Эпидемия гриппа — это политическая акция | Словарь когнитивных войн

Выпуск программы «Правда» телекомпании АТВ от 3 ноября 2009 года

00:27 Добрый вечер, уважаемые телезрители, в прямом эфире телеканала АТВ программа «Правда».

Понятно, никто не ошибется, если предугадает главную тему сегодняшнего нашего с вами разговора. Разговор у нас будет двухсторонний.

Эта тема, конечно, — то, что происходит сейчас в стране. И не знаю, как назвать эту ситуацию. Медицинской, политической, моральной, социальной, не знаю.

Давайте в процессе разговора попробуем сформулировать, что все-таки сегодня происходит в стране. Я попрошу показать телефонный номер, чтобы можно было звонить.

Кто возглавит борьбу с эпидемией гриппа

01:06 Итак, в стране эпидемия гриппа. Ну и что? Ну и что? И в прошлом году была эпидемия гриппа, и в позапрошлом, и в позапозапрошлом, и так далее, и так далее. Каждый раз, каждый год эти гриппы были разные. Я не врач, я не собираюсь рассказывать здесь, какие там A, B, C, и еще какие там штаммы этого гриппа.

Я о другом. Каждый год все это было. Что случилось сегодня? Я начну с цитаты. Вчера Владимир Литвин, председатель Верховной рады, сделал такое заявление:«У нас происходит политическое соревнование, кто возглавит борьбу с эпидемией гриппа. У нас возникает такое неистребимое желание на свадьбе быть женихом, на похоронах покойником, но обязательно быть первым в центре внимания».

Ну это у них, вот там на самом верху. Желание неистребимое быть первым и в центре внимания. Но бьют-то по всему народу.

Надо судить преступников у власти

02:27 Вот уже кто-то из народа дозвонился.

— Я слушаю вас.

— Добрый вечер, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— Я вас приветствую, вашу программу. Спасибо вам за вашу программу. Вы знаете, то, что преступники у власти, это уже ни для кого не секрет. Но то, что они зарабатывают на этом свои баллы предвыборные, это тоже факт. За то, что допустили то, что происходит на сегодняшний день, за это уже надо судить всех, кто непосредственно халатно к этому отнесся. Огромное спасибо и удачи вам.

— Спасибо.

Да, мы об этом и будем с вами говорить. Ведь смотрите.

Тимошенко: в стране готовились к эпидемии с апреля

03:07 Премьер-министр не далее как сегодня оговорилась или проговорилась, когда она была в Верховной раде. Я не знаю, как это. Нет, нет, я не о том моменте, когда она называла цифры умерших за 9 месяцев, оперируя цифрами в 5 миллионов и 6 миллионов. Я понимаю, что это была оговорка.

Я говорю о том моменте из ее выступления сегодняшнего, когда она говорила о том, что на Украине ждали этой ситуации, к ней готовились с апреля месяца. Тогда возникает вопрос, как готовились? В чем же выразилась эта самая подготовка?

«5 вопросов в лоб об эпидемии гриппа»

03:58 Вчера газета «Сегодня», — вот ведь, «Сегодня» за вчера, — вчерашняя газета «Сегодня» поместила, — да, понедельник, 2 ноября, — поместила такой материал «5 вопросов в лоб об эпидемии гриппа».

И здесь эти вопросы, которые газета нам предлагает, которые она дает здесь, газета поставила их не перед чиновниками из министерства, не перед какими-то другими официальными, я имею в виду именно служащими чиновниками, а перед депутатами, профильными депутатами Верховной рады.

«В аптеках нет лекарств, больным не хватает тамифлю», — новое модное слово будет. «Эпидемия ширится с необычайной быстротой, почему страна оказалась не готовой?

Об этом говорят глава Комитета Верховной рады по здравоохранению Татьяна Бахтеева, Партия регионов, ее первый заместитель Вячеслав Передерий, блок Юлии Тимошенко, и член того же комитета Владимир Карпук, «Наша Украина — Народная самооборона». Итак, комитет представлен тремя депутатами, и все они друг друга, мягко говоря, не должны любить по своей партийной принадлежности.

Сколько можно это терпеть?

05:20 И тем не менее, есть звонок, если он в тему, то тем более хорошо, и продолжим.

— Слушаю вас.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Рад вас видеть и слышать. Вообще, то, что происходит в стране, бредом сумасшедшего нельзя назвать, потому что все это видят нормальные люди. Тут, знаете, должно быть многоточие. Но я не про это. Смысл в том, что — вы обратили внимание, что сегодня пошел вверх курс доллара после того, как объявили, что правительство выделяет деньги в размере 5,5 миллиардов на так называемую борьбу со свиным гриппом. Даже не знаю, как это назвать, да?

Вопрос в чем? В том, что если мы все видим, что нас сегодня травят уже эпидемиями, наших детей дебилизируют. С нами борются как с людьми, которые воруют деньги у своих же граждан, которые вложили в депозиты, потому что говорят о том, что будем бороться с теми, кто украл, а борются с народом, заставляют его платить, травят на него милицию, СБУ и всех остальных.

Так вот у меня вопрос, сколько можно это терпеть, а если это не терпение, то я даже не знаю, как это назвать. У меня вопрос в том, что…

— Я понял, спасибо.

Второй раз президентские выборы под медицинским флером

07:08 Насчет «травят», слушайте, хорошее выражение, прямо как словечко, как пас на ногу, знаете, в футболе.

Второй раз президентские выборы в Украине, или на Украине, проходят под флагом, лозунгом, стягом — отравления, под медицинским таким флером. Пять лет тому назад с криком «Отравили кандидата!» развернулась одна из самых грязных, тогда казалось — самая грязная, избирательная кампания.

Это было пять лет тому назад. Избирательная президентская кампания 2004 года. «Посмотрите, что они сделали, эти враги и гады!» Сегодня не так уже и редко встретить на всевозможных сайтах, пока там, думаю, что скоро мы увидим это и в других средствах массовой информации, уже можно прочитать и вычитать, что, дескать, Россия совершила нападение бактериологическое, еще там какое-то, на Украину с какой-то целью, либо одни политические враги напали на других политических врагов, у них же нет оппонентов, у них же только враги.

И поэтому вот такая у нас свистопляска.

Почему в прошлом году никто не устраивал эту свистопляску?

08:34 А все сводится к тому, что речь идет не о том, как выйти из положения, которое в общем-то, по большому счету, никаким особенным не является. Повторюсь, ежегодно гриппом болели не десятки тысяч, не сотни тысяч, а по несколько миллионов людей.

К сожалению, ежегодно запущенные простудные заболевания приводили, в том числе и к летальным исходам. Не далее как сегодня Юлия Тимошенко в Верховной раде обнародовала данные и сказала, что в сравнении с данными прошлого года ситуация выглядит гораздо лучше.

Но почему тогда в прошлом году никто не устраивал эту свистопляску? Никто не доводил людей до идиотизма, когда они сметают с полок аптек вообще все, что там есть. Сегодня я подвозил жену к гомеопатической аптеке. Зашла и тут же вышла.

И сказала: не-не, я в другой раз, потому что там толпа народу — в гомеопатической аптеке! — стоит. Там обычно 2-3 человека, а тут толпы. Кто возбудил людей, перевозбудил? Что с нами происходит? Вот я задал вопрос, до каких пор это? Это зависит от нас.

Об отсутствии света и отопления в домах

10:07 Опять, говорят, есть звонок.

— Слушаю вас.

— Добрый день.

— Здравствуйте.

— Григорий Витальевич, вот вы задаете вопрос, говорите, что эпидемия каждый год. А как ей не быть, если на данный момент на Таирова в 12 часов дня в воскресенье нету света у 20 домов, люди сидят без отопления. Как людям не болеть? Вот тоже вопрос к нашим властям.

— Спасибо.

Вопрос к ним. А отвечать нужно мне

10:34 Вопрос, конечно, к ним. А отвечать как бы нужно мне. Потому что наши власти гораздо реже, чем я, появляются перед одесситами. Это чистая правда.

Больше того, я общаюсь с одесситами в телефонном режиме, а наши власти не общаются вообще никак. Я вот посмотрел кусочек, там, зарисовку о том, как Убирия общался — во время, когда горел дом Руссова – с журналистами. Он там таким матом крыл. Ну, вот это единственное, как они говорят.

Как лечиться? Что происходит в городе?

11:10 Как лечиться? Как же лечиться? Что происходит в городе? Вот вы говорите, сегодня больше 20 домов света не имеют. Вчера мне позвонила женщина и сообщила, так случилось, у нее муж лежит в психиатрической больнице на Слободке.

Она ездила проведать мужа и она позвонила мне в ужасе. Там холодно. Холод собачий. Она говорит: как это можно? Ну, как, никак не можно. А у нас можно.

Одесситы мерзнут

11:39 Все та же газета «Сегодня», за понедельник, 2 ноября, 8 страница: «Одесситы мерзнут». «В родильных домах включают электрообогреватели, а в противотуберкулезной больнице выдают по два одеяла. Еще 15 октября тепло пришло во многие дома всех крупных городов Украины».

Не только крупных. Вот, пожалуйста, Ильичевск рядом. Только там руководит городом руководитель. Понимаете? А у нас негодяй, пришелец ниоткуда. А мне говорят, чтоб я был вежливым. А в роддомах включают электрообогреватели, а я должен быть вежливым.

«Аутсайдерами стали только Одесса и область. Южный город оказался не готов противостоять холодам, которые пришли к нам еще на прошлой неделе. Усугубляет ситуацию, пугая одесситов, и свирепствующий вирус свиного гриппа.

Несмотря на заверения властей, вчера мерзли не только жители Черемушек, Таирова и поселка Котовского, которым отопление должны включить до 8 ноября, но и пациенты больниц».

Вообще какой идиот придумал, — я не собираюсь смягчать, никак, — какой идиот придумал этот закон. Если закон идиотский, почему его надо называть [законом] и относиться к нему с уважением. Что, дескать, надо включать, когда среднесуточная температура, и все высчитывают. Ночью 0 градусов, 0, минус 1.

Мне говорят: будь вежливым

13:27 Я хочу напомнить тем, которые любят ругать советскую власть и рассказывать, как было все ужасно при советской власти. Вот при советской власти отопительный сезон начинался, без всяких высчитываний среднесуточных температур, 15 октября.

И на улице могло быть 15 градусов тепла, просто тогда власть считала, что лучше потратить лишние деньги, но не допустить, чтобы люди мерзли в квартирах, в больницах, в родильных домах.

О чем вообще речь идет? «Сейчас в больницах и родильных домах, где нет своей котельной, палаты обогревают дуйками. У нас много обещают, но мало что делают, — пожаловались нам в пятом роддоме, пока трубы холодные.

Точно так же обстоят дела и в седьмом роддоме». Ну, я не знаю, кем вот после этого считает себя та Лена Якименко, начальница Горздрава, кем себя считает тот самый Гурвиц, если родильный дом не отапливается полчаса, я не говорю там два дня, три дня, полчаса, то вас всех повесить надо, просто повесить.

Мне говорят: будь вежливым. Я очень вежливо вас прошу: слушайте, вы уже можете нас перестать мучить?

Об эпидемии холеры в Одессе в 1970

15:03 Мне сегодня передали письмо. «Уважаемый Григорий Витальевич», — вот тут хорошее слово, поэтому я его зачитаю, — «хочу пожелать вам и коллективу АТВ здоровья, безопасности при исполнении профессиональной работы и чтоб канал продолжал свою работу.

Сейчас многие ругают КПСС. Да, был у нас “отец”, грузин-параноик. Уничтожавший тех, кто знал его биографию. Темные для нас факты, когда из многих арестованных и сосланных он почему-то чаще… а он почему-то был освобожден из царской охранки.

Но сама идея, потому что авторитет КПСС был очернен и подорван, сама идея теперь всеми политиками служит для привлечения нас к их рейтингам». Я ничего не меняю, ни орфографию, ни стилистику. Здесь важна соль.

«При КПСС было бесплатное образование, медицина. За коммунальные услуги мы платили копейки». А теперь вот тут написано о главном, и я это говорю, и я это обвел. Это главное.

«Вспомним холеру 1970 года в Одессе. Тогда продавали тетрациклин во всех торговых точках города. Независимо от того, чем торговали эти торговые точки, учреждения. Продавали на лотках мороженого, в газетных киосках, в табачных лавках.

Продавали тетрациклин целую неделю. На один рубль получалось три или четыре упаковки. И в назначенный день все одесситы стали его принимать. Эпидемии не было. Это пример, что все-таки власть была для народа».

Я хорошо помню те события 70-го года, когда в Одессу пришла холера. Ну холера, прямо скажем вам, это не фуфло какое-то там. Это ерунду придумали. Это была холера. Так, что-то аж чуть ли не из средневековья позднего пришедшее сюда.

Моментально город был взят в карантинное окружение. Все приезжие, это было лето, огромное количество. Почти столько же, сколько жителей людей, сколько в Одессе жителей, почти столько же было приезжих.

Моментально все эти много-многотысячные массы людей были размещены в пионерских лагерях, санаториях, закрыты на замок. И полностью их там кормили, поили и выдерживали карантинный срок.

Причем проводили там профилактическое лечение, профилактическую работу. Естественно, старались выявить, нет ли там заболевших. Называлось такое слово, подшучивали в Одессе, «обсервация» это называлось.

И, по-моему, свыше 20 дней все это длилось, никакой парламент не собирался: как бы нам вот там, где бы найти 20 копеек, чтобы накормить эту огромную массу людей. Накормить, обиходить, обустроить. За копейки давали это самое лекарство.

Само медицинское обслуживание, ну так было, оно действительно было бесплатным.

И я думаю, что кто-то просто удивился бы, даже возмутился, если ему предложили заплатить. Так было. И поэтому Одесса, о которой рассказывали байки по всему миру, что тут экскаваторами и бульдозерами трупы сгребают, ничего подобного. Очень даже все было хорошо в Одессе.

Как писал потом Жванецкий, в Одессе даже можно было свободно взять билет в оперный театр. И «появились растерянные такси с зелеными огоньками». Это было государство, это была держава, которая думала о народе.

Сегодня мы имеем тварей подколодных, которые экономят на детях, младенцах, которые лежат в родильных домах. Которые больницы не отапливают.

Те, кто развалил великую державу, достигают своей цели

19:14 Знаете, люди всегда были разными. Всегда, это правда. Но наши люди всегда были отзывчивыми, старались такими быть.

И то, что сегодня, описывают тут, как там лекарств нет, а чеснок дорожает, и то, как сегодня наживаются, продают эти маски по каким-то завышенным ценам, еще что-то.

Это говорит о том, что те, кто развалил великую державу, начинают достигать своей цели.
Они действительно воспитывают нового человека, человека-мерзавца, человека-подлеца, человека, который готов немедленно нажиться на горе, на страдании своего ближнего.

Что-то происходит с нами такое, что у нас это, к сожалению, уже перестает вызывать удивление. Мы еще возмущаемся, но уже не удивляемся. Должно, я верю, должно что-то произойти с нами в целом, с обществом с нашим. И это должно отойти как сон.

Мы должны на эти годы посмотреть, как на тяжелую болезнь, вирус, [который] в том числе сами себе принесли.

Отключение газа в поселке Котовского

20:46 Слушаю, сказали, что звонок.

— Алло.

— Алло.

— Да.

— Алло, добрый вечер, Григорий Витальевич.

— Здравствуйте.

— Вы знаете, мы можем подписаться под любым вашим словом, которое вы говорите. Очень приятно слушать и так далее. Вот что я вам еще хочу сказать. Вот сейчас сидит весь поселок Котовского без газа. Представляете, не без света, без газа. Свет не взорвется, вода не взорвется, но газ может взорваться.

И это при том, что ничего не сказали, никого не предупредили: включать газ, не включать. Понимаете, как? И это один просто [случай], это я хочу сказать. А все остальное, вот говорят, что вы там резко говорите, не резко, это вы еще говорите очень мягко. Очень мягко. То, что говорят люди между собой.

— Это точно.

— Да, так это я даже не знаю, я не говорю, что они говорят матом, — нет. Но то, что говорят люди, это, ну просто я даже не знаю, как это назвать.

— Я понял.

Почему мы позволяем себя так дурить

22:04 То, что поселок Котовского без газа, это конечно ужасно. И это все туда же, вот все о нашей власти. Местной, центральной, какой хотите.

Давайте вернемся еще немножко, не немножко, это наша тема главная сегодня. Почему они с нами так поступают и почему мы позволяем себя так дурить?

Вот нам говорят: умерло столько, уже 70, действительно ужасно. Уже 70 человек погибло от этого гриппа. Скажите пожалуйста, пусть они нам обнародуют, сколько за эти же дни на Украине умерло людей от туберкулеза.

И окажется, что это не 70, а гораздо больше. Каждый день. Вне всяких зависимостей, от погоды, непогоды, умирают люди от туберкулеза, потому что Украина занимает первое место в мире по темпам развития, к сожалению, этого страшного заболевания.

Скажите, а разве не Украина занимает одно из лидирующих, если не лидирующее, место по распространению СПИДа? Сегодняшняя Украина, не та, о которой я говорил, как тогда справлялись в 1970-м году с холерой. Раз и переломили ее, и все было в порядке. Сколько сегодня от СПИДа гибнет?

Украина – мировой лидер по туберкулезу, болезни бедных

23:38 Теперь давайте еще один вопрос себе зададим. А кто является в первую очередь больными тем же туберкулезом, тем же СПИДом? Люди из так называемого неблагополучного круга. Это там, где в первую очередь плохо едят, не очень хорошо живут, не очень тепло одеваются.

Туберкулез — это вообще социальная болезнь. Это не я придумал такой термин, он давно существует. Это болезнь бедных, это болезнь тех, кому плохо живется. И если Украина занимает ведущее место в мире, то это и есть показатель «цветущести» нашей жизни.

А что происходит сегодня? Не отапливают помещения, не отапливают.

Крик души журналистки о жизни в «европейской Одессе»

24:39 Сегодня на агентстве «Таймер» появилась статья, письмо, я не знаю как, крик души журналистки Ирины Долматовой. Там большой материал, я пару-тройку строчек [возьму] отсюда.

Материал называется «Жизнь в европейской Одессе». Ну, словосочетание «европейская Одесса» Ирина Долматова взяла в кавычки.

«Жизнь в европейской Одессе», — двоеточие, — «Хичкок отдыхает». «Сегодня я заехала домой, холодной воды нет. Это что, власти издеваются над жильцами моего дома?» — здесь указан конкретный адрес, — «говорят, что-то сгорело на подкачке.

А как же рапорта о том, что все готово к отопительному сезону? Ну не можете сделать жизнь одесситов не то что европейской, а хотя бы просто человеческой, так прямо и скажите. А не сидите на Думской, вцепившись зубами в кресло, нагло заявляя, что пойдете на второй срок.

И в завершение — еще одно издевательство. Управление информации горсовета разослало памятку, изданную Управлением здравоохранения и городской санстанцией. Вот некоторые рекомендации. Если вы заболели, то нужно» — ну, и я пару-тройку из них тоже вам зачитаю, — «провести в помещении влажную уборку, после чего проветрить помещение».

Ну вот сначала, пишет журналистка, приехала домой, воды нет. Это как насчет влажной приборки. Дальше она спрашивает: «проветривать неотапливаемое помещение, когда на улице около нуля — это нормально?»

«Еще один смешной, а вернее печальный пункт для одесситов: «избегать переохлаждений и сквозняков». Городская власть больше недели, когда уже пошли просто серьезные холода, вымораживает одесситов, спрятавшись за какой-то там пунктик.

И говорит: да нет, нет, не положено вас еще обогревать. Порядка десяти дней вымораживает нас. Не отапливает даже родильные дома, даже больницы. И при этом эта же городская власть в лице управления здравоохранения говорит о том, что нужно избегать переохлаждений.

Невыполненные обещания Гурвица в сфере здравоохранения

27:07 Как вы там сказали, что меня иногда ругают, что я резко говорю? Я сейчас так хотел сказать. Я в прошлой программе показывал вам обещания Гурвица, опубликованные им, когда он тут собирался становиться мэром. Ну, достиг, стал, ну сейчас посмотрим, как с обещаниями у нас.

Тема медицинская. Ну тема называется «Одесса — здоровье и чистая окружающая среда». Давайте почитаем, что этот…

«Наши цели в сфере здравоохранения», — пишет Гурвиц, — «повысить качество медицинского обслуживания в поликлиниках и больницах, обеспечить замену рентгеноборудования во всех клиниках, устроить маммографы в каждом районе города», — я не знаю, что это такое, наверное, нужно, может и установил, я не врач, не знаю.

«Создать центр острого гемодиализа», — наверное, не знаю, не моя тема. «Создать баклабораторию», — может быть. Внимание на экран. «Восстановить питание больных во всех больницах города». Хорошо.

«Организовать», — я же не спрашиваю: получилось, не получилось, все знают, все сами все знают, где как, где получилось, — «организовать централизованную прачечную для всех лечебных учреждений и детских домов, заменить оборудование всех реанимационных отделений, создать подстанции резервного электроснабжения в ургентных клиниках и родильных домах», — да там хотя бы тепло сделать.

«Создать амбулаторию семейного типа, организовать обучение участковых врачей на курсах семейной медицины», — чего такое? «Восстановить систему диспансеризации населения». Да не хочу я читать эту муть.

Диспансеризация — это было в другой стране. Это было в той стране, которая разрушена, уничтожена. Тогда была диспансеризация, были прививки, от которых, кстати, никто не умирал. Сегодня — все другое.

Эпидемия – это политическая акция

29:38 Сегодня, выступая в парламенте, премьер-министр страны обвинила своих политических конкурентов, в частности регионалов, в том, что их люди, которые имеют аптечный бизнес, завышают, там что-то мародерствуют в аптечном деле, пользуясь этой эпидемией.

На что депутат Сухой от регионалов немедленно ей мяч переправил в ее сторону и сказал: вот там у вас сидит Богдан Лупский, вашей фракции, так половина аптек в стране — это его.

Я вот слушал, как они перебрасывают этот мячик туда-сюда, сюда-туда. Я понимал, что для Юлии Владимировны в эту минуту было главное не поговорить о том, что кто-то там злоупотребляет из аптечных работников, а поговорить о том, что это регионалы делают.

Но регионалы в долгу не остались и сказали ей, что — не надо, знаешь что, мы тоже понимаем, что почем. Это ты со своим блоком, Юлия Тимошенко, так делаешь. Это политическая акция, вся эта эпидемия.

Скажите пожалуйста, кто-нибудь может мне ответить, какая была необходимость, чтобы присланные на Украину 300 тысяч доз лекарства ночью, в три часа ночи, встречали в аэропорту премьер-министр, министр иностранных дел и руководитель секретариата президента.

То есть двое из троих друг друга должны ненавидеть белой ненавистью, но они встречали это вместе. Премьер-министр продемонстрировала, что вот она тут и распоряжается процессом.

Больше в правительстве и в стране заниматься этому некому, а нужно было, оказывается, тут же немедленно отправлять, то есть из Борисполя все это отправлять по областям. Вот я так понимаю, что бедная Юлия Владимировна лично все это грузила, как когда-то шины она в девичестве таскала в студенческие годы, тут коробки.

Тогда возникает вопрос, а зачем тут была Ульянченко, руководитель аппарата президента?

А вот зачем.

Она тоже сказала свое веское слово и заявила, что позаботился об этих сотнях тысяч лекарства президент. То есть они не просто поехали там самолет встречать, а они привезли туда кучу журналистов, которые все это крутили и потом каждый рассказывал о своем кандидате.

Вот это самое паскудное во всей этой заразной истории, иначе ее не назовешь.

Вопросы к мэру: когда будет тепло в Одессе и чем обеспечены аптеки

32:40 Сказали, что есть звонок, я слушаю вас.

— Добрый вечер.

— Здравствуйте.

— Григорий Витальевич.

— А?

— Постоянно слушаем вашу передачу.

— И терпите.

— Уважаем, поддерживаем. Большое спасибо. Значит, у меня вопрос к нашему мэру, если его так можно назвать. Когда будет тепло в Одессе, и насколько нам известно, теплотрасса уже открыта, просто нету вказивки дать в дома. Мы жители района Черемушки, конкретно — Терешковой. Теплотрасса есть, только вказивки нету, все уже проверили, не давать.

— Я понял, спасибо.

— И второй вопрос по медицине. Когда он в прямом эфире про нас выражался, что у нас все есть, мы конкретно всем обеспечены. И у меня к нему вопрос, когда он последний раз был в аптеке, и чем мы обеспечены.

— Я понял.

— Ни маски, ничего не существует, а возвращаемся мы лет 20 назад, когда начинает торговать из-под прилавка или за углом.

— Я понял.

Для лечения этого гриппа Украине нужны психиатры

33:59 В своей статье, о которой я сейчас говорил, Ирина Долматова задает такой вопрос: «А холодно ли в домах у Кучука, Ворохаева, Убирии, Гурвица?» Это примерно к этому вопросу. А у них как?

Когда будет у нас? Когда будет у нас тепло, я вам сразу скажу. Тепло у нас будет в июне. Вот так вот, чтобы смешно сильно не было. Как выгоним Эдуарда Иосифовича, так сразу тепло станет.

Вот мнение человека авторитетного. Николай Полищук, экс-министр, бывший министр здравоохранения Украины. «Для лечения этого гриппа», — считает он, — «Украине нужны психиатры».

Это то, о чем мы с вами сегодня говорим. Естественно, эпидемия, ее надо предупреждать прежде всего. А когда уже она случается, конечно, надо с ней бороться. Это все правильно. Но вот то, что сводки пошли, просто сводки как фронтовые, народ в этом ажиотаже, кому это нужно?

«Для лечения этого гриппа, считает экс-министр здравоохранения Николай Полищук, нужны психиатры. Сегодня для украинцев гораздо опаснее общенациональная истерия, чем вирус H1N1».

То есть кому-то же нужно эту истерию раздувать, вот ее и раздувают. «Вона ж працює». Я не имею в виду только ее. Все сегодня основные, назовем так, претенденты на президентский трон, каждый по-своему пытается использовать эту ситуацию в свою пользу. Не о нас речь. Каждый из них сегодня в выборном процессе.

Нам не повезло, что мы живем с ними в одно время и в одной стране

35:57

Нам просто не повезло, что мы живем с ними в одно время и в одной стране. Вот их бы переселить на какой-то остров.

«Теперь страшный калифорнийский грипп», — взяты эти слова в кавычки, — «превратился в главный и чуть ли не единственный хит украинских средств массовой информации. Им начинаются и заканчиваются все новостные программы. Телеканалы устраивают бесконечные гриппозные марафоны.

В прямом эфире один за другим идут репортажи о том, как премьер Юлия Тимошенко в белом пальто лично встречает ночные самолеты со спасительным лекарством из Швейцарии. Единственное, что мешает всеукраинскому ажиотажу, это скучная медицинская статистика.

Согласно ей, страна переживает тривиальную ежегодную эпидемию сезонного гриппа. Причем нынешний уровень заболеваемости заметно ниже прошлогоднего. Если говорить о самом страшном, то в 2008 году от пневмонии умерло больше 5000 граждан Украины. Это рассказал Николай Полищук, бывший министр здравоохранения Украины». Вот так.

А кому это надо и зачем все это. Давайте вот как попробуем представить себе. То есть, опять через мнение известного политика и известного человека. Может быть, он прав?

О недопустимости политизации вопроса об эпидемии гриппа

37:35 Агентство «Обозреватель» поместило вчера вот такой материал. «Владимир Литвин не исключил возможность введения чрезвычайного положения на Украине в связи с эпидемией гриппа. Об этом он заявил на брифинге после заседания Согласительного совета Верховной рады.

«Я еще в пятницу говорил, что, возможно, такое решение нам придется принимать. Но вопрос не в формулировке, а в том, насколько нам получится победить эту беду».

Он также подчеркнул недопустимость политизации вопроса об эпидемии гриппа. «У нас сейчас идет соревнование, кто первым добежит к людям, поможет им в вопросе эпидемии».

А теперь внимание, вот его слова. Мы говорили с вами несколько минут назад о том, что такие болезни — это болезни бедных людей. Бедные хуже одеваются, у них тоньше стены в домах, у них хуже еда, а значит они менее крепки здоровьем, они не могут себе позволить какие-то дорогие лекарства, они естественно не очень сильно думают о профилактике, поскольку думают просто о куске хлеба.

Они тяжелее работают и больше устают, от этого изнашивается организм. Следовательно, именно эти люди становятся первыми жертвами социальных болезней, в том числе туберкулеза, в том числе и СПИДа. Давно уже известно, что СПИД — это не только болезнь наркоманов и проституток.

В том числе и этих заболеваний, когда «не переохлаждайтесь». Ну я знаю, что у Гурвица в доме приемов тепло и его дети, его ребенок, слава богу, не переохлаждается, а в других домах не так.

Так вот, что говорит спикер, что говорит Литвин. «Вы посмотрите, центр эпидемии — в западных областях, которые наименее развиты в социально-экономическом плане. Поэтому вопрос борьбы с эпидемией гриппа – это вопрос не только медицинский, но и социальный».

Это болезнь общества

40:06 Один из кандидатов в президенты Анатолий Гриценко высказал такую мысль, что надо поднять под ружье, то есть призвать из запаса военных врачей, запасников, включить их в борьбу с этим несчастьем. Наверное, это можно в принципе сделать, потому что и врачи тоже люди, и они тоже болеют.

Сегодня прошло сообщение, что во Львове заболело 760 врачей. Это же огромный отряд медиков, понятно, что кто-то должен их заменять. Можно призвать врачей из запаса, можно волонтеров пособирать со всего света, можно старшекурсников-медиков кинуть на этот фронт, можно.

Болезнь они победят. Эту, сейчас, завтра, через две недели. Но через три недели возникнет новая, потому что количество голодных и холодных не уменьшится.

А с такими вот начальниками, типа Гурвица и прочих руководителей до самого верха, — Ющенко, Тимошенко и все остальные, — эта катастрофа только будет увеличиваться.

Это не болезнь отдельных людей, это болезнь общества. Общество — больно.

Вот совершенно не из этой темы. Ну совершенно, как бы. А у нас все одна тема, это наша жизнь.

О согласии на прививки в детских коллективах

41:41 Ну давайте сначала звонок, чтобы не сорвать.

— Слушаю вас.

— Да, здравствуйте.

— Здравствуйте.

— Вот вы затронули тему по поводу прививок, от которых умирают дети. И почему получается, что со школы дают такие расписки, где пишут: уважаемые родители, просьба дать письменный ответ по поводу вашего согласия, указывать: возражаю, не возражаю на проведение прививок Манту, согласно календарному плану.

И пишут дальше: ставим вас в известность, что невакцинированный ребенок не имеет права посещать организованный коллектив, согласно приказу МЗУ №48 о порядке проведения проф.прививок в Украине и закона Украины о защите населения от инфекционных болезней. Там подпись идет: врач, медсестра, дата, и много-много восклицательных знаков, после чего: в случае отказа прийти в школу для написания письменного заявления.

Как же быть с нашими детьми, вроде бы мы имеем право отказаться, и тут же ставят нас в рамки, что мы не имеем права. Прошу вас ответить на этот вопрос.

Наступила пора отделить школу от этого государства

43:11 Знаете, у нас по закону церковь отделена от государства. Вы не думайте, что я сошел с ума, я расслышал ваш вопрос и понял его. Я считаю, что давно наступила пора отделить школу от государства, в прямом, а не в переносном смысле. Вот отделить напрочь, забрать у государства любую возможность воздействовать на школу. У этого государства, я имею в виду.

Тогда государство не будет калечить наших детей ни своими идиотскими программами, которые они там придумывают, ни своими постоянными экспериментами в области педагогики, ни в том числе, то, о чем вы говорите, ни своими экспериментами над детьми, над людьми в области этой, назовем ее так, профилактической медицины.

Бумажку, которую вам прислали, вот вы сказали, подписали врач и медсестра. Понятно, кто же там еще подпишет в школе такую бумажку. Но дело в том, что если не дай бог, не дай бог, случится что-то, что случилось там в Краматорске, еще были случаи, когда ребенок умер, то ни врач, ни медсестра, естественно, отвечать не будут за это.

Потому что окажется, что вот эту ампулу, эту вакцину купил какой-то проходимец, где-то там в Непале, в Индии, еще где-нибудь, а сделали ее вообще там на каких-то задворках — черт его — подпольных, и вообще это не вакцина, и вообще неизвестно что.

И будут разбираться, кто на каком уровне это купил, закупил, привез, доставил, кто там даты годности переставлял. Только родителям, ребенку, который погибнет, родным, легче от этого не будет.

Вот действительно, как быть? Люди знают, это широко рассказано, что эти прививки, так случилось, медицина — небезопасна. Это парадоксальное заявление, вот сейчас сказал и сам понимаю, что это как-то противоречит само себе, парадоксально. И тем не менее, небезопасна эта медицина.

От папы и мамы требуют согласие или не согласие, вы там поставьте птичку. Ну если согласны, то все в порядке. Если с ребенком что-то случилось, вообще никто за него не отвечает. Вы же согласились, вот-вот, у вас был выбор, вы выбрали. Так что можете идти со своими бедами.

А если не согласен, я просто не знаю, я не знаком со всеми там нормативными актами в этом, там «ребенок не может посещать» — это слова, пусть они напишут, что он подлежит отчислению, что для него не будет существовать обязательная норма закона о всеобщем среднем образовании.

Пусть они так напишут, что этот ребенок не имеет права на получение образования. Ну вы же понимаете, что это идиотизм. А может быть есть смысл тогда сколачивать классы из отказников, детей-отказников, может так? Ведь речь-то действительно идет не о чем-нибудь, а о здоровье ребенка, который еще растет, и что вырастет, если его покалечат, или не дай бог, если убьют, так уже ничего не вырастет.

То, что происходит – это мутация медицины и политологии

47:14 На сайте «Обозреватель» один из читателей дал такое свое мнение. «То, что происходит, — это мутация медицины и политологии, наше украинское ноу-хау. Здесь мы уже впереди всех. В прошлом году на Украине от пневмонии умерло около шести», — ну мы читали, более пяти тысяч человек, то есть тот, который пишет, он понимает, о чем он говорит.

«В среднем за 12 месяцев это составило 500 смертей в месяц, и никто не объявлял чрезвычайного положения, не собирал совет национальной безопасности и обороны, не заставлял носить маски, в аптеках лекарства не кончались, очередей не было, политики не давали врачам советов, а средства массовой информации не вели скрупулезный учет смертей».

И он пишет: «политические эпидемиологи за работой». Да, именно так. Понадобилось, помните были разговоры о том, что выборы будут самые грязные. Так вот, [ничего нет] грязнее, чем зарабатывание баллов на болезнях, смертях, эпидемиях и на якобы борьбе с этим.

Помните, вся страна хохотала, как один известнейший пчеловод в белой рубашке тушил пожар в Крыму?

И толкал чем-то там, ну не паровоз правда, а ЗИЛ-131 вручную. Нет, ЗИЛ-131 это марка, а толкал он не один, а вместе с тогдашним министром по чрезвычайным ситуациям Нестором Ивановичем Шуфричем. Он толкал, ну эту машину можно толкать вдесятером, все равно же не толкнешь. Но он работал, вiн працював.

Сегодня продолжается вот это… И его немедленно тут же снимали. То есть оператор вместо того, чтобы бросить камеру и прийти на помощь, он снимал момент толкания. Никто ничего не вытолкал, только мешали пожарникам. Так и здесь, вся эта свистопляска только помешает медикам нормально, в нормальном режиме работать. Вот и все.

Идет политическая борьба, и боюсь, что в этой борьбе кто-нибудь поставил задачу достичь какого-то там рекордного уровня смертей. Я готов поверить и в такие чудовищные замыслы, потому что у меня по отношению к нашему руководству нет ни грамма уважения.

Ни грамма мысли о том, что первое, о чем они думают, это народ. Нет у меня таких [мыслей], не подозреваю я их в этом. Поэтому повторюсь, не удивился бы, если вдруг оказалось, что кому-то выгодно как можно большее количество смертей. Тогда можно и чрезвычайку какую-то там объявлять, еще что-то. Вода будет совсем мутная, можно рыбку ловить в ней.

Ну, это что касается медицинской темы, и еще одно такое не совсем как бы медицинское, хотя тоже чего там.

О нападениях на журналистов

50:41 Помните, наверное, как бандиты напали на нашу группу телевизионную, нашего телеканала АТВ, нашему оператору Диме Докунову покалечили руку, сейчас он второй раз вынужден в больнице лежать. Вторая операция. Ударили девочку, журналистку. Такие… Комитет обороны Гурвица, они воевали там. Поднялся большой шум, сильный шум, до больших высот долезло. Генеральная прокуратура, Верховная рада, международные организации.

В общем милиция сработала в данной ситуации, как я говорил, очень и очень даже хорошо и правильно. И милиция нашла тех, которые это сделали. И учитывая, что речь идет не о — просто кто-то подрался, кто-то кому-то там в нос заехал, нет, здесь нож. То есть вооруженный человек совершает это преступление, он брал, он шел с ножом, значит он собирался его применить, он его применил. Милиционеры задержали. Это милиционеры.

Дело о нападении на журналистов направлено на повторное рассмотрение

51:58 Агентство «Мiсто Одеса.ua» за сегодняшнее число. «Одесский апелляционный суд отменил решение Приморского районного суда о заключении под стражу подозреваемых в нападении на журналистов АТВ. По словам сотрудницы сектора по связям с общественностью Одесского городского управления внутренних дел Татьяны Хмельницкой, подозреваемые отпущены под подписку о невыезде, дело направлено на повторное рассмотрение».

Я не хочу сейчас ничего, никаких там гневных филиппик говорить в адрес суда, судей, которые приняли такое решение. Я готов допустить, что им пока не хватает каких-то там данных, каких-то доказательств, чтобы однозначно вынести вердикт, что да, этих людей надо задержать сегодня, надо изолировать сегодня от общества.

И тем не менее я не могу вот этого принять, не могу. Они опознаны, эти ребята, я правда не знаю, кто из них в чем сознавался, не сознавался. Но со времени, когда прошло, можно было уже набрать и доказательств.

Мне бы очень хотелось, чтобы и милиция, которая продолжает расследование, сработала и дальше так, как работала над этим делом. Мне бы очень хотелось, чтобы и суд оценил действия тех, кто нападал, — если будет установлено, что это действительно они, — так, чтобы люди достаточно долгое время, нормальные, могли ходить по городу, не опасаясь, что вооруженный ножом бандит придет на политическую сходку и будет ножом размахивать и убивать своих, резать своих противников или противников своих хозяев.

Хотя, честно говоря, хотелось бы, чтобы нам сообщили фамилии, имена, кто эти ребята, кто у них папы, откуда они вообще, одесситы они, не одесситы, это же не должно быть государственной тайной. Тем более, что они ходят сейчас по улицам. Я, честно говоря, хотел бы знать, кто они такие.

Ну, может на другую сторону перейду при встрече, а может, наоборот, подойду поближе, как карта ляжет.

Дом Руссова, погибший при Гурвице

54:26 Ну, если мы уже прочитали с вами из одного сайта одесского, то теперь сообщение с «сайта Одессы», официальный сайт Одессы. Все знают, сгорел дом Руссова, сгорел. Его так долго старались завалить, а он стоял, что решили его сжечь и сожгли по пути к будущей реставрации.

За два дня до поджога Гурвиц сказал: если дом пропадет, это будет преступление. Преступление совершилось. Заявления Гурвица о том, что так как преступление совершилось, а он хозяин, начальник над городом, то он в связи с этим преступлением увольняется, у нас нет.

Зато у нас есть другое. «Управление по вопросам охраны объектов культурного наследия Одесского горсовета сообщает реквизиты счетов для сбора средств на проведение мероприятий по сохранению здания памятника архитектуры и градостроительства местного назначения “Дом Руссова”».

Вообще-то, он в государственном реестре Украины архитектурных памятников, включен этот дом. То есть город, городская власть после того, что она сделала, допустила, — дом этот стоял, разрушался, — они торговали: то этот инвестор, то этот, то тот, которому они его отдали, то этот, то еще какой-то. В итоге все, дом сгорел.

Теперь они говорят: слушайте, слушайте, ребята, а давайте мы с шапкой пойдем, пусть одесситы его восстанавливают. И вот реквизиты там, даются валютные счета, номера их, невалютные и так далее.

Я готов дать деньги, я больше одессит, чем Гурвиц, я готов дать деньги на табличку с надписью: «Здесь», — вот там ее укрепить, — «здесь стоял дом Руссова, построенный в 1897-1898 годах, переживший гражданскую войну, интервенцию, погромы, голоды, революцию, отечественную войну, оккупацию и погибший при Гурвице».

Вот на такую табличку я денег дам, а дом мы восстановим без Гурвица. Вот не надо этого лживого участия. Сначала довел до этого, а теперь пытается собрать деньги.

Сначала заморозил детей в родильных домах, а потом выдает справочку: рекомендую не переохлаждаться.

Все, что вы слышали сегодня, это была правда.

До встречи!

Словарь когнитивных войн
Телеграм-канал Семена Уралова
КВойны и весь архив Уралова
Бот-измеритель КВойны
Правда Григория Кваснюка

Was this helpful?

5 / 0

Добавить комментарий 0

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *