиц переступал с благоговением и почтением».

«Вещания», — тут так написано, — «Бориса Федоровича воспринимал как пророчества дельфийской пифии, а с Валентином Константиновичем Симоненко Борис Деревянко в то время, как и долгие годы перед этим, пребывал в нежной мужской дружбе, и тень этой дружбы обласкивала еще никому неизвестному кооператору».

Именно через Деревянко Гурвиц влез в доверие к Симоненко. Потом он будет шельмовать Симоненко.

22:34 Этот подлец последовательно предает своих благодетелей, одного за другим, и пытается растереть их в порошок.

Ложь Капелюшного об убийстве Деревянко

22:49 Теперь мы перейдем пока по этой книге. Прозвучали выстрелы, был расстрелян Борис Федорович Деревянко. Вот как об этом напишет друг Гурвица, ведь перед ним же стоит задача отмазывать Гурвица, вот что он пишет.

«Борис Деревянко на самом деле», — страница 128, — «Борис Деревянко на самом деле был абсолютно для одесского мэра не опасен и безвреден». Ну абсолютно. Безвреден, не опасен, именно поэтому единственный депутат городского совета, которому устроили судилище, — это был Деревянко.

Единственный депутат городского совета, которого мэрия не просто травила, а повторю, листовками забрасывали весь город, чтобы опорочить Бориса Федоровича, это был Деревянко. Вот такой, ну просто лапушка для Гурвица, якобы. Вот как врет Капелюшный здесь.

«Создание антагониста такого класса для пиар-технолога — высший пилотаж и большая удача», — умничает Капелюшный, — «а тут — сам произрос».

«Чем же был удобен и полезен Деревянко для Гурвица? Во-первых, Борис Федорович был абсолютно предсказуем».

«Деревянко большинством», — слушайте, что пишет этот Капелюшный, и при встрече плюньте ему в рожу, что я сделаю при ближайшей встрече с удовольствием.

23:56 «Деревянко большинством одесситов воспринимался как своеобразная патология. Он всегда в любом случае выступал против Эдуарда Гурвица, и «Вечерняя Одесса» постепенно начала играть роль городского сумасшедшего, которого слушают, но всерьез не воспринимают.

Таким образом, убийство Деревянко было не просто невыгодно для Гурвица, оно было для него большой утратой».

24:55 Гурвиц даже не рискнул приблизиться к похоронам Деревянко, хотя Деревянко депутат городского совета, в прошлом депутат Советского Союза, было и такое, Съезда народных депутатов Советского Союза, многократный депутат Верховного Совета Украины, человек, чья фамилия значится в списке журналистов погибших, журналистов мира, в далеком Нью-Йорке, в Соединенных Штатах. Вот он, понимаете, был «большой утратой» для Гурвица.

25:37 Дальше Капелюшный будет продолжать врать: «в той массе почитателей, которая в день похорон», — масса, тут нам пишут, что и «Вечерка» патология, и Деревянко, — «массе почитателей, которая в день похорон стояла под моросящим дождем у Дома печати, нет-нет, да кто-нибудь и ронял: для этих, небось сегодня не горе, тешатся, что не стало Бориса. И ни у кого не возникало сомнения, кого имеют в виду под «этими». А один из газетчиков, бывший сотрудник того состава «Одесского вестника», который ушел в знак протеста против увольнения Гурвицем редактора Игоря Розова, демонстративно при мне», — пишет Капелюшный, — «закатывал истерику: что они делают с нашим городом, до каких пор мы будем их терпеть?»

И я готов поддержать эту истерику: до каких пор мы будем их терпеть?

Здесь человек спрашивает: для них там, на Думской, наверное, сегодня праздник? Да, конечно, это был праздник для них. Поэтому в день убийства, в дни, предшествующие похоронам, в дни похорон на Думской площади гремела музыка, и Гурвиц танцевал на дискотеке, вот так вел себя.

И все-таки даже Капелюшный прокололся. Вот строчка: «В то время город переживал убийство Деревянко».

27:16 Я попрошу сейчас моих товарищей, они покажут нам кадры из того времени.

Видео о прощании одесситов с Деревянко

[Видео. Похороны, множество народу, прощаются с Деревянко.

Голос за кадром: «Смотрите, чтобы потом не говорили, что не видели, что не слышали, что не понимали. Чтобы вы не говорили, что вас это не касается. Смотрите для того, чтобы понять. Ставили на колени не «Вечернюю Одессу», и убивали не только Бориса Деревянко. Ставили на колени каждого одессита, ставили на колени весь город. И то, что мы сегодня видим, мы не вправе забывать ни через 9 дней, ни через 40 дней, ни через 40 лет. Мы знаем, кто убил. Мы можем догадываться, кто заказал. Но мы знаем главное: наш город действительно уже никогда не будет таким, как он был. Смотрите и думайте о том, что каждый, кто сегодня не видит свое место среди идущих за гробом, — каждый на стороне тех, кто стрелял в Деревянко. Смотрите и помните».]

29:03 То, что вы увидели, ну понятно, похороны, и это, в частности, еще и фрагмент одной из программ «Совершенно неличное», которая была сделана тогда, сразу после похорон.

Мы не имеем права потребовать, чтобы правоохранители занялись вплотную работой над раскрытием очевидного преступления.

Мы что, дадим Гурвицу и его шайке убежать из города?

Гурвиц сегодня, конечно, в кризисе, у него даже — назначать на какие-то должности, он тасует в месяц по двадцать перестановок, чего никогда не было, подбирает уже такое отребье к себе, дальше некуда. Националистку-руховку назначить заместителем начальника управления культуры Одесского городского совета — это плевок всем нам в душу.

Вчера или позавчера он ее назначил, эту Яшан. Это та, которая требовала не допустить Парада Победы, это та, которая требовала, в частности, закрытия АТВ, да это ладно, это та, которая писала кляузы на меня лично, я ее все поймать не мог, но теперь я ее поймаю, воздастся.

Пожалуйста, покажите телефон, будем и общаться.

Я понимаю, что это тяжелые кадры, которые вы сейчас видели, и видели это море людей. Сколько могла камера, видеокамера захватить, в конце концов, никто же не делал документальные фильмы, просто снято было, и поэтому — ну, мы не показываем, как это назвать, это десятки тысяч людей, вот именно всех вот этих, гурвицевские идиоты, называют, что мы — приверженцы.

Нераскрытое убийство Драгомарецкого и Мясковского

31:30 Ладно, есть звонок, я слушаю.

— Добрый вечер, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— Меня просто немножко удивляет, почему вы забыли еще двух убиенных, которые первые были уничтожены, и которые первые подняли вопрос против того, чтобы убрать Гурвица из Одессы. Это Сережа Драгомарецкий и Миша Мясковский, два депутата Верховной рады Украины. Мы же знаем, что они уехали в Киев с документами на то, чтобы убрать эту жабу с мэровского кресла, но назад они уже не вернулись. И никто не знает, как, где, и кто их уничтожил. А надо было бы этот вопрос сейчас поднять. Спасибо.

32:16 И вам спасибо за то, что напомнили. Да, я совершенно, я не прав в том, что я действительно не указал.

В 1996 году в более чем странной автомобильной катастрофе погибли депутаты парламента Украины Михаил Михайлович Мясковский и Сергей Дмитриевич Драгомарецкий. Странно, потому что многое, что сопровождало эту аварию, нелогично. Там был третий человек, он сначала пропал куда-то, потом где-то обнаружился труп, там был замешан какой-то автомобиль КамАЗ, который явно выжидал эту машину на трассе.

33:04 Я очень хорошо помню, как огромное число одесситов пришло к Дворцу студентов, именно там проходила гражданская панихида по погибшим депутатам-одесситам, оба, кстати, коммунисты. Да, наверное, не просто кстати, а оба коммунисты.

Я хорошо помню, как окружённый волками из «кавказских братьев» приехал Гурвиц. Вот туда он ещё приехал, если на похороны Деревянко он не рискнул появиться, может, правильно сделал. Если бы его там забили ногами, это было бы тоже осквернение памяти Бориса Фёдоровича, так что лучше, что и не приехал.

33:58 Вот я помню, как он шёл, как сквозь строй, мимо людей, которые стояли возле входа во Дворец студентов. Я помню, что ему говорили люди. Они говорили, что он напрямую причастен к убийству этих двух депутатов.

Можно добавить, что Сергей Дмитриевич Драгомарецкий был главой парламентской комиссии по расследованию, по контролю и расследованию за приватизацией. Ну и нужно помнить, что творилось, в частности, в Одессе. Вспомним, что — как приватизировали Черноморское морское пароходство, так его и не стало. Разобрали его на составные части, и его не стало.

34:44 Вам огромное спасибо за подсказку. Поверьте, я не забыл, мы не забыли. Наверное, я просто упустил из виду, и тут я неправ. Но нужно это помнить, и это тоже нужно вписать. И тоже нужно проводить эти расследования до конца.

В конце концов, вернулись же совсем недавно к расследованию обстоятельств автокатастрофы, в которой погиб Вячеслав Черновол. Почему бы не вернуться и к этой автокатастрофе? Она очень подозрительна.

Предупреждение о фальсификациях на предстоящих выборах

35:24 Мне сказали, что есть звонок, я слушаю.

— Алло.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Я хотел бы просто предупредить одесситов о том, что готовятся массовые фальсификации при выборах. Особенно тех людей, которые обращаются в блок Эдуарда Гурвица. И подписывают документы, симпатизирующие его деятельности. Эти документы будут направлены такой судье как Ярош, если он проиграет. И второе, то, что он будет эти голоса посписочно проверять, а остальные будут фальсифицировать. Это одно.

И я думаю, что за свою каденцию он уже перерос из жабы в чупакабру, которая выпивает кровь, бросает свои трупы и исчезает. Спасибо. До свидания.

36:14 Я понял. Ну, вторую половину оставляем без ответа.

А первая часть того, что сказал человек, абсолютно правильно. Для этого и придуманы все эти хождения по домам. И все эти: «вы к нам обратитесь, только здесь обязательно подпишите, что я поддерживаю Гурвица».

Да, это потом они готовят, то ли в суд, какой-нибудь судье. Привет, Светлана Владимировна Ярош. Ой, я уже ничего к вам не имею, господи. Время прошло, так если бы вы были одна такая. Вас же там — во!

О «помощи» службы мэра обратившемуся к ним поэту

36:50 А что касается, как они трудятся, эти деятели.

Материал за 6 августа. Человек обращается в службу помощи мэра. Человек поэт, или во всяком случае он считает, что он поэт. Есть рукопись, но он обращается к ним. Гурвиц же пообещал помочь, во всех вопросах.

И просит помочь ему издать сборник его стихов. Вот, совершенно официальная бумага. Вот она, видите. «Одесский горисполком, департамент труда и социальной политики. Копия в службу помощи мэра. За 22-е, 7-е виноват, июля этого года.

«Уважаемый», — и здесь имя дается, — «благодарим вас за то, что вы позвонили в службу помощи мэра. И высказали свое доверие. Вопрос, с которым вы обратились в службу помощи мэра, относительно предоставления вам денег для публикации книги, был внимательно рассмотрен департаментом, в соответствии с поручением одесского городского головы Гурвица, от 19 мая 2010 года, номер такой-то.

В результате рассмотрения вашего заявления сообщаем, что для получения дотации на приобретение хлебобулочных изделий вам нужно обратиться в городской центр гуманитарной помощи, информационного и хозяйственного обеспечения по адресу город Одесса, улица Толстого, 7.

И предоставить следующие документы: личное заявление, копия паспорта и идентификационного кода, документы, которые подтверждают статус вашей дочери. После предоставления вами этих документов, зачисление на электронную платежную карточку «Социальная карта одессита» будет осуществляться в соответствии с назначениями. С уважением, директор департамента Лена Китайская».

Ой, ну как у Райкина, насосы – из Белибердинска, те – колеса

Он просил деньги, чтобы издать свои стихи. Они ему говорят: внимательно изучили. Представляете, что бы они ему ответили, если бы невнимательно изучили. После чего пишут: на бесплатный хлеб мы тебе подадим, если ты сообщишь нам документы про статус своей дочки.

Но главное – «большое спасибо за доверие». Я думаю, что этот поэт доверять больше не будет этой лавочке.

Ну а остальные — что, действительно идиоты? Друзья, да в жизни же не поверю. Идиоты – это те, которые возле мэрии. Там – да. Верить Гурвицу — я уже когда-то говорил — может только очень доверчивый, до болезни человек.

Да, поэт очень обрадовался тому, как высоко оценили его стихи. Высоко. На булку хлеба пообещали дать. Кто-то скажет: ну подумаешь, ну они же просмотрели. С кем не бывает. А Китайская подмахнула. Она не читала. С кем не бывает. Ну написали стандартную бумажку, что «мы внимательно изучаем ваши письма». Ну, ошиблись. Ну, с кем не бывает.

Да со всеми бывает. Только у вас же это — норма.

О массовом отключении домов от электроэнергии

40:53 Несколько, две или три программы тому назад, я зачитывал. А там даже даты, по-моему, были. 27, 28, 29. Ну, считайте. Две недели назад. Я зачитывал перечень.

Есть звонок, — но секундочку.

Я зачитывал перечень домов, которые в те дни, о которых я сейчас говорю, были отключаемы, их отключали от электроэнергии. Это были десятки улиц. Это были сотни домов. Это были тысячи семей. Время отключения — от четырех до одиннадцати часов. И вот ежедневно, я вижу, та же практика повторяется по сегодняшнее [время]. Видимо, так будет и дальше. Все время повторяются и улицы одни и те же. Все это под соусом — «ремонтируется».

У меня вопрос. Эта городская власть когда-нибудь поймет, что на улице 40? Вы когда-нибудь поймете? Или уже поймете, когда мы вас… Я хочу, чтобы, когда Гурвица посадят, у него в камере было 70.

Шантаж учителей с целью склонить голосовать за Гурвица. Братчук «записался в команду» Убирии?

42:05 Сказали, что есть звонок, я слушаю.

— Григорий Витальевич.

— Алло.

— Алло, добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Я бывший учитель. Где-то недели три-четыре тому назад мне и моим коллегам, это бывшие, мы пенсионеры, звоночек. «Как вы относитесь к программе Гурвица, будете ли вы поддерживать?»

Я, конечно, ответила так, как и должна была ответить. Меня чуть ли не послали и бросили трубку. Моей коллеге сказали, что муниципальная помощь — 70 гривен. Если придет другой мэр, платить не будут.

— Да. Так что мы страдаем тут. Смеемся.

— Другой вопрос у меня, очень такой неприятный и тяжелый. Я несколько дней тому назад случайно включила «Риак» и увидела Братчука. И услышала. Очень больно было, очень неприятно. И если он записался в ту команду, где Убирия и так дальше, то грош ему цена. Мне очень неприятно. Извините.

— Да.

— До свидания.

Как переметнулись Каменный, Барановский, Кауров

43:22 Знаете, мне не так давно довелось разговаривать с Сергеем Братчуком по телефону. У нас был звонок. Я, честно говоря, просто не знаю, записался он в ту команду или попадает, скажем так, время от времени там в эфир. Это, в общем, не всегда одно и то же.

Мне тоже не хотелось бы разочаровываться в Сергее. Вы знаете, вот эта ситуация с людьми, которые переходят [на другую сторону]. Я не говорю сейчас о Братчуке, потому что, еще раз повторяю, у меня нет абсолютной уверенности, что он уже там. Но я вижу других, которые якобы были противниками.

Вот вы смотрите по тем же телеканалам: Круг, «Новая Одесса», смотрите и Чекову, и того же Каменного, и того же Барановского. Оставим Чекову в покое. У нее много забот, связанных с возрастными осложнениями. Это её личное дело, мы всегда желали Людмиле Ивановне добра.

Но!

Вот вам два человека. Александр Каменный, сегодняшний, и Валерий Барановский, сегодняшний. Ну я же помню, прекрасно помню, как Саша клеймил, обоснованно, доказательно, документированно клеймил Гурвица. Прекрасно помню. Кстати, об этом даже тут и Капелюшный пишет.

Я же помню, как Саша заявлял: Гурвиц, вы никогда не будете мэром Одессы, потому что я не допущу этого, потому что вы не такой, потому что вы нам чужой, потому что вы якшаетесь со шпионами, потому что вы берете у Моссада деньги, и так далее, и так далее. И все это было сказано вслух.

А сегодня Саша — там. Так что, Гурвиц перестал быть шпионом? Или перестал брать деньги у Моссада? Или начал делиться ими, Саша?

Я хорошо помню Барановского, как доказательно, как квалифицированно он клеймил Гурвица. В 1997-м, в конце 1997-го, в 1998-м, ну просто — провинциальные истории, прочее, прочее.

Как Барановский фактически обличал Гурвица в убийстве Бориса Аникейчика. Аникейчика, Аникейчика. Как Барановский фактически подводил телезрителя к мысли о том, что именно Гурвиц — виновник убийства Бориса Федоровича Деревянко. Даже строки помню, как сейчас, Барановского, который писал: если бы Деревянко выставлял свою кандидатуру против Гурвица на выборы городского головы, то победа его, выиграл бы вчистую.

Это дословный текст, дословные слова Барановского.

Сегодня сидит и там Барановский. И вместе со Штейманом, с Каменным, хают АТВ. А они — шоколадные. А у них все замечательно, в белых перчатках.

Да вы не в белых перчатках. Вы встали сегодня рядом с Кауровым, который тоже когда-то ругал и клеймил Гурвица. И тоже доказательно. А боролся против него — со страшной силой. Пока гурвицевские активисты, люди Корчинского, не вылили ему на голову ведро дерьма.

И Кауров оказался там. Так вот считайте, что это — дерьмо. Что этим дерьмом он поделился с вами, барановские, каменные.

У нас остается порядка шести-семи минут эфирного времени.

Я еще раз возвращаюсь.

«Свободная Одесса»: «Требуем, чтобы Марков публично предстал перед журналистами одесских СМИ»

48:00 У меня несколько было сегодня материалов, в том числе по так называемому нападению на Маркова. До смешного там уже, до комедии дошло. Эти придурки… Чекова любит, когда я произношу слово «придурки». Люда, это все о тебе и твоих друзьях.

Пресс-служба «Свободной Одессы». «Требуем, чтобы Марков публично предстал перед журналистами одесских средств массовой информации. Но не на собственном телеканале, а на любой иной независимой площадке».

То есть мало того, что он вчера тут сидел и говорил. Я впервые видел такого говорливого Маркова. «Предлагаем Маркову пригласить туда всех представителей масс-медиа, дабы каждый из присутствующих корреспондентов одесских изданий мог воочию убедиться в отсутствии у него на теле ножевых ранений. А нам была бы предоставлена возможность»…

Тоже мне, фомы неверующие. Они будут персты вкладывать в раны. А Марков их должен пригласить на пресс-конференцию. А туда придет пьяный в дымину Игорь Лев, и будет крутить пуговицу и говорить: ты меня уважаешь?

Да вы обнюхайтесь. На четыре кости встаньте. Кто вы такие, чтобы требовать от кого-то чего-то? «Пусть покажет, пусть не покажет». Фильм «33» помните? «Давайте создадим комиссию и посчитаем, сколько зубов у Ивана Травкина».

49:51 Вот еще одни деятели. «Комитет обороны» считает: «Мы не исключаем по вчерашнему [эфиру]», — Марков вчера был в эфире, — «мы не исключаем, что улыбка Игоря Маркова на фотографии может быть следствием сильнодействующей анестезии, а не признаком искренней радости, как это поначалу может показаться».

50:19 Я вам открою маленький секрет. Марков не улыбался. Он хохотал, бешено хохотал, когда узнал, что жена Гурвица снова беременная. А еще больше его развеселило, когда он узнал, что она беременна от Александра Каменного. А я думаю, что Гурвиц именно из-за этой новости был очень грустный в храме.

Все. Я об этих гадах больше говорить сегодня не хочу. Мерзко. Даже называть их имена, названия их так называемых комитетов.

Это шпана. Шпана, которая сегодня обслуживает бандита и убийцу.

Просьба почтить память В. Ф. Деревянко

51:04 Пожалуйста. У меня большая просьба. Давайте еще раз завтра, около восьми часов утра, мы по давней традиции, — нас много, а может надо, чтобы было больше, — мы по давней традиции придем к месту, где погиб Борис Федорович Деревянко. Где его убил наемный убийца.

Еще раз повторяю, я убежден, что он был нанят Гурвицем. Это возле дома, адрес — Филатова, 51. Это будет примерно полвосьмого — без четверти восемь утра. Если кто-то сможет, я не говорю — в это время, это очень рано. Там возле дома, прямо на тротуаре, стоит маленький обелиск, назовем его так. С табличкой, что здесь был расстрелян редактор «Вечерней Одессы».

Кто может, подойдите, положите цветы. Оттуда, увы, маршрутом, который уже нельзя изменить, мы отправимся на Второе христианское кладбище. И там, безусловно, тоже почтим память Бориса Федоровича. А одесситам, телезрителям, тем, кто сегодня вот сейчас смотрит программу, я предлагаю, я прошу вас еще раз посмотрите, как Одесса прощалась с Борисом Деревянко.

52:53 Повтор видео от 27:16.

54:28 Знаете, привыкнуть к этим кадрам я не могу. Я, понятное дело, тогда был. Там я видел десятки, я видел тысячи людей. И я видел неподдельное горе. И я видел неподдельную радость, я уже сказал вам. Как плясала и танцевала гурвицевская кодла. Вот там, на Думской площади, возле своего сходняка, они каждый день проводили дискотеку. Они не сочли нужным отменить ее. Хотя погиб человек.

У меня нет времени совершенно. Только напомню, что, когда в Одессе застрелили чеченского боевика, Гурвиц лично поехал провожать гроб с телом этого боевика в аэропорт.

На Бориса Федоровича Деревянко у этих сволочей хватило только десяти строчек в «Одесском вестнике». Там было написано: «Мало прожил Борис Федорович, даже до пенсии не дотянул».

А Борис Федорович не тянул. Он жил и сражался.

И на этой войне он погиб как солдат, защищая Одессу.

И это правда.

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Группа в ВКонтакте. КВойны. Семён Уралов и команда
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

3 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *